Компенсация морального вреда в сша

Самое главное по теме: "Компенсация морального вреда в сша" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Моральный вред в международной практике.

Зарубежными государствами накоп­лена богатая практика применения института компенсации морального вреда в сравнении с Республикой Беларусь. Это связано с тем, что отсутствие рыночных механизмов в советский период не позволяло широко использовать такой способ защиты гражданских прав на нашей территории. Понятие «моральный вред» в белорусском законодательстве соответствует ана­логичным правовым институтам в иностранном законодательстве, однако подобная терминоло­гия нигде более не применяется. Употребление слова «моральный» в обозначении рассматривае­мого правового института достаточно одиозно и с позиций белорусского гражданского законода­тельства. Вместе с тем вопрос, касающийся тер­минологии, и в иностранном праве нельзя считать окончательно устоявшимся, чему в немалой сте­пени способствует казуистичность прецедентно­го права. В ряде стран вместо термина «мо­ральный вред» используется термин «психический вред».

Наиболее активно компенсация морального вреда использовалась в странах англосаксонской (прецедентной) сис­темы права, таких как Англия, США и ряд других государств (в основном — бывших англий­ских колониях). Поскольку Англия являлась крупнейшей колониальной державой, принципы англосаксонской правовой системы господству­ют во многих государствах.

Вариации определений психического вреда в праве Англии и США многочисленны — «psycho­logical injury» (психический вред), «psychiatric inju­ry» (психиатрический вред), «nervous shock» (нерв­ный шок, нервное потрясение), «ordinary shock» (обыкновенный шок, обыкновенное потрясение). Это обилие применяемой терминологии отража­ет не только и не столько различные доктринальные подходы к институту компенсации психичес­кого вреда, но, прежде всего, иное, по сравнению с белорусским законодательством, правовое регу­лирование обязательств из причинения вреда. Рассматриваемое иностранное законодательство устанавливает существенно различающиеся ос­нования ответственности в зависимости от вида вины причинителя вреда. Дифференцируется сама правовая цель возмещения причиненного вреда: компенсационный характер в случае при­чинения вреда по неосторожности и компенсаци­онно-штрафной — в случае умышленного причи­нения вреда.

Условиями ответственности за неосторожное причинение вреда являются: наличие у причинителя вреда обязанности соблюдения необходимой осторожности по отношению к потерпевшему; нарушение причинителем вреда этой обязаннос­ти; причинение потерпевшему вреда в результате такого нарушения.

Английские суды уделяют большое внимание разграничению фактической и правовой причин­ной связи, применяя принцип, в соответствии с которым пра­вонарушитель не отвечает за вред, который не мог быть предвидим, но это не означает, что он отвечает за любой вред, который разумный чело­век мог предвидеть. То есть предвидимость явля­ется необходимым условием ответственности за причинение вреда, но этого недостаточно для на­ступления ответственности, если вред был слиш­ком отдаленным.

Вопрос о компенсации психического вреда ча­сто возникает при предъявлении исков в связи с ненадлежащим качеством медицинских или юри­дических услуг. Так, в одном случае истица пору­чила адвокату начать судебный процесс против ответчика, чтобы воспрепятствовать ему досаж­дать ей. В результате небрежности адвоката су­дебное производство оказалось неэффективным. Истица взыскала с адвоката компенсацию за бес­покойство, волнение и раздражение. В другом случае истица взыскала с адвокатов компенсацию в размере £5000 за психическое расстройство, вы­званное тем, что адвокаты в результате допущен­ной ошибки не обеспечили выдворение ее мужа из бывшего семейного дома и дали ей неправиль­ныйфинансовый совет. Адвокаты не смогли раз­решить семейные конфликты, хотя имели письмо от врача клиентки, в котором отмечалось, что онастрадает заболеванием в виде депрессии, и врачне сомневается, что еесостояние вызвано ситуацией в семье.

Интерес представляет тот факт, что в Гражданском кодексе Франции вред упо­минается в качестве общей категории и дальнейшее разграничение его на имущест­венный и неимущественный не производится. Однако в теории французского граж­данского права и судебной практике такое подразделение существует: вред, причи­няемый личным неимущественным правам и благам, называют моральным вредом («dommage moral»). Понятие морального вреда во французской судебной практике не совпадает с одноименным понятием в белорусском праве. В первом случае моральный вред — умаление неимущественных прав и благ, во втором — страдания, причинен­ные умалением неимущественных, а в некоторых случаях и имущественных прав и благ. Можно согласиться с мнением А. Эрделевского о том, что это различие имеет существенное значение в аспекте компенсации морального вреда, поскольку фран­цузский вариант морального вреда не ставит вопрос о его компенсации в прямую за­висимость от наличия у потерпевшего страданий в связи с умаление его неимущест­венных благ.

