Нарушение права на уголовное судопроизводство

Самое главное по теме: "Нарушение права на уголовное судопроизводство" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ настоящий Кодекс дополнен статьей 6.1, вступающей в силу с 4 мая 2010 г.

ГАРАНТ:

Действие положений статьи 6.1 настоящего Кодекса в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 г. N 273-ФЗ распространяется на правоотношения, возникшие с 25 июня 2013 г.

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 6.1 УПК РФ

О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок см. Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ

О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 г. N 11

1. Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2015 г. N 440-ФЗ в часть 3 статьи 6.1 настоящего Кодекса внесены изменения

ГАРАНТ:

Постановлением Конституционного Суда РФ от 30 января 2020 г. N 6-П часть третья статьи 6.1 признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред (признанного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке потерпевшим), не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному уголовному делу прекращено в связи со смертью подозреваемого

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июня 2019 г. N 23-П часть третья статьи 6.1 признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред (признанного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке потерпевшим), не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному уголовному делу завершилось постановлением обвинительного приговора

О конституционно-правовом смысле положений части 3 статьи 6.1 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2014 г. N 28-П

3. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2015 г. N 440-ФЗ в часть 3.1 статьи 6.1 настоящего Кодекса внесены изменения

3.1. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 июня 2015 г. N 190-ФЗ статья 6.1 настоящего Кодекса дополнена частью 3.2, вступающей в силу с 15 сентября 2015 г.

3.2. При определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 331-ФЗ статья 6.1 настоящего Кодекса дополнена частью 3.3

ГАРАНТ:

Положения настоящей части распространяются на правоотношения, возникшие с 11 ноября 2014 г.

3.3. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

5. В случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

6. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

Источник: http://base.garant.ru/12125178/b13655fba03e3355e868d6e9ac9fc931/

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

Определение размера компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок

Анализ практики Европейского суда по правам человека в сфере уголовного судопроизводства, в Российской Федерации по­казывает систематическое нарушение прав граждан, выразивше­еся в нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства.

Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О ком­пенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» был принят, в соответствии с требованием Европейского суда по правам человека для формирования действенного механизма правовой защиты прав граждан, в связи участившимися нару­шениями, выражающимися в несоблюдении разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов разумный срок.

Читайте так же:  Перевод в медицинский вуз другого города

Российская Федерация в связи с принятием Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за наруше­ние права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» встала на путь по­строения нового способа защиты нарушенного права граждан в области соблюдения разумных сроков уголовного судопроиз­водства, что является показателем применения принципа обя­зательности решений вышестоящего международного суда.

Принятие данного Федерального закона породило вопрос о правовой природе данного вида компенсации, имеет ли компен­сация публично-правовой или гражданско-правовой характер. Также ведутся многочисленные дискуссии по поводу соотнесе­ния норм компенсации за нарушение сроков на судопроизвод­ство в разумный срок и компенсации морального вреда.

В том числе в названном законе не определены границы размера компенсации за нарушение права на уголовное судо­производство в разумный срок, что не дает возможности сфор­мировать единообразную судебную практику.

Действовавшие ранее Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ №30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуж­дении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разум­ный срок» определяло, что присуждаемая компенсация представ­ляет собой денежное возмещение вреда, причиненного вследствие нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

На сегодняшний день, позиция Верховного суда РФ в отно­шении правовой природы компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок выглядит иначе. Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года № 11 «О некоторых вопросах, возникаю­щих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за на­рушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» рассматривает присуждение компенсации как специальный способ правовой защиты. Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок является мерой ответственности государства, которая имеет целью возмещение причиненного неимуществен­ного вреда фактом нарушения процедурных условий, обеспечи­вающих реализацию данных прав в разумный срок.

Однако, стоит согласиться с авторами, которые относят компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизвод­ство в разумный срок к разновидности компенсации морального вреда. Это дает возможность упорядочить судебную практику и использовать накопившийся опыт по применению ст. 151 ГК РФ, связанный с компенсацией морального вреда. Нравственные страдания лица, вызванные нарушением права на уголовное су­допроизводство в разумный срок, могут выражаться в непомер­ной продолжительности уголовного судопроизводства. Когда лицо испытывает состояние неопределенности, стресса и ужа­са пребывания в учреждения пенитенциарной системы. В этой связи, Европейский Суд по правам человека при рассмотрении дел о взыскании компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок устанавливает презумпцию того, что длительность судопроизводства причиняет моральный вред. Однако самого факта длительности судопроизводства не­достаточно, необходимо чтобы лицо, право которого нарушено, претерпевало в связи с эти нравственные страдания.

