Моральный вред дел частного обвинения

Самое главное по теме: "Моральный вред дел частного обвинения" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Об отказе во взыскании компенсации морального вреда при оправдании лица в совершении преступления по делам частного обвинения. Решение от 10 ноября 2010 года № 2-1083/2010. Ульяновская область.

10 ноября 2010 года р.п. Базарный Сызган, районный суд.

Судья Инзенского районного суда Ульяновской области Манютина *.*., при секретаре Солдаткиной *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Киреевой *.*. к Солодовниковой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей,

Киреева *.*. обратилась в суд с иском к Солодовниковой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей, мотивируя исковые требования тем, что Приговором и.о. мирового судьи судебного участка Базарносызганского района Ульяновской области от 09 сентября 2010 года она была оправдана по предъявленному Солодовниковой *.*. обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, на основании ст.

24 ч. 1 п. 1 УК РФ за отсутствием в её действиях события преступления. Данный Приговор вступил в законную силу. В результате необосн Ф.И.О. ответственности она испытала физические и нравственные страдания.

В судебном заседании истица Киреева *.*., поддержав в полном объеме свои требования, дополнила, что в период уголовного преследования она претерпела физические и нравственные страдания, которые выразились в том, что она испытывала нервное напряжение, у неё ухудшилось состояние здоровья, потеряла уважительное отношение соседей, была ограничена в выборе своих действий, т.к. должна была являться в суд по повесткам. Считает, что Солодовникова *.*. умышленно с целью её (Киреевой *.*.) оговора, обратилась в суд с заяв Ф.И.О. ответственности в порядке частного обвинения по ст. 116 ч.1 УК РФ, что служит основанием для взыскания с Солодовниковой *.*. в ее пользу компенсации морального вреда, который она оценивает в размере 50000 рублей и который просит суд взыскать с ответчицы. Других исковых требований не заявляет. Пояснила также, что до 13.07.2010 г.- дня, когда возник конфликт между ней и Солодовниковой *.*., между ними не было неприязненных отношений. Об имеющихся у неё заболеваниях, она Солодовниковой *.*. никогда не рассказывала.

Ответчица Солодовникова *.*. в судебном заседании с заявленными исковыми требованиями не согласилась, просила в их удовлетворении отказать в полном объеме за необоснованностью,

пояснив, что действительно она в июле 2010 г. обращалась к мировому судье судебного участка Базарносызганского района Ульяновской области с заявлением о привл Ф.И.О. ответственности по ст. 116 ч.1 УК РФ, т.е. за нанесение побоев, однако Приговором мирового судьи судебного участка Базарносызганского района от 09.09.2010 г. Киреева *.*. была оправдана в совершении данного преступления из-за недоказанности её вины. Не согласившись с данным Приговором, она обжаловала его в апелляционную инстанцию, а последней он был оставлен без изменения, о чем вынесено Постановление от 07.10.2010г. Считает, что никаких противозаконных действий в отношении Киреевой *.*. она не совершала, а напротив, сама до настоящего времени переживает случившееся. Ранее, т.е. до 13.07.2010 г. между ней и Киреевой *.*. неприязненных отношений не возникало, она не имела умысла причинить какой-либо вред Киреевой *.*., когда обратилась в суд с заявлен Ф.И.О. ответственности, а лишь защищала свои права.

Проверив материалы дела, заслушав доводы сторон, обозрев материалы уголовного дела № 1-37/2010 г., суд приходит к выводу о том, что исковые требования Киреевой *.*. не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что Солодовникова *.*. обратилась к мировому судье судебного участка Базарносызганского района Ульяновской области с заявлением о привл Ф.И.О. ответственности по ст. 116 ч.1 УК РФ в порядке частного обвинения. Приговором и.о. мирового судьи

судебного участка Базарносызганского района Ульяновской области от 09.09.2010 г. Киреева *.*. была оправдана по ст. 116 ч.1 УК РФ за отсутствием в её действиях события преступления. Как следует из данного Приговора после исследования судом доказательств по делу, в судебном заседании не были устранены сомнения в виновности подсудимой Киреевой *.*., что в соответствии со ст. 49 ч.3 Конституции РФ толкуется в пользу обвиняемого лица, в связи с чем, суд нашел вину Киреевой *.*. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч.1 УК РФ не установленной и не доказанной, оправдав её в совершении данного преступления на основании ст. 24 ч.1 п.1 УПК РФ, т.е. за отсутствием события преступления. Приговором суда за Киреевой *.*. признано право на реабилитацию и на обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда в порядке, предусмотренном ст.ст. 135, 136 УПК РФ. Постановлением Инзенского районного суда от 07.10.2010 г. Приговор мирового судьи от 09.09.2010 г. в отношении Киреевой *.*. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба частного обвинителя Солодовниковой *.*. -без удовлетворения.