Судебная практика применяет общий подход к возмещению имущественного и морального вреда: зачастую в решениях по иску о возмещении вреда даже не указывается, в какой части присужден­ная в качестве возмещения вреда сумма является возмещением имущественного вреда, а в какой — компенсацией мо­рального вреда.

Поскольку во французском законо­дательстве моральный вред не выделяет­ся как отдельный вид вреда, то и состав оснований ответственности за причине­ние морального вреда совпадает с общими основаниями ответственности за причинение вреда: наличие мораль­ного вреда, то есть умаления личных неимущественных благ; виновное про­тивоправное действие причинителя вреда; причинная связь между противо­правным действием и моральным вре­дом.

То обстоятельство, что отсутствую­щее в законодательстве понятие мо­рального вреда является порождением судебной практики, при определении размера компенсации обусловливает ориентацию судей на ранее вынесенные решения. При этом размер компенсации морального вреда зависит от обстоя­тельств конкретного случая. Иногда он может выражаться в символической сумме, как, например, в деле, где истец потребовал от своей супруги и ее лю­бовника компенсации морального вреда, причиненного ему прелюбодеяни­ем соответчиков. С учетом «смягча­ющих» обстоятельств, которые суд не счел возможным изложить в решении, ссупруги была взыскана символическая
компенсация в размере 1 франка, а с любовника взыскано 100 франков.

Французское законода­тельство и судебная практика не огра­ничивают личные неимущественные права и блага каким-либо определен­ным перечнем и допускают компенса­цию морального вреда в широком количестве случаев, что объективно повышает качество правовой защищен­ности этих благ. Французским судьям не приходится колебаться, расценивать ли как правонарушение, например, обна­родование личных писем, разглашение сведений, касающихся частной жизни человека, несанкционированное исполь­зование имени. Соответственно не возникает проблем и в отношении признания права на компенсацию мо­рального вреда и присуждения таковой. Поэтому же, в отличие от германского, во французском праве не пришлось создавать искусственную конструкцию некоего «общего права личности». Любой вред правам личности заранее признается подлежащим компенсации

Но не только вопрос о содержании морального вреда в мировой практике является дискуссионным. Существуют так же и различные подходы к возмещению морального вреда:

Читайте так же:  Характер и объем гражданско правовой ответственности

Концептуальный (Англия) — проводится аналогия с имущественным ущербом. Жизнь человека, функционирование организма приравнивается к ценностям, аналогичным имуществу. К уголовно-наказуемым деяниям применяется схема. Возмещение проводится в бесспорном порядке (без обращения в суд) по установленной схеме. С 1994 года функционирует специальная Комиссия по вопросам возмещения морального (неимущественного) вреда. Возмещению подлежит не любой, а лишь вред, причиненный психическими или физическими страданиями, длящимися не менее шести недель с момента преступления.

Данная система подвергается критике, т.к. необходимо учитывать условия жизни потерпевшего, его социальные связи, особенности профессиональной деятельности, хобби и пр.

Личностный подход — глубина переживаний, вызванных нанесением вреда здоровью, зависит от особенностей личности. Поэтому назначают компенсацию, чтобы в некоторой степени восполнить утрату счастья и возможность наслаждаться жизнью в настоящем и будущем.

Функциональный подход — предполагает невозможность установить ценность счастья, а отсюда мнение, что суд должен назначать истцу такую сумму, которая достаточна для его разумного утешения.

В США и других странах отсутствуют методики определения морального (неимущественного) вреда. Но, при этом существует два подхода:

— временной подход: подразумевается, что острота переживаний с течением времени сглаживается.

— «стоимость» боли и страдания должна оцениваться с помощью «рыночных» критериев. Отсюда следует, что суду необходимо установить, за какую сумму потерпевший согласится добровольно пережить определенную боль, и тогда определяется сумма к исполнению.

На основании выше изложенного, можно сделать следующие выводы:- вопрос, касающийся определения морального вреда, в иностранном праве нельзя считать окончательно устоявшимся, чему в немалой сте­пени способствует казуистичность прецедентно­го права. Вариации определений психического вреда в праве Англии и США многочисленны — «psycho­logical injury» (психический вред), «psychiatric inju­ry» (психиатрический вред), «nervous shock» (нерв­ный шок, нервное потрясение), «ordinary shock» (обыкновенный шок, обыкновенное потрясение);- в мировой практике существуют различные подходы к возмещению морального вреда: концептуальный, функциональный, личностный.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Источник: http://cyberpedia.su/11×10155.html

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ МОДЕЛЕЙ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ

магистрант кафедра гражданского права и процесса и международного частного права Российского университета дружбы народов

канд. юрид. наук, доц. кафедры гражданского права и процесса и международного частного права РУДН Н.В. Бадаева

Аннотация. В данной статье автором анализируются основные особенности двух моделей института компенсации морального вреда, в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки. При написании статьи были изучены труды российских ученых-юристов, занимающихся данной проблематикой не только в России, но и за рубежом.

