Компенсация морального вреда реабилитированным

Самое главное по теме: "Компенсация морального вреда реабилитированным" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Судебная практика рассмотрения дел о компенсации морального вреда при реабилитации (по материалам апелляционной инстанции)

Судебная практика рассмотрения дел
о компенсации морального вреда при реабилитации (по материалам апелляционной инстанции)

В 2013 и 2014 годах городскими (районными) судами города Твери и Тверской области рассмотрено 53 гражданских дела о компенсации морального вреда при реабилитации, из них в 2013 году — 28 дел, в 2014 году — 25 дел. Из указанного количества гражданских дел по спорам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности — 7 дел, по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием — 45 дел, по искам о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности — 1 дело.

В 2013-2014 годах судебной коллегий по гражданским делам Тверского областного суда проверено 39 решений, постановленных по делам вышеназванных категорий (в 2013 году — 14 дел, в 2014 году — 25 дел), из них: 25 решений по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности оставлены без изменений; 3 решения по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности отменены, в удовлетворении заявленных требований отказано; 1 решение по иску о компенсации имущественного вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности отменено, производство по делу прекращено; 9 решений изменены, уменьшен размер присужденной компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности исходя из правоприменительной практики и практики Европейского суда по правам человека.

Минимальный размер заявленных требований за 2 анализируемых периода составил 20 000 рублей, максимальный размер 15 миллионов рублей, минимально присужденный размер компенсации составил 1 000 рублей (без учета отказных решений), максимальный судом первой инстанции — 2 000 000 рублей, в суде апелляционной инстанции максимальный размер составил 1 000 000 рублей.

Из 39 истцов 5 являлись сотрудниками правоохранительных органов (12,8 %).

В отношении 24 заявителей избиралась мера пресечения: в отношении 17 заявителей в виде содержания под стражей (43,5 %), в отношении 7 в виде подписки о невыезде (17,9 %).

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности у судов возникали вопросы по определению размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию по вышеуказанной категории дел; примерных критериев его определения.

Тем не менее, разрешая споры данной категории, суды в большинстве случаев правильно определяли юридически значимые обстоятельства и применяли закон, регулирующий спорные отношения, правильно применяли нормы материального и процессуального права.

1. Статья 8 Всеобщей декларации прав человека, принятой и провозглашенной резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года, согласно которой каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

2. Статья 53 Конституции РФ в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Указывали, что в развитие указанных положений международного правового акта и конституционной нормы действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает в отношении конкретных лиц, подвергнутых незаконному уголовному преследованию, и при наличии указанных в законе оснований применение мер реабилитации.

Право на реабилитацию, закрепленное в статье 133 УПК РФ, включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу статей 133-139, 397, 399 УПК РФ, право на компенсацию имущественного вреда, морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований: вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого и обвиняемого — прекращение уголовного преследования.

Суды отмечали, что в ходе рассмотрения споров о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, на истце не лежит обязанность по доказыванию неправомерности действий должностных лиц, или органов государственной власти, осуществивших уголовное преследование, ему надлежит лишь доказать факт прекращения уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

При установлении таких обстоятельств судебная коллегия отклоняла довод апелляционных жалоб представителя Министерства финансов РФ об отсутствии оснований для компенсации морального вреда, указывавшего на недоказанность его причинения и соглашалась с выводом суда первой инстанции об обоснованности заявленных истцом требований о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования.

При рассмотрении рассматриваемой категории дел суды также руководствовались следующими нормами гражданского законодательства:

1. статья 151 ГК РФ, согласно которой, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

2. статья 1100 ГК РФ, предусматривающая, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Суды руководствовались разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», согласно которому под моральным вредом понимаются нравственные и физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений порочащих деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика, суды руководствовались статьями 1070-1071 ГК РФ о деликтной ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц и статьей 1101 ГК РФ, указывая, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также с учетом требований разумности и справедливости.

Читайте так же:  Когда начинается комендантский час зимой

С учетом указанных принципов судебная коллегия оценивала доводы апелляционных жалоб о несогласии с уменьшением судом первой инстанции размера компенсации морального вреда, также учитывалась практика Европейского Суда по правам человека.