В ч. 2. ст. 2. Федерального закона от 30 апреля 2010 г. 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в раз­умный срок», размер компенсации определяется судом, исхо­дя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европей­ского суда по правам человека.

Думается, что национальные суды при определении разме­ра компенсации буквально должны опираться на практику при­менения Европейского суда по правам человека в рассматривае­мых аналогичных делах. Поскольку в практике российских судов не применяется право прецедента, данный вид правоотношений стоит относить как исключение из принятых норм. При опреде­лении размера компенсации суд должен индивидуально подхо­дить к рассмотрению каждого конкретного дела.

Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании дело по заявлению Давиденко В.С. о присуж­дении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по кассационной жалобе представителя Управле­ния Федерального казначейства по Волгоградской области Фоки­ной Е.С. на решение Волгоградского областного суда от 18 ноября 2010 г., которым заявление Давиденко В.С. удовлетворено частич­но. Общая продолжительность уголовного судопроизводства по данному делу составила около 8 лет, из которых более 4 лет заяви­тель содержался под стражей по обвинению в тяжком преступле­нии и в конечном итоге был осужден за преступление, не относя­щееся к тяжким, к наказанию, не связанному с лишением свободы — обязательным работам, а данное уголовное дело не представляло большой правовой и фактической сложности, поведение участни­ков уголовного судопроизводства со стороны заявителя и его за­щиты не являлось источником волокиты. С учетом изложенного материала, Волгоградский областной суд правомерно удовлетво­рил заявление Давиденко B.C. и взыскал с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета в пользу Давиденко B.C. компенсацию за нарушение права на судо­производство в разумный срок.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Вер­ховного Суда РФ указала, что взысканная судом сумма ком­пенсации в пользу Давиденко в размере 750 тысяч рублей су­щественно завышена. Практика Европейского Суда по правам человека не подтверждает столь значительной суммы — 750 ты­сяч рублей (эквивалент 18 тысяч евро) за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

В частности, Постановлением Европейского Суда по пра­вам человека от 25 февраля 2010 г. по жалобе N 31849/05 по делу «Казюлин против Российской Федерации» за длительное уголовное судопроизводство (более 11 лет) в пользу заявителя взыскано 6700 евро компенсации морального вреда. Постанов­лением Европейского Суда по правам человека от 3 апреля 2008 г. по жалобе N 16595/02 по делу «Головкин против Рос­сийской Федерации» за длительное уголовное судопроизвод­ство (более 7 лет) в пользу заявителя взыскано 5600 евро ком­пенсации морального вреда.

С учетом этого Судебная коллегия сочла необходимым уменьшить взысканную областным судом в пользу Давиденко B.C. сумму компенсации за нарушение права на судопроиз­водство в разумный срок и присудила ее в размере 200 тысяч рублей. Таким образом, как показывает судебная практика, российские суды учитывают практику Европейского суда по правам человека при определении размера компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и проявляют индивидуальный подход.

Размер компенсации, присуждаемой в связи с нарушени­ем права на судопроизводство или исполнение судебных актов в разумный срок, не должен быть неразумным по сравнению с суммами, присуждаемыми Европейским судом по правам человека по аналогичным делам принимаемыми в отношении граждан Российской Федерации.

Для определения размеров денежной компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок необходимо учитывать следующие критерии:

  1. Категория дела (правовая и фактическая сложность дела);
  2. Длительность судебного разбирательства. Поведение участников уголовного судопроизводства (злоупотребление своими правами и затягивание расследования или рассмо­трения уголовного дела, дело находится без движения, дли­тельность срока проведения экспертиз, неполнота и недоста­точность квалифицированности первоначальных экспертных исследований приведших к необходимости назначения по­вторных и дополнительных исследований, малоэффективные действия при производстве экспертиз и т.д.);
    1. Практику Европейского суда по правам человека.