Ключевые слова: гражданское право; компенсация морального вреда; право США; право РФ; правоприменение.

Правовые системы каждой из данных двух стран оказали существенное влияние на развитие, становление и практическое применение внутри каждой из стран института компенсации морального вреда.

Начать следует со сходств данных двух правовых систем, так как сходства в них заметно меньше, чем различия:

Теперь стоит немного осветить различные аспекты данного института в обеих странах:

На сегодняшний день в Соединённых Штатах Америки наиболее удачно решён вопрос с пониманием сущности института компенсации морального вреда и решением споров, связанных с причинением морального вреда. По мнению автора, нашей правовой системе можно обратить внимание на работу заокеанских соседей, хотя и перенимать их опыт стоит с большой осторожностью. Ввиду того, что существенным фактором являются различные правовые системы. Ведь, что хорошо применяется в англо-саксонской системе, не факт, что так же хорошо будет работать в романо-германской правовой системе.

Список литературы:

Источник: http://sibac.info/studconf/science/xxxvi/93128

Синхронный анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 17.04.2017

Статья просмотрена: 710 раз

Библиографическое описание:

Хуснутдинова С. А. Синхронный анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран // Новый юридический вестник. — 2017. — №1. — С. 61-63. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/66/2373/ (дата обращения: 07.02.2020).

В данной статье проводится сравнительно-правовой анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран и России.

Ключевые слова: моральный вред, компенсация вреда, психический вред, нервный шок, обыкновенный шок, потерпевший, денежная компенсация

В отличии от Российского законодательства, где компенсация морального вреда продолжает развиваться, в зарубежных государствах уже накоплена богатая практика применения данного института. В наибольшей степени это проявляется в англосаксонской системе права, применяемой в Англии, США и других странах.

Понятие «моральный вред» в российском праве соответствует аналогичным правовым институтам в иностранном законодательстве, несмотря на это, подобная терминология нигде более не применяется. В Англии и США используется термин «психический вред», который соответствует моральному вреду в России.

Психический вред в англосаксонском праве определяется также и как «психиатрический вред», «психический вред», «нервный шок, нервное потрясение», «обыкновенный шок, обыкновенное потрясение»

В США существуют некоторые особенности компенсации психического вреда. Их законодательство предусматривает денежную компенсацию за намеренное или неосторожное причинение сильного эмоционального беспокойства другому лицу. Если психический вред причинен по неосторожности и сопряжен с тяжелыми повреждениями, то он подлежит возмещению.

Однако, если неосторожное причинение вреда влечет потерпевшему только нравственные страдания, моральный вред, как правило, не подлежит компенсации.

В отличии от российского законодательства, англосаксонская система права устанавливает существенно разные основания ответственности в зависимости от причинения вреда в форме умысла или неосторожности. Дифференцируется правовая цель возмещения причиненного вреда. Цель имеет компенсационный характер при причинении вреда по неосторожности и штрафной характер в случае умышленного причинения вреда. В России указанные различия проявляются в нормах ст.151 и 1101 Гражданского кодекса РФ, учитывающие степень вины причинителя вреда при определении размера компенсации.

В судебной практике американские суды расширяют понятие физического воздействия на потерпевшего, включая не только телесное повреждение, но и одежду потерпевшего, предмет в его руке, машину, в которой он сидел, дом. Под физическим воздействием понимают также воздействие пыли, дыма, взрыва газа и так далее. Так, при нападении для компенсации психического вреда не требуется доказывания физического контакта (нанесения побоев). То есть потерпевший помимо требования о защите нарушенного права, может требовать компенсации за эмоциональное беспокойство, вызванное правонарушением.

Читайте так же:  Возврат кассационной жалобы верховным судом

В романо-германском праве компенсация морального вреда носит название «Schmerzensgeld» — денежная компенсация за страдания.

Основаниями ответственности за причинение страданий согласно Германскому гражданскому уложению являются: наличие страданий, причиненных умалением личных неимущественных благ; противоправность деяния причинителя вреда; наличие причинной связи между противоправным деянием и наступившими последствиями в виде страданий; вина причинителя.

Сформировавшаяся в Германии судебная практика свидетельствует о том, что при исчислении морального вреда учитываются суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям. То есть в отличии от Англии и США в отношении размера компенсации за страдания в Германии применяется принцип прецедента.

Следует добавить, что в законодательстве многих западных стран установлена ответственность за диффамацию — распространение порочащих сведений, независимо от их соответствия с реальными фактами. В России такая ответственность не установлена, так как под диффамацией в российской доктрине понимается распространение порочащих сведений, только соответствующих действительности.

Исходя из всего вышесказанного, институт компенсации морального вреда в законодательстве и судебной практике зарубежных стран существует и применяется сравнительно давно, в отличии от России. Так, в англосаксонской правовой системе уже достаточно накоплена практика применения аналогичных институтов права, поскольку является крупнейшей колониальной державой.