Суды также руководствовались следующими положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»:

— согласно пункту 1 Постановления Пленума под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (пункт 34 статьи 5 УПК РФ);

— в соответствии с п. 2, 9 указанного Постановления Пленума с учетом положений части 2 статьи 133 и части 2 статьи 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в частью 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию относятся подсудимые, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является вынесенное постановление о прекращении уголовного дела. При этом отсутствие в постановлении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации;

— согласно пункту 21 названного Постановления Пленума при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.

Источник: http://base.garant.ru/16379010/

Возмещение имущественного вреда реабилитированному

Возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя восполнение:

  • 1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;
  • 2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;
  • 3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;
  • 4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;
  • 5) иных расходов (ч. 1 ст. 135 УПК). К иным расходам могут быть отнесены суммы, взысканные с незаконно осужденного по гражданскому иску, расходы по оплате проезда в связи с вызовом лица в органы предварительного расследования или суд и др.

Реабилитированный или его законный представитель (ч. 3 ст. 135 УПК) вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по месту жительства реабилитированного, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Обращаться следует в течение сроков исковой давности, установленных ГК (ст. 196), со дня получения копии документов, указанных в ч. 1 ст. 134 УПК, и извещения о порядке возмещения вреда.

Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор, либо в суд по месту жительства реабилитированного. Судья не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат для возмещения этого вреда. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Имущественный вред гражданину возмещается за счет казны Российской Федерации. При определении суммы компенсации имущественного вреда применяется правило, установленное ст. 393 ГК: размер вреда определяется по ценам, существующим на момент его возмещения. Выплаты реабилитированному за причиненный ему вред не подлежат налогообложению и производятся с учетом инфляции.

Возмещение морального вреда

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Формы возмещения морального вреда:

  • • официальное извинение прокурора за причиненный реабилитированному вред;
  • • денежная компенсация морального вреда;
  • • сообщение о реабилитации в средствах массовой информации, по месту работы, учебы или жительства.

Основное значение первой формы возмещения морального вреда — это официальное признание государством ошибки, допущенной органами предварительного расследования и судом, связанной с уголовным преследованием лица, не причастного к совершению преступления. Извинение может приноситься как в устной, так и в письменной форме. Если реабилитированному недостаточно извинения прокурора либо если он считает необходимым компенсировать свои нравственные страдания в денежном эквиваленте, то соответствующий иск может быть заявлен лишь в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1100 ГК).

При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному учитывается степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями липа, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»).

Читайте так же:  Признание бабушки недееспособной

Если в печати публиковались сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных незаконных действиях, или они были распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации.

Аналогичным образом соответствующие сведения могут быть направлены по месту работы реабилитированного, месту его учебы или жительства. При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения вреда имущественного.

Восстановление иных прав реабилитированного

Восстановление иных прав реабилитированного предполагает компенсацию любых негативных последствий уголовного преследования, устранение которых не связано с возмещением имущественного или морального вреда.

К иным правам реабилитированного можно отнести, например, трудовые, пенсионные, жилищные права, специальные, воинские и почетные звания, классные чины, а также государственные награды и др. Восстановление указанных прав осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК. Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Следует отдельно оговорить также возможность возмещения вреда юридическим лицам. В случае причинения им какого-либо ущерба в результате незаконных действий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания он должен быть возмещен государством в полном объеме в порядке, аналогичном предусмотренному для физических лиц (ст. 139 УПК).

Источник: http://studme.org/35284/pravo/vozmeschenie_imuschestvennogo_vreda_reabilitirovannomu

Руслан Закалюжный → Компенсация морального вреда жертвам политических репрессий

Можно ли говорить об однозначности в правовом регулировании вопроса компенсации морального вреда реабилитированным жертвам политических репрессий? Решен ли этот вопрос законодательно или остается на усмотрение того или иного суда по каждому конкретному делу?

Правовое регулирование вопроса компенсации морального вреда реабилитированным жертвам политических репрессий

Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в отношении него в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Толкование приведенной нормы права дано в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10 (в редакции от 06.02.2007 г.) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»: «Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случая, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда».

В силу ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального вреда определяется правилами, предусмотренными ст.1100, 1101, 151 ГК РФ.

Так, на основании ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Между тем, возложение обязанности возместить моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, стало возможным лишь с введением в действие с 3 августа 1992 г. на территории Российской Федерации сначала Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., не применявшихся к тем правоотношениям, которые возникли до введения названных Основ в действие, а впоследствии — с принятием частей первой и второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как следует из ст. 5 федерального закона от 26.01.1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения её в действие, то есть с 1 марта 1996 г.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 г., часть вторая Кодекса применяется к тем права и обязанностям, которые возникнут после введения её в действие.