В конечном итоге, в каждом конкретном случае судам не­обходимо учитывать индивидуальный подход к определению размера компенсации за нарушения права на уголовное судо­производство в разумный срок.

Размер компенсации зависит, во-первых, от требований лица обратившегося в суд; во-вторых, от вида прав, которые нарушены вследствие затягивания уголовного судопроизвод­ства; в- третьих, от обстоятельств дела; в-четвертых, от про­должительности нарушения сроков уголовного судопроиз­водства; в-пятых, от наступивших последствий; в-шестых, от значимости этих последствий для лица, обратившегося в суд с заявлением о компенсации; в-седьмых, от практики Евро­пейского суда по правам человека за аналогичные нарушения. Данный вид компенсации присуждается за счет средств феде­рального бюджета.

Читайте так же:  На каком сроке выдается родовой сертификат

В законе указано, что средства присуждаются не только из федерального бюджета, но и из бюджета субъекта Российской Федерации, а также из средств местного бюджета. Условия вы­платы зависят от того, из средств какого бюджета финансирует­ся орган или организация либо должностное лицо этого органа или этой организации, допустившие указанное нарушение прав.

Вместе с тем, присуждение компенсации за нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства не направле­на на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не исключает возможности взыскания имущественного ущерба, причиненного незаконными действиями органов до­знания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в со­ответствии со ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ. При всем том выплата подобной компенсации лишает гражданина права на компен­сацию морального вреда за указанное нарушение.

Хотелось бы отметить и тот факт, что при удовлетворе­нии заявления лица о получении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок национальными судами, лицо имеет право обратиться с повторным заявле­нием в Европейский суд по правам человека с требованием о компенсации морального вреда, если размер компенсации был недостаточным.

Источник: http://www.eurasialegal.info/index.php/component/content/article/313-2015-02-05-09-44-08/5301-2017-07-17-07-19-07

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

СТ 16 УПК РФ

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к Статье 16 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу действия данного принципа в уголовном судопроизводстве составляют ст. ст. 48, 49 Конституции РФ, которые гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, положения данного принципа провозглашаются и в международно-правовых актах: Международном пакте о гражданских и политических правах (подп. «d» п. 3 ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «c» п. 3 ст. 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если он не имеет защитника, то вправе быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

2. Все положения, которые регламентируют право подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве, касаются не только данных участников уголовного процесса, но и в соответствии с родовым понятием «обвиняемый», а также положениями ч. 1 ст. 47 УПК РФ подсудимого, осужденного. При этом весь спектр, составляющий право на защиту в отношении данных участников уголовного судопроизводства, может действовать как в совокупности, так и в отдельности при производстве по уголовным делам.

4. Нарушение принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту влечет за собой отмену либо изменение итогового судебного решения вышестоящей судебной инстанцией при производстве по уголовным делам. Так, к примеру, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ безусловным основанием к отмене или изменению судебного решения является рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным, или с иными нарушениями права обвиняемого пользоваться защитой с помощью защитника. Так, Определением Судебной коллегии ВС РФ от 26 июля 2012 г. N 53-Д12-14 дело о покушении на организацию незаконного сбыта наркотических средств, приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств направлено на новое судебное рассмотрение, так как судом надзорной инстанции нарушено право осужденного на защиту .
———————————
Там же.

5. Содержание принципа обеспечения права на защиту включает в себя ряд положений, которые сами составляют определенные критерии институциональности (инструментальности) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, некоторые положения состоят из самого содержания принципа обеспечения права на защиту, другие корреспондируют с нормами УПК РФ, а некоторые регламентируются Конституцией РФ и международными нормативными правовыми актами. Содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту включает в себя следующее:

1) обязанность обеспечить право на защиту подозреваемому, обвиняемому в уголовном судопроизводстве. В силу публичности уголовно-процессуальных отношений обязанность по обеспечению права на защиту возлагается на государство;

2) право на защиту подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве может быть осуществлено лично подозреваемым, обвиняемым; с помощью защитника; с помощью законного представителя;

3) право на защиту, которое связано с оказанием квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить подозреваемому, обвиняемому их право защищаться всеми не запрещенными нормами УПК РФ способами и средствами;