  1. Эрделевский, А. М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом.— М.: Изд. группа ФОРУМ —ИНФРА-М, 1997.— 240 с.
  2. Абрамова Е. Н., Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Аверченко Н. Н., Байгушева Ю. В. Под ред. Сергеева А. П. Гражданское право. В 3-х томах. Т.1 — М.: Велби. РГ-Пресс. 2010. — 1008 с.
  3. Беляцкин С. А. Возмещение морального вреда. — М. 1996. — 267 с.
  4. Марченко М. Н., Дерябина Е. М. Теория государства и права: учебник для бакалавров. — М: М30 Проспект. 2013. — 432 с.
  5. Сычев П. Г. Взаимодействие гражданской и уголовной юстиции: проблематика гражданского иска в уголовном деле // Закон. 2014. № 10. С.87–90.


Источник: http://moluch.ru/th/9/archive/66/2373/

Компенсация морального вреда в сша

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

УКРАИНСКИЙ INTEL НАГРАДИТ ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ ЗА НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ
О своем намерении поддержать талантливых школьников и студентов заявил украинский офис компании Intel – в уанете появился проект “Интеллектуализация”, в рамках которого идет конкурс лучших практических проектов среди молодежи.
Видео (кликните для воспроизведения).

—>

Моральный вред в российском праве и его зарубежные аналоги

Размер компенсации по Тарифной схеме за вред, причиненный преступлением, зависит от степени тяжести психического расстройства, которое квалифицируется как умеренное (продолжается от 6 до 16 недель), серьезное (от 16 до 26 недель), тяжелое (свыше 26 недель) и очень тяжелое (постоянная утрата жизненной активности). Некоторые особенности присущи английскому праву при решении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного диффамацией, т.е. распространением сведений, умаляющих честь и достоинство того или иного лица. Согласно английскому закону о диффамации 1952 г. действия по распространению таких сведений дифференцируются на квалифицированную клевету (libel) и простую клевету (slander). Под первой понимается выраженная в письменной форме, а также в любой иной форме, которая придаёт распространению сведений постоянный характер, простая же клевета выражена в устной или иной форме, придающей распространенным сведениям временный (преходящий) характер.

Квалифицированная клевета составляет самостоятельный состав преступления, в то время как простая клевета может быть уголовно наказуемой в случае сопряжения её с квалифицированной клеветой. Законодательство Великобритании и судебная практика отграничивают диффамацию от простого оскорбления, умаляющего достоинство человека, но не причиняющего вреда его здоровью. В упомянутом выше Законе о диффамации 1952г. введено понятие «невиновная диффамация», ответственность за которую не наступает, если причинитель вреда делает предложение потерпевшему об опровержении распространенных порочащих сведений.

Правовыми способами защиты чести, достоинства и деловой репутации являются судебный запрет и компенсация морального вреда (психический вред в праве Англии и США). К первому суд может прибегнуть в случае, если порочащие сведения не получили распространения, но существует реальная угроза этому. Компенсация морального вреда по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации в связи с исками, вытекающими из диффамации, может быть номинальной (символической), «презрительной» (компенсация в виде порицания истца) и штрафной. Номинальная компенсация в качестве ответственности за диффамацию наступает тогда, когда, по мнению и решению суда, потерпевший претерпел значительные страдания.

«Презрительная» компенсация может иметь место при формальном решении судебного дела в пользу истца, но само предъявление иска считают нарушением нравственных принципов. В остальных случаях судьи взыскивают по рассматриваемой категории дел штрафные компенсации. В последнее время английские ученые-юристы и правоведы-практики, занимающиеся защитой чести, достоинства и деловой репутации, озадачены решением двух проблем: различием в подходах к психическому (моральному) вреду, связанному и не связанному с телесными повреждениями, и определением критериев ограничения ответственности правонарушителя в случаях наступления нервного шока, когда психический вред причиней по неосторожности.

В США существуют некоторые особенности компенсации морального (психического) вреда. В частности, американское право предусматривает денежное возмещение (компенсацию морального вреда) за намеренное или неосторожное причинение сильного эмоционального беспокойства другому лицу. Если моральный вред причинен по неосторожности и сопряжен с тяжелыми повреждениями, он подлежит компенсации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако если противоправное неосторожное поведение причиняет потерпевшему только нравственные страдания, моральный вред, по общему правилу, не подлежит компенсации.

В законодательстве США допускается компенсация морального вреда по причине нарушения договорных обязательств, когда его возникновение было «естественным и предвидимым», а также связанных с ненадлежащим качеством предоставляемых медицинских и юридических услуг [70].