Частью 9 ст. 132 УПК РФ предусмотрено, что в случае оправдания подсудимого по делу частного обвинения с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу, суд вправе взыскать полностью или частично процессуальные издержки, т.е.

расходы, связанные с производством по уголовному делу.

Согласно ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда, связанного с уголовным преследованием, и это право имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный Приговор. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20.12.1994 года № 10 (в редакции от 06.02.2007 г.) разъяснено, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Читайте так же:  Регистрация права собственности на новую квартиру

К таким случаям относится, в том числе вред, причиненный гражданину в результате его незаконного осуждения, нез Ф.И.О. ответственности, а также применения к нему ряда иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. 1070 ГК РФ).

В соответствии со ст.1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения,

нез Ф.И.О. ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законодательством, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст.1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, нез Ф.И.О. ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Вместе с тем данное положение закона является частным случаем общей нормы, закрепленной в статье 1070 ГК РФ, устанавливающей обязанность возместить вред независимо от наличия вины лишь при не Ф.И.О. ответственности должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Следовательно, для привлечения частного обвинителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 151 ГК РФ, необходимо установить противоправность его действий.

Согласно части второй статьи 20, ст. 318 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 ч.1, 116 ч.1, 129 ч.1 и 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе

как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Действующее законодательство не предусматривает иного способа защиты прав потерпевшего, нарушенных в результате действий, квалифицируемых по приведенным выше статьям УК РФ, кроме обращения в суд в частном порядке.

При рассмотрении дела частного обвинения в отношении Киреевой *.*. судом не было установлено событие преступления, не доказана вина обвиняемой, однако данные обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для возложения на частного обвинителя Солодовникову *.*. обязанности возместить оправданной -Киреевой *.*. компенсацию морального вреда, так как в указанном случае со стороны частного обвинителя имела место реализация её конституционного права на обращение в органы, к компетенции которых относится рассмотрение подобного рода заявлений.

Данными нормами не предусмотрено взыскание морального вреда в связи с нез Ф.И.О. ответственности по делам частного обвинения. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Однако доказательств этому Киреевой *.*. не представлено.

статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Ответчица Солодовникова *.*., полагая, что её права нарушены, обратилась в суд с заявлением в порядке частного обвинения о привл Ф.И.О. ответственности за нанесение побоев.

При таких обстоятельствах обращение Солодовниковой *.*. в суд в порядке частного обвинения и дальнейшее вынесение судом оправдательного Приговора в отношении Киреевой *.*. ввиду отсутствия в её действиях события преступления не могут являться основанием для привлечения ответчицы к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьями 151 и 1100 ГК РФ. В данном случае имела место реализация Солодовниковой *.*. конституционного права на судебную защиту её прав, которые она посчитала нарушенными. Иного способа защиты своих прав по делу частного обвинения, кроме обращения в суд с заявлением о привл Ф.И.О. ответственности, в силу вышеуказанных норм уголовно-процессуального законодательства, у Солодовниковой *.*. не имелось.

Таким образом, вина Солодовниковой *.*. в указанном выше обращении в суд отсутствует. Должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда она не является. Основания для взыскания компенсации морального вреда без вины отсутствуют.

Злоупотребление правом со стороны ответчицы, выразившееся, в частности, в необоснованном обращении в суд с заяв Ф.И.О. ответственности Киреевой *.*. в частном порядке, судом не установлено.

Таким образом, доводы истицы о том, что она испытывала переживание, у неё ухудшилось состояние

здоровья, испортились отношения с соседями, что она была ограничена в выборе своих действий, т.к. должна была являться в суд по повесткам в связи с необоснованным уголовным преследованием в отношении неё со стороны частного обвинителя Солодовниковой *.*., в данном случае не являются основанием для взыскания морального вреда с ответчицы.