5) из вышеназванного элемента содержания права на защиту вытекает одна из составляющих права на защиту — осознание подозреваемым, обвиняемым наличия у них права защищаться всеми способами и средствами, не запрещенными нормами УПК РФ;

6) наделение подозреваемого, обвиняемого всеми процессуальными правами, которые позволяют обеспечить не только реализацию права на защиту, но и нормальное положение подозреваемого, обвиняемого в случае избрания и применения в отношения их мер уголовно-процессуального принуждения при производстве по уголовному делу;

7) обеспечение реальной возможностью пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, а в случаях, предусмотренных законом, — также законного представителя, которые наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого, обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу;

8) действие презумпции невиновности при производстве по уголовным делам.

Практика ЕСПЧ с учетом положений ЕКПЧ в качестве дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту, выделяет следующие элементы:

а) стандарты «добросовестного, сознательного и разумного отказа» от защитника ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Talat Tunc v. Turkey, Постановление от 27 марта 2007 г.; дело Jones v. the United Kingdom, Постановление от 9 сентября 2003 г.; дело Pishcalnikov v. Russia, Постановление от 24 сентября 2009 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

б) право на беспрепятственную коммуникацию обвиняемого с выбранным или назначенным защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Moiseev v. Russia, Постановление от 9 октября 2008 г.; дело S. v. Switzerland, Постановление от 28 ноября 1991 г.; дело Castravet v. Moldova, Постановление от 13 марта 2007 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

в) конфиденциальность коммуникации адвоката-защитника с обвиняемым и сведений, полученных защитником в ходе такого общения (адвокатская тайна) ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Smirnov v. Russia, Постановление от 7 июня 2007 г.; дело Kempers v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Lantz v. Austria, Постановление от 21 января 2002 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

г) право обвиняемого и его защитника на доступ к материалам уголовного дела и на получение необходимых копий процессуальных документов ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Foucher v. France, Постановление от 18 марта 1997 г.; дело Kremzow v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Mirialashvili v. Russia, Постановление от 11 декабря 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

Читайте так же:  Предложение ответчиком мирового соглашения

д) право на своевременность встреч с защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Mayzit v. Russia, Постановление от 20 января 2005 г.; дело Bogumil v. Portugal, Постановление от 7 октября 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

Видео (кликните для воспроизведения).

е) право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника .
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Popov v. Russia, Постановление от 13 июля 2006 г.; дело Groissant v. Germany, Постановление от 25 сентября 1992 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

При этом некоторые положения дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту и нашли свое отражение в решениях ЕСПЧ, определены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Аналогичная позиция была высказана и Конституционным Судом РФ в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П. Так, Конституционный Суд отмечает, что «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь» ().

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определены Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

Данная позиция отражена и в ч. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина», а также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. N 128-О // .

Принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге // .

8. Сам процессуальный порядок разъяснения судом, прокурором, следователем и дознавателем прав подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному регламентирован нормами УПК РФ. Время и порядок разъяснения прав данным участникам уголовного судопроизводства предусматривается ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 172 и др. (см. подробнее комментарий к данным статьям).

9. Во всех случаях судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ (ч. 3 ст. 389.22, ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК РФ) .
———————————
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-1/glava-2/st-16-upk-rf

Быстрее, Ваша честь, быстрее. Новые разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам присуждения компенсации за судебную волокиту.

29 марта 2016 г. вынесено Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»

В целях единообразия судебной практики Пленум Верховного Суда РФ дает новые разъяснения по вопросам присуждения компенсации за нарушение прав на судопроизводство и на исполнение судебного акта в разумный срок. Ранее разъяснения по данному вопросу содержались в постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, выпущенном в 2010 г., с настоящего времени они не применяются.

Если Вы считает свои права нарушенными, мы поможем Вам восстановить справедливость и получить денежную компенсацию. Ознакомитесь с нашими услугами по судебному представительству

Для обеспечения действенности конституционных прав граждан на судебную защиту Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации) установлен специальный способ защиты таких прав в виде присуждения компенсации.