Достаточно распространенными в судебной практике США являются иски о компенсации морального вреда при умышленном его причинении (например, обман, незаконное заключение под стражу, злонамеренное судебное преследование, диффамация, угрозы, сексуальные домогательства и др.). Самостоятельным составом умышленного правонарушения, влекущего за собой компенсацию морального вреда, признаются запугивание и принуждение, не требующие доказывания их умышленного характера. При незаконном увольнении работника компенсация за психические (нравственные) страдания может иметь место в том случае, когда противоправные основания и способ увольнения ограничивают возможности будущего трудоустройства работника.

В американской практике судебного разбирательства дел по искам о компенсации морального вреда нередко возникают проблемы с определением момента начала течения срока давности.

В отличие от российского законодательства, в котором на требования компенсации морального вреда исковая давность не распространяется в случаях использования этого способа для защиты нематериальных благ, в английском и американском праве институт исковой давности применяется к таким требованиям. По общему правилу большинства штатов течение срока исковой давности определяется с момента совершения правонарушения по рассматриваемой категории дел, но в судебной практике установлено правило (в интересах потерпевшего), в соответствии с которым для потерпевшего в ряде случаев причинения морального вреда срок исковой давности определяется с того момента, когда он узнал или должен был узнать (при соответствующей осмотрительности) о причиненном ему вреде. Следует отметить, что в странах континентального права (например, в Германии, во Франции) распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, является прежде всего основанием для применения норм уголовного права.

В отличие от законоположений других европейских стран германское законодательство в этом плане не выработало единого принципа ответственности, характерного для причинения как имущественного, так и неимущественного вреда. Между тем ст. 2 Конституции ФРГ установлено: «Каждый имеет право на свободное развитие своей личности, поскольку он не нарушает прав других и не идет против конституционного порядка или нравственного закона».

Компенсация морального вреда в законодательстве Германии предусмотрена 847-м законоположением Германского гражданского уложения (ГГУ), именуемым «Schmer-zensgeld», т. е. «деньги за страдания» (по аналогии с российским законодательством — «денежная компенсация за страдания»). Под нематериальным вредом в законодательстве ФРГ понимается умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности. В 847-м законоположении ГГУ объектами правовой защиты путем компенсации за страдания предусмотрены тело, здоровье и свобода. Иными словами, указанная норма прямо предусматривает возможность компенсации за страдания, которые являются следствием нарушения телесной неприкосновенности, причинения вреда здоровью или незаконного лишения свободы.

В ГГУ интересы, защищаемые законом в сфере неприкосновенности личности, за нарушение которых была бы предусмотрена имущественная компенсация, специально не перечисляются. В то же время законодательство устанавливает, что если вред причинен личности, а не имуществу, денежная компенсация может быть получена только в случаях, специально предусмотренных нормами права.

В этом смысле судебная практика также опирается на содержание 823-го законоположения ГГУ, которое гласит: «(1) Кто противоправно, умышленно или неосторожно посягает на чью-либо жизнь, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу, право собственности или какое-либо иное право другого лица, тот обязан возместить причиненный этим вред. (2) Равную обязанность несет и тот, кто нарушил закон, направленный на защиту других лиц. Если по содержанию такого закона возможно его невинное нарушение, то обязанность возмещения причиненного вреда возлагается только при наличии вины».

В силу того, что перечень правовых благ в этой норме не установлен, в судебной практике определены и продолжают определяться правонарушения в виде нарушений «всеобщего права личности», порождающие право на компенсацию страданий. К ним, в частности, отнесены: разглашение сведений о частной жизни, нарушение тайны переписки, использование имени другого лица в рекламных целях без разрешения этого лица и т. д.

Источник: http://www.textreferat.com/referat-10796-6.html

Проблемы возмещения морального вреда в Российской Федерации

Дата публикации: 22.01.2018 2018-01-22

Статья просмотрена: 1327 раз

Библиографическое описание:

Маросина В. В. Проблемы возмещения морального вреда в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2018. — №4. — С. 149-151. — URL https://moluch.ru/archive/190/47971/ (дата обращения: 07.02.2020).

Сегодня можно говорить о том, что в судебной системе нет точного направления в определении сумм по моральному вреду. Возможно, именно отсутствия знаний в области психологии влияет на объективность решений. Так же отсутствует четкая законодательная опора с рекомендательной информацией, на которую могли бы опираться суды, для оценки душевных страданий человека.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Также должна учитываться степень физических и нравственных страданий, связанные с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Неоднозначен должен быть подход и при учете судом социального положения лица, требующего компенсации морального вреда в связи с причинением ему нравственных и физических страданий. На взгляд автора, размер компенсационных выплат должен быть дифференцированным в зависимости от способа причинения вреда. Если моральный вред причинен в результате распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию лица, то социальное положение потерпевшего может быть учтено. Связано это с тем, что занятие определенной ступени в социальной иерархии предполагает придание большей значимости социальной оценке субъекта (его деятельности), что, в свою очередь, предполагает и наличие больших страданий при умалении ее. Если же моральный вред причинен в результате иных действий (например, причинения физического вреда), то подход здесь аналогичен учету материального положения, то есть на размер компенсации социальное положение не влияет. [1, c.172]

Однако, что касается имущественного положения потерпевшего, то ГК РФ не прописывает какого-либо размера компенсации в зависимости от этого обстоятельства. Хотя нужно отметить, что имущественное положение имеет большое значение с точки зрения компенсации возмещения морального вреда (т. е. максимальное урегулирование перенесенных потерпевшим страданий). В связи с этим некоторые нужно говорить о том, что необходимо учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен.