Из пункта 1 статьи 4 ГК РФ следует, что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, а действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

В соответствии со ст. 12 закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса» действие ст. 1070 ГК РФ распространяется на случаи, когда применение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался не возмещенным.

Правила, содержащиеся в указанной статье, не применяются к возмещению вреда жертвам политических репрессий. Вред в этих случаях возмещается на основании закона РСФСР от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий», однако возмещение компенсации причиненного морального вреда данным законом не предусмотрено.

Читайте так же:  Индексация судебных расходов

В соответствии с п. 6 упомянутого постановления Пленума ВС РФ, «если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные и физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен, и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действующим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы». И только в случае, когда противоправные действия начались до введения в действие закона, устанавливающего ответственность, и продолжаются после вступления данного закона в действие, моральный вред подлежит компенсации.

В указанные периоды времени законодательство не предусматривало возможность возмещения компенсации морального вреда, причиненного действиями государства.

Многие из вышеизложенных доводов в той или иной мере используются судами для мотивировки отказа в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда реабилитированным жертвам политических репрессий.

При этом суды также опираются на неоднозначные, по моему мнению, определения Конституционного суда Российской Федерации от 15.05.2007 № 383-О-П, от 01.12.2005 № 462-О, от 27.12.2005 №527-О, от 17.10.2006 № 397-О, которые по своей сути очевидно стоят на страже сохранения излишних трат бюджета, а не принципов справедливости и законности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Тем не менее, в Постановлении № 6-П от 23 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» (в редакции от 3 сентября 1993 года) Конституционный Суд Российской Федерации, определяя статус реабилитированного лица и объем предусмотренных компенсаций, указал, что эти компенсации должны отвечать целям Закона, определенным в его преамбуле (реабилитация всех жертв политических репрессий, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба).

Как мы знаем, в дальнейшем такое толкование было «забыто», да и сам закон о реабилитации претерпел существенные изменения, причем не в пользу реабилитированных жертв политических репрессий.

Закон о реабилитации

С 1 января 2005 года упоминание о компенсации морального ущерба было исключено из закона.

Получается, что исключение упоминания о моральном вреде из текста преамбулы свидетельствует о том, что государство больше не признает факта причинения жертвам политических репрессий физических и нравственных страданий незаконными репрессиями. Это обстоятельство не может быть воспринято обществом иначе как кощунство, унизительное не только для жертв репрессий, но и для всех тех граждан России, в которых сохраняется память о чудовищных беззакониях тоталитарного коммунистического режима и его жертвах.

В этой связи вызывает уважение особое мнение судьи Конституционного суда Российской Федерации А. Кононова по Определению Конституционного суда Российской Федерации от 01.12.2005 № 462-О: «Как показала практика применения данного Закона в прежней редакции, на фоне весьма ограниченных денежных компенсаций за незаконный арест или утрату имущества льготы, предоставлявшиеся репрессированным как восполнение общего объема компенсации ущерба, для этой категории лиц были существенно значимы. Их ликвидация резко снижает ценность самой идеи Закона, выхолащивает его смысл и обедняет цели, разрушает нормативное единство регулирования, уменьшает правовую силу Закона как специального, имевшего правовое преимущество перед общими нормами. Оспариваемые заявителем нормы, по сути, исключили льготы реабилитируемым из механизма компенсации и в этом смысле уравняли жертв политических репрессий с иными лицами, которым требуется социальная поддержка на общих основаниях, но жизненная ситуация которых не сравнима, однако, с последствиями массового государственного террора и не связана с виной самого государства. Исключение гарантированности компенсации морального ущерба из преамбулы Закона в этом контексте выглядит как отказ от правовой и моральной обязанности государства».

Таким образом, в настоящее время законодательство и судебная практика трансформировались так, что не позволяют реабилитированному получить в российском суде компенсацию за моральный вред.

В связи с этим назрела необходимость коренным образом переработать закон «О реабилитации жертв политических репрессий» и включить в него методику расчета физического и морального вреда, который был причинен репрессированным гражданам с учетом зарубежного опыта в этой области (например, законодательства Германии и Австрии).