На основании вышеизложенных норм действующего законодательства, обстоятельств, установленных судом по данному делу, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Киреевой *.*. к Солодовниковой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 56,194-198 ГПК РФ,

Исковые требования Киреевой *.*. к Солодовниковой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей — оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд через Инзенский районный суд в течение 10 дней со дня его вынесения.


Источник: http://resheniya-sudov5.ru/10/188819/

Моральный вред при снятом частном обвинении

Сообщений: 4 160

Знакомой предъявили частное обвинение в оскорблении и клевете. Мировым судьей было заведено уголовное дело. Потом обвинения были сняты самими обвинителями.

Является ли это «незаконным привлечением к уголовной ответственности» ?
Имеет ли она право предъявить иск о возмещении морального вреда ?
Кому ? Государству или обвинителям ?

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:
— вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности

Сообщений: 9 316
Из: Чебоксары/Москва

Знакомой предъявили частное обвинение в оскорблении и клевете. Мировым судьей было заведено уголовное дело. Потом обвинения были сняты самими обвинителями.

Читайте так же:  Заявление о пропущенном сроке исковой давности

Является ли это «незаконным привлечением к уголовной ответственности» ?
Имеет ли она право предъявить иск о возмещении морального вреда ?
Кому ? Государству или обвинителям ?

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:
— вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности

Насколько я понял, знакомая не успела быть привлеченной уголовной ответственности, т.е. ее не осудили. Соответственно, тут статья 1100 не годится.

Сообщений: 4 160

Нет, там незаконное осуждение отдельной фразой идет,
«вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;»

Так что возбуждение уголовного дела тоже, как мне кажется, является незаконным привлечением к уголовной отвественности.
Будем ждать, что скажут юристы.

Сообщений: 28 084
Из: у жительства нет мест

Сообщений: 4 160

А сам факт предъявления обвинения ?
Ведь обвинение было предъявлено и оно равнозначно с обвинением прокуратуры, когда прокуратура доходит до суда, а в суде дело разваливается.
Заседание были, а когда уже очевидно стало, что она не виновна, то обвинители сняли обвинения.

Сообщений: 7 095
Из: СЗР

Знакомой предъявили частное обвинение в оскорблении и клевете. Мировым судьей было заведено уголовное дело. Потом обвинения были сняты самими обвинителями.

Является ли это «незаконным привлечением к уголовной ответственности» ?
Имеет ли она право предъявить иск о возмещении морального вреда ?
Кому ? Государству или обвинителям ?

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:
— вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности

ст. 132 ч.9 УПК РФ. При оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу. При прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

Сообщение отредактировал Advokat — Apr 21 2009, 17:32

мой сайт отвечу на вопросы в области юриспруденции


Источник: http://forum.na-svyazi.ru/?showtopic=397706&st=45

Возбуждение уголовного дела частного обвинения у мирового судьи

В соответствии с ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115, 116, 129 ч.1, 130 УК РФ, относятся к уголовным делам частного обвинения. По этой категории уголовных дел потерпевшему предоставлены полномочия самому распорядиться своим правом на уголовное преследование лица, совершившего преступление, которым ему причинен физический, имущественный или моральный вред. В данном случае потерпевший сам решает вопрос о серьезности затронутых его интересов и необходимости привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Закон допускает примирение в любой момент, но только до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Дела частного обвинения имеют особенности в возбуждении. По общему правилу подобные дела возбуждаются непосредственно у мирового судьи.

Дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем, а в случае смерти потерпевшего – его близким родственником или прокурором.

Заявление потерпевшего представляет собой уголовно-правовой акт. Поскольку в делах частного обвинения уголовное преследование осуществляется самим потерпевшим и должностные лица, имеющие специальное образование и опыт, не участвуют в поддержании обвинения, законом установлены четкие требования к заявлению о принятии уголовного дела к производству, несоблюдение которых ведет к возвращению заявления лицу, его подавшему. Такой подход представляется абсолютно правильным, поскольку лицо, привлекаемое к уголовной ответственности в порядке частного обвинения, должно иметь возможность реализовать свое право на защиту, в первую очередь – знать, в чем оно конкретно обвиняется, и ознакомиться с доказательствами обвинения.

Согласно ч.5 ст.318 УПК заявление должно содержать:

1) наименование суда, в который оно подается;

2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;

3) адресованную суду просьбу о принятии уголовного дела к производству;

4) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;

5) список свидетелей, которых необходимо вызывать в суд;

6) подпись лица, его подавшего.