В настоящее время очень актуален вопрос, который до сих пор не решенный не только в российском законодательстве, теории гражданского права, но и в судебной практике, и касается он возможности взыскания юридическим лицом компенсации морального вреда, причиненного распространению недействительных сведений, в том числе и через средства массовой информации, что ставит под сомнения положительную деловую репутацию организации и является угрозой для успешной деятельности.

А. М. Эрделевский указывает, что родовое понятие «диффамация» охватывает собой любое распространение порочащих сведений, и в зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям выделяет следующие виды диффамации [2, с.11]:

1) распространение заведомо ложных порочащих сведений — умышленная недостоверная диффамация, или клевета. В соответствии с российским законодательством только данный вид диффамации влечет уголовную ответственность;

2) неумышленное распространение ложных порочащих сведений — неумышленная недостоверная диффамация. Гражданско-правовой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации от недостоверной диффамации определен в ст.152 ГК РФ;

3) распространение правдивых порочащих сведений — достоверная диффамация. Этот вид диффамации также может быть неумышленным и умышленным. По общему правилу такая диффамация не влечет за собой ответственности.

Если рассматривать вопрос о судебной защите в рамках диффамации, то необходимо затронуть такое явление как «репутационный вред», вошедшее в судебную практику по делам о защите деловой репутации юридических лиц и являющееся распространенным правовым явлением. Как правило, под данным вредом понимается нематериальный вред, т. е. неблагоприятные последствия нематериального характера, которые не поддаются точному исчислению, а также в большинстве случаев приводят или могут привести к убыткам, представляющих собой материальное выражение. Иными словами, репутационный вред — это такие последствия правонарушения, которые не имеют стоимостной формы, независимо от наличия физических и нравственных страданий, присущих исключительно физическому лицу.

Хотелось бы обратить внимание на один очень важный момент, который касается вопроса судебной защиты в связи с диффамацией. Зачастую на практике, стали возникать ситуации, когда сумма «репутационного» вреда очень завышена и суммы указанного вреда достигают даже сотни миллионов, но и ко всему прочему, вместе с юридическим лицом или отдельно от него, требования в защиту деловой репутации иногда заявляет руководящее лицо организации, о которой распространены оспариваемые сведения, участники, либо даже учредитель.

Из этого можно сделать вывод, что само изменение размера, запрашиваемой компенсации в процессе судопроизводства по делу не движется в сторону увеличения или уменьшения размера исковых требований, кроме того, если суд определил размер компенсации в большем размере, чем требует истец, то это не является основанием того, что судья вышел за пределы исковых требований. Государственная пошлина рассчитывается, исходя из правил Налогового кодекса, и никак не является процентной ставкой от суммы, запрашиваемой истцом в качестве моральной компенсации.

Гражданское законодательство прописывает общее условие, которое заключается в том, что моральный вред возмещается на точно таких же основаниях, что и ответственность за причинение имущественного вреда. Поэтому в настоящее время независимо от степени и тяжести вины возмещается моральный вред, если он причинен в результате диффамации. Он компенсируется исключительно в денежном эквиваленте, и определение его размера зависит от степени вины, физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, и иных заслуживающих внимания обстоятельств. При этом потерпевший вправе самостоятельно оценить тяжесть причиненного ему морального вреда и в иске произвольно указать определенную сумму, а суд должен принять во внимание степень и тяжесть вины правонарушителя, нарушенного социального положения стороны истца.

С определением размера компенсации морального вреда возникает проблема, касающаяся распространения не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и т. д. В этом случае необходимо на законодательном уровне закрепить принцип, в соответствии с которым возмещение неимущественного ущерба возможно, если лицо докажет:

1) ложность распространенного утверждения;

2) факт, что средство массовой информации знало о несоответствии действительности информации или прибегло к проверке ее истинности

3) действия газеты или другого органа, распространяющего информацию, имели умысел на унижение чести и достоинства этого должностного лица.

Российскому законодательному органу в этом вопросе необходимо четко определить критерии, по которым будет происходить возмещения морального вреда и ответственность за распространение порочащих лицо сведений, а также необходимо установить более четкий порядок взыскания компенсации за причинение морального вреда.