В ближайшей перспективе, к сожалению, таких изменений не предвидится, поэтому граждане в массовом порядке обращаются в суды с требованиями о компенсации морального вреда реабилитированным жертвам политических репрессий. Получают отказ и подают жалобы в Европейский суд по правам человека — последнюю надежду в поисках справедливости в этом вопросе.

Возможность обжалования в ЕСПЧ

По моему мнению, есть достаточные основания для удовлетворения таких жалоб.

Вот некоторые доводы для обращения с жалобой в ЕСПЧ.

• «Заявитель, реабилитированный как жертва советских политических репрессий, подпадает под действие статей 52 и 53 Конституции РФ и соответствующих положений закона «О реабилитации жертв политических репрессий» и является кредитором в имущественном, носящем экономический характер публично-правовом обязательстве по возмещению причиненных ему незаконным привлечением к уголовной ответственности и лишением свободы физических и нравственных страданий. Иными словами, он располагает собственностью в виде правомерного ожидания возмещения причиненного ему морального вреда.

• в связи с тем, что закон о реабилитации и статьи 52 и 53 Конституции РФ образуют единственное правовое основание для правомерного ожидания Заявителя возмещения ему ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности и лишением свободы, формы компенсации, предусмотренные законом о реабилитации, являются единственными доступными Заявителю.

• не существует каких-либо расчетов, произведенных государством, которые демонстрировали бы, что оно не в состоянии выплатить справедливую компенсацию тому небольшому (по естественным причинам) числу жертв советских политических репрессий, которые остались в живых.

• право собственности Заявителя стало нарушаться в тот момент, когда предусмотренное законодательством ограничение размера компенсации причиненного ему морального вреда стало очевидно несправедливым, что напрямую связано с улучшением экономической ситуации в РФ, имевшим место в последнее время.

Читайте так же:  Сторона не исполняет мировое соглашение

• единственным внутригосударственным средством исправления изложенного в настоящей Жалобе нарушения права на уважение собственности Заявителя является изменение российского законодательства о компенсации морального вреда реабилитированным лицам, являющимся жертвами политических репрессий, к которому Заявитель непосредственно прибегнуть не может».

И если обобщить, то предмет жалобы может выглядеть так: Заявитель, являясь лицом, призанным жертвой советских политических репрессий и реабилитированным в установленном российским законодательством порядке, считает, что в отношении него была нарушена статья 1 Протокола № 1 к Конвенции, поскольку у него имеется собственность в виде основанного на законе «О реабилитации жертв политических репрессий» и Конституции РФ правомерного ожидания возмещения ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями, связанными с незаконным привлечением его к уголовной ответственности и лишением свободы, в право на уважение которой было осуществлено вмешательство путем законодательного ограничения размера полагающейся ему в связи с этим компенсации, которая не соответствует причиненному ему моральному вреду, чем нарушается баланс между интересами общества и правом на уважение собственности Заявителя.

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/3163.html

Проблемы компенсации морального вреда

Дата публикации: 08.07.2019 2019-07-08

Статья просмотрена: 291 раз

Библиографическое описание:

Ванюшина А. А. Проблемы компенсации морального вреда // Молодой ученый. — 2019. — №27. — С. 177-180. — URL https://moluch.ru/archive/265/61369/ (дата обращения: 07.02.2020).

В данной статье анализируется судебная практика по делам о компенсации морального вреда, проблемы компенсации морального вреда, рассматривается понятие «презюмируемый моральный вред».

Ключевые слова: моральный вред, размер компенсации, минимальный размер компенсации.

В современном мире социальные взаимоотношения многообразны, динамичны, и круг вступающих в них субъектов велик, в связи, с чем возрастает вероятность того, что человек может быть подвержен влиянию неблагоприятного эмоционального воздействия со стороны окружающих на протяжении всей жизни. Никто не застрахован от незаконного увольнения, врачебной ошибки, распространения сведений, которые могут опорочить честь, достоинство, деловую репутацию. Данные жизненные обстоятельства могут нанести удар по психическому равновесию человека, и, как следствие, привести к разрушению личности.

Действующее гражданское законодательство Российской Федерации защищает нематериальные блага, принадлежащие гражданину. Одним из институтов подобной защиты выступает институт компенсации морального вреда.