Оно подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. Подача заявления мировому судье символизирует процедуру выдвижения обвинения против конкретного лица в совершении преступления, причинившего вред потерпевшему.

Видео (кликните для воспроизведения).

В отличие от порядка возбуждения дел частного-публичного и публичного обвинения уголовно-процессуальный закон не предусматривает вынесение мировым судьей постановления о возбуждении уголовного дела. Оно считается возбужденным с момента подачи судье соответствующего заявления.

По смыслу ст.318 УПК возбуждение дела частного обвинения допустимо и без достаточных данных, указывающих на признаки состава преступлений. Это объясняется тем, что, во-первых, потерпевший может заявить мировому судье о совершении только очевидного преступления, т.е. преступления, по которому установлено лицо, его совершившее. Во-вторых, дела частного обвинения рассматриваются мировым судьей не в рамках смешанного производства (сочетание досудебного и судебного производства), а состязательного. При этом мировой судья не проводит предварительную проверку поступивших материалов в порядке ст.144 УПК и не собирает доказательства виновности лица. Обязанность доказывания в таком производстве лежит на потерпевшем и осуществляется им непосредственно в судебном заседании. Судья же содействует этой деятельности, обеспечивая собирание таких доказательств, которые не могут быть получены сторонами самостоятельно.

Завершается процедура подачи заявления либо принятием его мировым судьей к производству, либо возвращением лицу, его подавшему.

Принятие заявления к производству возможно только в том случае, если мировой судья не установит наличие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Эти обстоятельства можно разделить на формальные (несоответствие содержания заявления требованиям закона) и материальные (основания отказа в возбуждении уголовного дела, указанные в ст.24 УПК).

Мировой судья не выносит постановления о принятии заявления к своему производству. Он обязан принять любое заявление, отвечающее выше названным требованиям.

С момента принятия мировым судьей заявления к своему производству лицо, ее подавшее, становится частным обвинителем. Судья обязан разъяснить ему права потерпевшего и частного обвинителя, о чем составляется протокол.

Читайте так же:  Как продлить патент на работу

Частный обвинитель наделен всеми правами, впрочем, равно как и обязанностями, потерпевшего. Кроме того, частный обвинитель поддерживает обвинение в суде. И, наконец, частному обвинителю предоставлены определенные права, принадлежащие государственному обвинителю. В частности, по смыслу закона, не исключена возможность замены частного обвинителя. При этом действуют те же правила, что и при замене государственного обвинителя.

Частный обвинитель, как и государственный, вправе представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, предъявлять и поддерживать по уголовному делу гражданский иск. Вместе с тем следует заметить, что по большей части рассмотренные выше права дублируют права потерпевшего.

Частный обвинитель также вправе отказаться от обвинения в части его или полностью, изменить обвинение на менее тяжкое.

На основании ч.1 ст.319 УПК, в случае, если заявление не удовлетворяет предъявленным требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления подавшему его лицу с предложением устранить недостатки и устанавливает для этого срок. В случае неисполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее.

Основанием вынесения соответствующего постановления не может служить отсутствие или неполнота доказательств, обосновывающих требования заявителя. Этот вопрос подлежит разрешению только в судебном заседании.

Продолжительность срока, в течение которого должны быть устранены недостатки заявления, в УПК не определена.

Отказ в принятии заявления к своему производству, обусловленный обстоятельствами, исключающими производство по делу, равнозначен отказу в возбуждении уголовного дела и считается препятствием к подаче в суд жалобы относительно того же деяния (п.4 ч.1 ст.27 УПК).

В исключительных случаях дела частного обвинения могут быть возбуждены и в ином порядке. Закон связывает такую возможность с наличием определенных обстоятельств, исключающих возможность проявления потерпевшим своей воли возбудить уголовное дело. Это случаи, когда:

1) имеет место смерть потерпевшего. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или дело возбуждается прокурором;

2) потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. В этом случае уголовное дело возбуждает прокурор.

В случае, если уголовное дело возбуждает прокурор, то на него же и возлагается ответственность по осуществлению уголовного преследования.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/9_145836_vozbuzhdenie-ugolovnogo-dela-chastnogo-obvineniya-u-mirovogo-sudi.html

Возмещение вреда по делам частного обвинения

Согласно ранее действовавшей редакции ст. 133 УПК РФ положения о реабилитации распространялись не только на подсудимого, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя oт обвинения, но и на подсудимого, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом oт обвинения частного обвинителя.