При рассмотрении данного вопроса целесообразно привести примеры, свидетельствующие о необходимости законодательного закрепления критериев определения размера компенсации морального вреда. Автором изучены дела о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности и (или) незаконным уголовным преследованием, за 2013–2016 гг. Проведение полного и объективного анализа данной категории дел в части размера компенсации морального вреда значительно усложняется общепринятой практикой закрытия данных о суммах взысканной компенсации морального вреда. Тем не менее в отдельных случаях решения суда содержат информацию о размере требуемой и присужденной компенсации морального вреда. [3, с.75]:

На сегодня Россия, в отличие от европейских стран имеет не такую богатую историю института компенсации морального вреда. В большей степени развита теория и практика применения института морального вреда в государствах с англосаксонской системой права, которая применяется в ряде стран, на которые оказали сильное влияние Великобритания и США.

Вред, который был причинен нематериальным благам, мог быть возмещен только тогда, когда он напрямую влиял на имущественную сферу потерпевшего (например, нанесение вреда здоровью неблагоприятно влияло на материальные условия жизни истца: утрачивалась или ограничивалась его трудоспособность, тем самым пропадал источник материальных средств существования человека).

В настоящее время вопросы защиты прав человека и гражданина занимают одно из ключевых мест в России, как демократического государства. Это нашло свое отражение в главном законе страны — Конституции Российской Федерации, в внутреннем законодательстве на международные стандарты в области прав человека. Однако проблем, которые требуют обсуждения, разъяснения и решения, в том числе связанных с честью, достоинством и деловой репутацией, по-прежнему очень много.

Еще недавно юристы отмечали, что в практике о возмещении морального вреда за причинение вреда жизни и здоровью сложились определенные традиции в определения размера компенсации. Сумма, которая варьировалась около 100 тыс. руб., считалась весьма значительной и присуждалась, как правило, в связи с причинением смерти близкому родственнику истца. Тяжкое повреждение здоровья оценивалось приблизительно в два-три раза ниже, а легкий вред здоровью — в десять и более раз ниже. Нельзя сказать, что сегодня суммы компенсаций морального вреда стали ближе к европейскому уровню, однако есть примеры из практики, где суммы компенсаций значительно выросли, если сравнивать их с ранее присуждаемыми

В заключение отмечу, что благополучие нашего общества — это не только достигнутый уровень национального богатства, но и качество жизни каждого отдельного человека, в том числе его нравственное благополучие.

В демократическом обществе личность должна учиться иметь собственное мнение, собственное достоинство и собственную честь.

1. Вестник Удмуртского университета, серия Экономика и право, Издательство: Удмуртский государственный университет, 2–1, 2013

2. Эрделевский A. M. Диффамация // Законность. — 1998. — № 12.

3. Актуальные проблемы российского права, Издательство: Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА) (Москва), 4(77), 2017

Источник: http://moluch.ru/archive/190/47971/

Краткий сравнительный анализ особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой

Дата публикации: 24.10.2019 2019-10-24

Статья просмотрена: 72 раза

Библиографическое описание:

Игнатьев Ю. Н. Краткий сравнительный анализ особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой // Молодой ученый. — 2019. — №43. — С. 96-98. — URL https://moluch.ru/archive/281/63292/ (дата обращения: 07.02.2020).

Прежде чем перейти к сравниванию особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой следует отметить, что нормативно-правовые акты многих стран, например некоторых стран западной Европы (немецкое законодательство, английское, французское, испанское) а также законодательство Соединённых Штатов Америки не используют термин «моральный вред», а применяются аналоги по содержательной части [5]. Немецкое законодательство обеспечивает возможность возместить, компенсировать «страдания» («компенсации за страдания»,«Schmerzensgeld» — деньги за страдания) и такая компенсация предусматривается Гражданским кодексом страны — Германским гражданским уложением. При этом немецкое право аналогично российскому определяет, что страдания, подлежащие компенсации, — это перенесенные как психические, так и физические страдания [7]. В Соединённых штатах Америки и в Англии при обозначении морального вреда используют понятие «психологический вред» (psychological damage) — «физические и психические страдания (physical and mental sufferings) [2].

При сравнении оснований компенсации морального вреда, предусмотренных правом Германии и правом России, можно говорить об их идентичности и общеобязательности применения [6].

Интерес изучения вопросов компенсации морального вреда в зарубежных странах обусловлен тем, что у них, в отличие от российского законодательства, достаточно формализованы (упорядочены) размеры компенсации морального вреда.

Рассматривая особенности определения размеров компенсации морального вреда в Российской Федерации, его определение отдано на усмотрение суда по его внутреннему убеждению, на основании закона и профессионального правосознания при отсутствии четкой тарифной системы, содержащей основные критерии определения размера компенсации морального вреда. Не определен минимальный размер, что приводит к субъективизму решения суда. В некоторых зарубежных странах данный вопрос решен более кардинально. В английской правоприменительной практике отмечается назначение весьма значительных размеров компенсации морального вреда при причинении вреда здоровью личности, а также в случае если смерть была причинена близкому родственнику. Существенное значение уделяют наличию причинно-следственной связи между наступившими последствиями и совершенным деянием, вопрос о компенсации морального вреда не подлежит рассмотрению в случае отсутствия такой связи [4].