Институт возмещения (компенсации) морального вреда в российском гражданском праве существует уже не один десяток лет. Гражданский кодекс Российской Федерации отводит особое место компенсации морального вреда в ряду способов защиты гражданских прав.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и другие. [1]

К сожалению, в настоящее время в России не существует какой-либо нормативно утверждённой (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно ст. 1100 ГК РФ, в которой предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется вне зависимости от вины причинителя вреда в следующих случаях:

– вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

– вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу либо подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

– вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. [2]

На первый взгляд, законодательство даёт судам достаточно критериев для определения справедливой компенсации морального вреда. Однако они прописаны нечётко, отсутствует метод оценки критериев и нет никаких законодательно установленных указаний на зависимость размера компенсации от критериев.

Таким образом, суды оказываются в затруднительном положении: им приходится ориентироваться исключительно на собственную субъективную оценку обстоятельств дела. В результате, поскольку принцип независимости судей предполагает их право на собственное мнение в толковании правовых норм и оценке обстоятельств дел, данная неопределенная норма открывает простор для неравномерной практики назначения денежных компенсаций морального вреда, а также для правовой неопределенности.

Как следует из анализа судебной практики, величины компенсаций за причинённый моральный вред довольно значительно отличаются в зависимости от конкретного случая. При этом зачастую, при схожих обстоятельствах присуждённые суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, упомянутым в Гражданском кодексе Российской Федерации.

В качестве примера можно привести следующее гражданское дело: «Истец обратилась в суд с иском к ответчику о возмещении компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей. В обоснование своих требований указала, что ответчик, управляя автомашиной нарушил п. 14.1 ПДД РФ совершил наезд на нее, переходившую проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу. В результате данного ДТП она получила телесные повреждения, повлекшие причинение средней тяжести вреда здоровью по признаку длительного расстройства. В течение 3-х месяцев она не могла, как раньше ходить на работу, ездить с семьей на отдых, заниматься детьми, хозяйством, она не могла даже сходить в магазин, из дома практически не выходила. [3]

Так, Решением Кулебакского городского суда Нижегородской области было постановлено: «Исковые требования удовлетворить частично. Взыскать с ответчика в пользу истица в счет возмещения компенсации морального вреда 70 000 (семьдесят тысяч) рублей 00 копеек». Нижегородским областным судом данное решение было оставлено без изменений.

Следующем примером является гражданское дело с аналогичными обстоятельствами, при которых истцу в результате действий ответчика были причинены телесные повреждения, относящиеся к категории вреда здоровью средней тяжести; продолжительное время она была нетрудоспособной; ею были понесены расходы на приобретение лекарств, вспомогательные средства, услуги фитнес-центра; В связи с этим истец просила суд взыскать с ответчика компенсации морального вреда 500000 рублей.

Читайте так же:  Инструкция судебной экспертизы

Решением Останкинского районного суда г. Москвы от 20 февраля 2018 г., иск удовлетворен частично, с ответчика взыскано 300000 рублей в счет компенсации морального вреда. [4]

Приведенные выдержки из судебных решений о взыскании компенсации морального вреда, возникшего в результате причинения вреда здоровью в результате ДТП показывают, что суммы по аналогичным делам могут разниться в десятки или сотни тысяч рублей, ведь их определение всегда зависит от субъективного взгляда судьи на спор.

Подобной практики снижения размера компенсации морального вреда придерживаются суды и других федеральных округов России, в том числе, Северо-Западного, Уральского, Южного, Дальневосточного федеральных округов. Снижение размера компенсации морального вреда прослеживается и по таким категориям дел как: трудовые споры, по делам, связанным с содержанием под стражей, при рассмотрении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Проанализировав судебные решения, можно сделать вывод о том, что существенный разрыв в суммах компенсации показывает, что отсутствует сформировавшаяся судебная практика по шкале присуждаемого морального вреда.

В результате в Российской Федерации складывается непрозрачная, неопределенная область правоприменения, входящая в конфликт с частью 1 статьи 19 Конституции РФ, устанавливающей равенство всех перед законом и судом. В равной степени возникает проблема соблюдения принципа соразмерности — одного из ключевых конституционных принципов правоприменения.

Таким образом, исходя из вышеизложенного можно выделить следующие проблемы:

– Во-первых, отсутствуют критерии понятия физических и нравственных страданий, а также их перечня критериев степени и характера.