В настоящее время, согласно действующей редакции ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеет лишь подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Таким образом, положения главы 18 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения не применяются, поскольку она регулирует вопросы возмещения государством вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования, в случаях, если оно осуществляется от имени государства органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Защита прав лиц от незаконного уголовного преследования по делам частного обвинения может быть реализована иным образом, что нашло отражение в решениях Конституционного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ, придя к выводу о том, что оспариваемые нормы уголовно-процессуального закона (в частности, ст. 133 УПК РФ) не содержат указания на распространение их действия на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование в отношении которого осуществлялось в порядке частного обвинения и было прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, указал, что данное обстоятельство не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием.

Такая защита может быть осуществлена путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права (определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2007 года №136-О-О по жалобе Яковлева И.А.).

За обобщаемый период допускались ошибки при решении вопросов возмещения вреда по делам частного обвинения.

Так, постановлением мирового судьи с В., являвшейся потерпевшей и частным обвинителем по уголовному делу об оскорблении, был взыскан имущественный вред в размере 15000 рублей, причиненный Головкиной, обвинявшейся в этом преступлении и оправданной по приговору суда. Данная сумма была уплачена подсудимой адвокату за оказание юридической помощи по соглашению. Принимая указанное решение, суд первой инстанции руководствовался положениями ч.2 ст.131 УПК РФ, регламентирующей возмещение процессуальных издержек.

Котласский городской суд в апелляционном порядке оставил постановление без изменения, признав взысканные с заявительницы денежные средства возмещением имущественного вреда реабилитированному.

Судебная коллегия отменила постановление Котласского городского суда по следующим основаниям.

В соответствии с п.5 ч.2 ст.131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

По смыслу указанной нормы процессуальные издержки – это расходы, понесенные государством в лице судов и органов предварительного расследования при производстве по уголовному делу.

Согласно требований ч.1 ст.133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Как следует из материалов дела, уголовное преследование Головкиной осуществлялось не от имени государства, а в частном порядке, путём подачи потерпевшей заявления в суд в соответствии с ч. 1 ст. 318 УПК РФ, в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанции в качестве её защитника участвовал адвокат по соглашению.

Поэтому расходы, понесенные Головкиной по оплате услуг адвоката, не подлежали возмещению ни в качестве процессуальных издержек на основании ч.9 ст.132 УПК РФ, ни в порядке реабилитации на основании п.4 ч.1 ст.135 УПК РФ.

Таким образом, суд пришел к ошибочному выводу о взыскании с В. 15000 рублей в пользу Головкиной на основании норм уголовно-процессуального закона.

Читайте так же:  Вступление в наследство через суд госпошлина

Защита прав Головкиной могла быть осуществлена путем принятия судом по её заявлению решения о возмещении вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права (№22-1897/09).

Несмотря на то, что данный пример был приведён в Обзоре кассационной и надзорной практики Архангельского областного суда по уголовным делам за 1 полугодие 2009 года, аналогичная ошибка была допущена и в 1 полугодии 2010 года, когда Котласский городской суд, удовлетворяя заявление оправданного Кондрашова о взыскании расходов, понесенных им в связи с рассмотрением уголовного дела по ст. 130 ч. 1 УК РФ, с частного обвинителя Ш., руководствовался положениями статей 133 и 135 УПК РФ, регламентирующими возмещение имущественного вреда реабилитированному в результате уголовного преследования, осуществлённого от имени государства (№ 22-1186/10).

Подтвердив свою позицию о возможности защиты лица, привлекавшегося к ответственности по делу частного обвинения путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права, Конституционный Суд, вместе с тем, указал, что реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (часть вторая статьи 6 УПК РФ), предусматривает не только защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (часть первая статьи 6 УПК РФ).

При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав, хотя и по делам частного обвинения, не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины (определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2009 года N 643-О-О по жалобе Васева А.М.)

На необходимость учёта вины потерпевшего при решении вопросов, в частности, возмещения морального вреда указано и в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором разъяснено: судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/4_11240_vozmeshchenie-vreda-po-delam-chastnogo-obvineniya.html

Проблемы реабилитации по делам частного обвинения

Реабилитации в Уголовно–процессуальном кодексе РФ посвящена специальная глава — 18. Абсолютное большинство норм данной главы посвящено реализации механизма реабилитации по делам публичного обвинения.