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок имеет целью возмещение причиненного неимущественного вреда фактом нарушения процедурных условий независимо от наличия или отсутствия вины суда, органов уголовного преследования, органов, на которые возложена обязанность по исполнению судебных актов, иных государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Компенсация не направлена на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не заменяет собой возмещения имущественного вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов.При этом присуждение данной компенсации лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные выше нарушения.

На какие случаи распространяется компенсация за судебную волокиту?

Закон о компенсации распространяется на случаи:

  • нарушения разумных сроков судопроизводства по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции и арбитражными судами;
  • нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в том числе: по искам к РФ, субъекту РФ, муниципальному образованию;
  • нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовным делам.

Кто имеет право на компенсацию?

Права на судопроизводство и на исполнение судебного акта в разумный срок неотчуждаемы и непередаваемы, поэтому право на компенсацию имеет только лицо, участвовавшее в судебном разбирательстве, или лицо, в пользу которого выдан исполнительный документ. Данные права не могут быть переданы правопреемникам или уступлены.

Какой суд рассматривает дела о компенсациях?

Дела о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок подведомственны:

  • Верховному Суду РФ, судам общей юрисдикции в случае, если требование о присуждении компенсации вызвано длительным сроком судопроизводства по делу в суде общей юрисдикции или длительным неисполнением судебного акта суда общей юрисдикции, а также длительным досудебным производством по уголовному делу .
  • Верховному Суду РФ, арбитражным судам в случае, если требование о присуждении компенсации вызвано длительным сроком судопроизводства по делу в арбитражном суде или длительным неисполнением судебного акта арбитражного суда.
  • Суд по интеллектуальным правам рассматривает в качестве суда первой инстанции заявления о компенсации по делам, отнесенным к его подсудности в качестве суда первой инстанции, а также по рассмотренным арбитражными судами делам по спорам о защите интеллектуальных прав.

Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела о компенсации.

При рассмотрении заявления о компенсации суд не связан содержащимися в нем доводами и устанавливает факт нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, исходя из:

Читайте так же:  Доступ к информации о персональных данных

Если Вы считает свои права нарушенными, мы поможем Вам восстановить справедливость и получить денежную компенсацию. Ознакомитесь с нашими услугами по судебному представительству

Сложившаяся практика по компенсациям за судебную волокиту в Нижегородской области.

Согласно Обзора судебной практики по рассмотрению заявлений граждан о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, утвержденного Президиумом Нижегородского областного суда 11 февраля 2015 г. в период с 01.01.2013 года по 01.12.2014 года в Нижегородский областной суд поступило 70 заявлений граждан о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или исполнение судебного акта в разумный срок.

Приведу интересные примеры.

Примеры дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок

1. Решением судьи Нижегородского областного суда от 08 апреля 2014 года (3-30/2014) было частично удовлетворено заявление гражданина к Министерству финансов РФ о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (досудебное производство по уголовному делу) в размере 11 995 250,43 рублей. Судом постановлено взыскать с РФ в лице Министерства финансов РФ за счет средств федерального бюджета компенсацию за нарушение права на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок в размере 20 000 рублей.

При рассмотрении данного дела судом установлено, что в ходе досудебного производства по уголовному делу №8061 органами предварительного следствия было допущено нарушение требования разумного срока, предусмотренного п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того судом установлено, что предварительное следствие велось следственными органами процессуально неактивно, неоправданно долго и явно неэффективно. Данный вывод судом был сделан на том основании, что 12 раз постановления о приостановлении предварительного следствия были отменены в связи с неполнотой проведенного расследования, непринятию надлежащих мер к установлению всех обстоятельств происшествия и раскрытию совершенного преступления.

2. Гражданка обратилась в Нижегородский областной суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере 50 000 рублей. В обоснование заявления указала, что Нижегородским районным судом г.Н.Новгорода необоснованно долго рассматривалось дело №2-4192/2013 (о компенсации затрат на ремонт квартиры. Общая продолжительность судопроизводства по рассмотрению дела составила 1 год 4 месяца 5 дней.

Признаны неоправданными и не активными действия судьи Нижегородского районного суда относительно периодов времени, связанными с отложения и совершениями судом процессуальных действий. Кроме того, срок изготовления судебного решения значительно превысил установленный законом срок. Каких-либо убедительных мотивов, по которым судья изготавливал решение 1,5 месяца после провозглашения резолютивной части, материалы дела не содержат.