Применение тарифной сетки при компенсации психического вреда может быть использовано не во всех случаях. Расчет по тарифной составляющей осуществляется только тогда, когда причиненный психический вред повлёк за собой лишения жизненной активности пострадавшего на срок, превышающий шесть недель с момента совершения. Утрата жизненной активности подразумевается при снижении трудоспособности гражданина, утратой способности к обучению, у гражданина наступили сексуальные расстройства, или когда имело место значительная утрата социальных связей.

Тарифной схемой предусмотрена градация размера компенсации. В основу такой градации положена степень тяжести психического здоровья: — умеренная, продолжительностью от 6 до 16 недель; серьезная, продолжительностью от 16 до 26 недель, тяжелая, продолжительностью свыше 26 недель и очень тяжёлая — наступление полной утраты жизненной активности. В России же возникновение права на компенсацию морального вреда не ставиться в зависимость от продолжительности физических и нравственных страданий, но она учитывается при определении размера компенсации морального вреда.

В американском правоприменении, несмотря на разное отношение к компенсации морального вреда в зависимости от штата, в большинстве штатов установлены общие основания наступления ответственности за психический вред. К числу важнейших условий, учитывающихся при определении степени и размера компенсации, относится наличие или отсутствие умысла причинителя вреда, необходимым условием является доказанность того, что психический вред — это следствие своевременного обоснованного страха, а также переживаний как в отношении себя лично, так и в отношении иного лица, являющегося родственником. В обязательном порядке помимо причинно-следственной связи должно быть установлено, что психический вред нанесён в результате диагностируемого телесного или психического расстройства.

Причиненный по неосторожности психический вред и не повлекший за собой телесных повреждений пострадавшего не влечет возможности компенсации, но в том случае если телесные повреждения имеются -пострадавший имеет право на возмещение психического вреда.

В отличие от американской и английской правоприменительной системы в России при компенсации морального вреда не определены различные основания ответственности, определение же размера компенсации и степени вины причинителя вреда осуществляется с учетом требований ст. 151, 1100 ГК РФ, которым присущ штрафной характер.

Практика показывает, что в России, равно как и в США и Англии, достаточно частым явлением является взыскание вреда, который причинен транспортным средством или иными механизмами. Также в США прослеживается тенденция к расширению числа исключений из общего правила компенсаций, это в первую очередь обусловлено личностью правонарушителя, действия которого были умышленными или грубо неосторожными, повлекшими причинение серьезной психической травмы [3]. С данной целью было расширено понятие физического воздействия в том числе на объекты, не относящиеся к телесной сфере потерпевшего — одежда потерпевшего, предмет в его руке, машина в которой он находился, помещение в котором он спал. В качестве физического воздействия признают воздействие пыли, дыма, взрыва газа, электрического разряда.

Для возникновения права на получение денежной компенсации за эмоциональное беспокойство достаточным является наличие любого телесного повреждения или физического воздействия.

Вместе с тем, равно как и в России, не является обязательным наличие вины в случае компенсации морального вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Германское гражданское уложение предусматривает возможность компенсации страданий не только за действия, умоляющие здоровье, то также за действия, посягающие на телесную неприкосновенность человека. Нарушение же телесной неприкосновенности представлено причинением вреда не только целостности тела, но также и любым другим вмешательством в телесную неприкосновенность. Так, к примеру, в Германии повреждение кожного покрова во время стрижки рассматривается как нарушение телесной неприкосновенности, влекущее для человека страдания и как следствие предоставляющее ему право требовать компенсацию. При этом машинка для стрижки признается источником повышенной опасности, а парикмахер — ее владельцем. Подобные случаи в Германии не редкость, в России же подобного рода случаи не относятся к числу дел о компенсации морального вреда [6].

Принципиальным отличием Российской Федерации в вопросах компенсации морального вреда является отсутствие тарифной системы, содержащей основные критерии определения размера компенсации морального вреда, определения его минимального размера, в частности по отношению к компенсации морального вреда, причиненного здоровью и смертью человека.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что основания компенсации морального вреда в России и рассмотренных зарубежных странах существенно различаются, что в свою очередь приводит к различной интерпретации вопросов компенсации морального вреда в каждой стране, неопределённости размеров компенсации. Негативно сказывается отсутствие законодательных инициатив по созданию универсальных механизмов по определению компенсации морального вреда, причинённого личности, не беря во внимание её гражданскую принадлежность, социальный статус индивида. Создание единого, универсального механизма института компенсации морального вреда, учитывая огромную правоприменительную практику в различных государствах, возведение стоимости компенсации страданий личности под единообразие, вот только малая часть того, к чему должен двигаться законодатель.


Источник: http://moluch.ru/archive/281/63292/
Компенсация морального вреда в сша
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here