Общее несовершенство механизмов реабилитации, длительность этого процесса ввиду неоднократного обжалования решений, сложившаяся практика применения процессуального закона о реабилитации обнаруживает многие проблемы, требующие скорейшего решения.

Ввиду своей редкости случаи, влекущие реабилитацию по делам публичного обвинения, как правило, придаются огласке, становятся известными общественности.

В отношении дел частного обвинения такого не происходит.

Единственная норма Уголовно–процессуального кодекса РФ, непосредственно посвященная вопросу реабилитации по делу частного обвинения — ч. 9 ст. 132 УПК РФ — гласит, что при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу .

Однако указанная норма находится в главе Уголовно–процессуального кодекса РФ, посвященной процессуальным издержкам, следовательно напрямую к реабилитации не относится.

Таким образом, незавершенность регламентации процедуры реабилитации по делам частного обвинения не позволяет рассчитывать на возмещение реабилитированным вреда, основываясь только на указанной статье.

Вместе с тем, судебной практикой выработано две противоположных позиции, посвященных реабилитации по делам частного обвинения.

Согласно первой из них рассчитывать на что-либо реабилитированному в порядке частного обвинения не приходится.

Обосновывается такая точка зрения следующим образом.

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ в порядке реабилитации вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством. Права обратиться с таким требованием к физическому лицу действующее уголовно–процессуальное законодательство реабилитированному по уголовному делу частного обвинения не предоставляет.

На первый взгляд расходы, понесенные реабилитированным (к ним, безусловно, относятся денежные средства, выплаченные адвокату–защитнику по соглашению), можно в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ отнести к составу процессуальных издержек, к которым относятся иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу. Однако далее в том же пункте указано, что эти расходы должны быть предусмотрены Уголовно–процессуальным Кодексом.

В этой связи следует отметить, что Уголовно–процессуальный кодекс РФ не регулирует вопросы заключения соглашения между лицом, обращающимся за юридической защитой, и адвокатом. Указанные правоотношения являются предметом регулирования гражданского законодательства. В силу данного обстоятельства суммы, уплаченные за оказание юридической помощи по гражданско–правовому договору, в состав процессуальных издержек не включаются.

Кроме того, как уже упоминалось, ст. 132 УПК РФ находится в главе, посвященной определению состава процессуальных издержек, и, следовательно, не имеет никакого отношения к реабилитации.

Также ее анализ говорит о том, что взыскание соответствующих сумм в пользу реабилитированного с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу, возможно только в том случае, если адвокат в защиту оправданного лица участвовал по назначению.

Добавлю, что мне удавалось отстоять указанную позицию (о невозможности взыскивать вред в порядке реабилитации с частного обвинителя) в суде.

Вторая точка зрения (на которую, кстати, встал Конституционный Суд РФ в своих немногочисленных актах, посвященных реабилитации — в первую очередь это Определение Конституционного Суда РФ от 19.02.2004 г. № 106–О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Забродиной Раисы Борисовны на нарушение ее конституционных прав частью девятой статьи 132 Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации» и Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 г. № 136–О–О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яковлева Ильи Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 11, частью первой и пунктом 2 части второй статьи 133 и частью первой статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) заключается в следующем.

Читайте так же:  Отмена комендантского часа в новый год

Несмотря на то, что в ч. 1 ст. 133 УПК РФ речь идет о возмещении государством вреда, причиненного гражданину органами дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом в результате незаконного уголовного преследования, Конституционный Суд РФ, а вслед за ним и часть судов общей юрисдикции считают, что в УПК РФ не содержится запрета на применение норм главы 18 к реабилитации и возмещению вреда по делам частного обвинения.

При этом мотивируют свои выводы судебные инстанции так.

Под уголовным преследованием закон понимает процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). По делам частного обвинения такую процессуальную деятельность осуществляют не органы дознания, дознаватель, следователь или прокурор, а гражданин — частный обвинитель.

Исходя из этого, есть основания полагать, что действующее законодательство о реабилитации в части взыскания причиненного имущественного и морального вреда за счет казны РФ не может распространяться на уголовные дела частного обвинения.