– Во-вторых, на практике судов Российской Федерации отсутствует единая система определения компенсации морального вреда, следовательно, возникают трудности при определении размера данной компенсации;

– В-третьих, это обилие норм, регулирующих данные отношения. Такой разброс по различным нормативно-правовым актам способствует коллизиям в правоприменительной деятельности;

– В-четвертых, несовершенное законодательство, которое регулирует вопросы возмещения морального вреда, создает некоторые проблемы, взаимодействуя с нормами других отраслей права;

Таким образом, в целях совершенствования правового регулирования компенсации морального вреда необходимо следующее:

  1. Установить минимальный размер компенсации за моральный вред, соответственно необходимо внести соответствующее изменение в ст. 1101 ГК РФ.

Установить минимальный размер компенсации морального вреда, конечно же, непросто. Это напрямую зависит и от категории дела, и от различных его обстоятельств.

Стоит отметить, что будет правильным установление в законе минимального размера компенсации за неимущественный вред, связанного с кратным (к примеру, трех-, четырех- или более) размером минимальной заработной платы. При этом минимальный размер компенсации должен быть обязательным для суда, а не для потерпевшего. То есть, если потерпевший заявит размер компенсации менее установленного, суд должен удовлетворить требование потерпевшего согласно поданному иску. В случае если истец указывает в исковом заявлении размер компенсации, который превышает минимальную сумму, то суд был бы не вправе снизить размер ниже установленной в законе величины. Соответственно необходимо внести соответствующие поправки в ст. 1101 ГК РФ. [5, с.240–244]

Размеры морального вреда, установленные в МРОТ, позволят учитывать уровень инфляции при окончательном определении размера компенсации морального вреда

Альтернативным вариантом разрешения ситуации может стать формирование высшими судебными органами критериев и ориентиров, на которые смогут опираться суды при принятии решений, а также все остальные участники процесса при ведении дела. Одним из ориентиров может стать практика Европейского Суда по правам человека при взыскании компенсационных выплат по схожим категориям дел. В настоящее время есть все основания для формирования такой практики в российских судах. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» однозначно и недвусмысленно указано на необходимость ориентироваться на практику ЕСПЧ, в том числе и при определении размера компенсации морального вреда.

Также размер компенсации должен быть установлен с принципами разумности и справедливости, позволяющими, с одной стороны, максимально возместить причиненный моральный вред, с другой — не допустить неосновательного обогащения потерпевшего.

  1. Создать тарифную сетку по компенсации морального вреда в зависимости от стабильных показателей, таких как тяжесть, характер, продолжительность и т. д. Необходимо установить базовые ставки и коэффициенты при помощи, которых любой бы мог произвести примерный расчёт денежного размера компенсации морального вреда. Суду бы надлежало лишь корректировать размер компенсации в зависимости от индивидуальных особенностей потерпевшего, имущественного положения причинителя вреда и иных нестабильных факторов.
  2. Предусмотреть законодательно не только денежные выплаты, но и другие виды компенсаций в виде неденежной материальной формы — по желанию потерпевшего ему может быть оказана услуга либо передана какая-либо вещь;

Основываясь на факте, того, что моральный вред затрагивает социально-психологическую сферу лица и далеко не всегда может быть компенсирован денежной суммой, полагаем целесообразным дополнить п.1 ст. 1101 ГК РФ иными формами компенсации и изложить его в следующей редакции: «Компенсация морального вреда осуществляется как в материальной, в том числе денежной, так и в нематериальной форме. Материальные формы компенсации могут быть осуществлены путем получения денежной суммы или, по выбору потерпевшего, определенного имущества, конкретной вещи. Компенсация в нематериальной форме осуществляется путем публичного (в присутствии третьих лиц или средствах массовой информации, в том числе Интернет) и личного (в отсутствии посторонних лиц) извинения, либо передачей определенных прав, а также предоставлением определенной потерпевшим услуги».

  1. Законодательно закрепить принцип презумпции морального вреда, так как он обеспечивает реальную защиту нематериальных прав граждан и юридически упрощает и одновременно упорядочивает процесс судебного доказывания. Для положительного решения суда о компенсации морального вреда следует признать достаточным, если истец представил в судебное заседание доказательства, подтверждающие факт неправомерного поведения ответчика, и если ответчик не докажет обратного или отсутствия претерпевания истцом нравственных или физических страданий, составляющих содержание морального вреда.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://moluch.ru/archive/265/61369/

Компенсация морального вреда реабилитированным
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here