На практике существуют ситуации, когда потерпевшим изначально подается заявление о привлечении к уголовной ответственности лица при явном отсутствии события преступления или признаков состава преступления. При этом, несмотря на очевидное отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, мировой судья в силу ст. 319 УПК РФ обязан принять указанное заявление, провести судебное разбирательство с вызовом подсудимого и лишь в конце разбирательства вынести оправдательный приговор. При этом судебное разбирательство в отношении такого заведомо невиновного лица может сопровождаться применением к подсудимому мер процессуального принуждения и вообще негативно отразиться на его повседневной жизни, а вынесение оправдательного приговора в этом случае становится формальным актом.

В связи с этим суды полагают, что с учетом обязанности судьи принять заявление гражданина к своему производству и назначить судебное заседание независимо от наличия или отсутствия события или состава преступления ответственность за незаконное уголовное преследование по делам частного обвинения должно нести лицо, его возбудившее и осуществлявшее, а не государство.

Считаю, что все-таки с такой позицией нельзя согласиться ввиду следующего.

Неправомерно связывать право на удовлетворение требований о возмещении вреда в порядке реабилитации по делам частного обвинения с действиями частного обвинителя, который необоснованно пытался привлечь к уголовного ответственности обвиняемого, т.е. по сути с его виновными действиями, их неправомерностью.

В связи с этим хотелось бы провести аналогию с уголовными делами публичного обвинения.

Незаконное привлечение к ответственности по таким делам не всегда возникает в результате виновных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Чаще всего, эти действия на момент их совершения вполне правомерны, они незаконны с точки зрения последствий. Однако для возникновения права на реабилитацию наличие вины должностных лиц вовсе не обязательно. Вред возмещается от имени государства, именно оно выступает ответчиком в данных правоотношениях. Поэтому указанные лица не несут ответственности за свои правомерные действия.

Соответственно, те же самые аргументы применимы и к делам частного обвинения. Частный обвинитель, заявление которого оставлено без удовлетворения, при первоначальном обращении действует правомерно. И в случае вынесения оправдательного приговора либо при наличии иных оснований для реабилитации вред также должен возмещаться государством, в противном случае возмещение не будет иметь ничего общего с тем конституционно–правовым смыслом, который заложен в институт реабилитации.

Кстати говоря, в Определении Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 г. № 136–О–О также содержатся аргументы, позволяющие обосновать невозможность взыскания вреда в порядке реабилитации с обвиняемых. В нем, в частности говорится, что, несмотря на отсутствие прямого указания на распространение регламентирующих возмещение вреда гражданам в порядке реабилитации норм уголовно–процессуального законодательства на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование которого осуществлялось в порядке частного обвинения, данный факт не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать реабилитированному лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием. Такая защита осуществляется путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином (не уголовно-процессуальном) процессуальном порядке на основе норм гражданского права.

Таким образом, анализ действующего законодательства приводит к выводу о недостаточной регламентированности процедуры возмещения вреда в порядке реабилитации по делам частного обвинения, что нарушает как права реабилитированных, так и права обвиняемых.

Кузнецов Евгений Алексеевич
Адвокат адвокатской палаты г. Москвы

У вас есть свое мнение, вопрос или вам нужен совет адвоката по теме этой публикации?

Напишите в комментариях!
Видео (кликните для воспроизведения).

Изложите кратко обстоятельства, в связи с которыми хотите получить совет адвоката, и задайте свой вопрос.
Просим учесть, что полноценной консультации с подробным разъяснением всех возможных путей решения проблемы вы таким образом получить не сможете, т.к. для ее подготовки требуется время, необходимое для соотнесения той или иной ситуации с нормами действующего законодательства, ее регулирующей, а адвокат достаточно занят, чтобы отвечать на все поступающие вопросы в том объеме, в котором бы хотелось обратившемуся.
Обратите также внимание на то, что ответы на вопросы Евгений Алексеевич дает по своему усмотрению, и направлены они на информирование в общем виде, как поступить в той или иной ситуации. Детальное изучение сложных по своему содержанию ситуаций в этом формате невозможно.
А для того, чтобы гарантировано получить подробный мотивированный ответ на все свои вопросы с детальным изучением обстоятельств вашего дела/ситуации воспользуйтесь полноценной консультацией адвоката.

Пункт 9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. N 42


Источник: http://advocat-kuznetsov.ru/papers/vozmeshenie-vreda/problemy-reabilitatsii-po-delam-chastnogo-obvineniya.html
Моральный вред дел частного обвинения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here