По делу принято решение о взыскании с Министерства финансов РФ за счет средств федерального бюджета компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере 25 000 рублей

Источник: http://precedentnn.ru/kompensaciya-za-sudebnuyu-volokitu.html

Иски о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок

В иске о взыскании компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок отказано

Судебная коллегия по административным делам Владимирского областного суда в составе:

при секретаре Ф. Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Владимире 24 мая 2016 года дело по апелляционной жалобе П.Е.К. на решение Владимирского областного суда от 16 февраля 2016 года, которым отказано в удовлетворении заявления П.Е.К. о присуждении компенсации за нарушение права на осуществление в разумный срок досудебного производства по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи С.Р.Е судебная коллегия

П.Е.К. обратился во Владимирский областной суд с административным исковым заявлением к Министерству финансов Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации о присуждении компенсации в размере 2 000 000 рублей за нарушение .права на осуществление в разумный срок досудебного производства по уголовному делу, находящемуся в производстве следственного управления при Управлении Министерства внутренних дел по городу Владимиру (далее УМВД по г. Владимиру), а также взыскании расходов на оплату юридических услуг в размере 40 000 рублей, расходов на оплату государственной пошлины в размере 200 рублей.

В обоснование административных исковых требований П.Е.К. указал, что является потерпевшим по уголовному делу, возбужденному 24 июня 2011 года по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Предварительное следствие по уголовному делу неоднократно приостанавливалось и прекращалось, принятые постановления о приостановлении и прекращении производства неоднократно отменялись как незаконные, и предварительное расследование вновь возобновлялось. 12 декабря 2015 года производство по уголовному делу прекращено. Таким образом, общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу с 24 июня 2011 года до 12 декабря 2015 года составляет 4 года 5 месяцев 18 дней, что нарушает его право, как потерпевшего, на судопроизводство в разумный срок.

Административный истец П.Е.К., адвокат Т.И.М. в судебное заседание не явились. Ранее в судебном заседании представитель П.Е.К. — адвокат Т.И.М. поддержал заявленные требования по изложенным в административном исковом заявлении основаниям.

Представитель административного ответчика Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Владимирской области Ш.Т.В. в судебном заседании с заявленными требованиями не согласилась, указав, что общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу не содержит признаков нарушения требования разумного срока, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сослалась на то, что П.Е.К. не обращался с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела.

Представители административного ответчика Министерства внутренних дел Российской Федерации и заинтересованного лица Управления Министерства внутренних дел России по Владимирской области (далее УМВД России по Владимирской области) возражали против удовлетворения заявленных требований. Пояснили, что в соответствии со ст. 162 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации в срок предварительного следствия не включается время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено или прекращено.

Судом постановлено оспариваемое решение.

В апелляционной жалобе П.Е.К. просит отменить решение суда первой инстанции, полагая, что периоды, в которые дело было приостановлено и прекращено, незаконно исключены из общего срока производства по уголовному делу. Полагает, что действия следователей являлись неэффективными, что повлекло нарушение его права на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок. Указывает, что сложность уголовного дела не может служить основанием для отказа в присуждении компенсации за длительное досудебное производство.

П.Е.К. извещен о рассмотрении административного дела судом апелляционной инстанции 28.04.2016 г. телефонограммой. В апелляционной жалобе административным истцом заявлено ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы без его участия.

Министерство финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Владимирской области, Министерство внутренних дел Российской Федерации, УМВД России по Владимирской области извещены о дате и времени рассмотрения административного дела судом апелляционной инстанции 28.04.2016г. посредством факсимильной связи.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя административного ответчика — Министерства финансов Российской Федерации в лице УФК по Владимирской области — Ш.Т.В., представителя административного ответчика — МВД России и заинтересованного лица — УМВД России по Владимирской облацти — К.Т.Е., обсудив доводы апелляционной жалобы, письменных возражений на жалобу, представленных УМВД России по Владимирской области, судебная коллегия приходит к следующему.

Из статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» N 68-ФЗ от 30 апреля 2010 года (далее — Федеральный закон N 68-ФЗ) следует, что граждане Российской Федерации, являющиеся в судебном процессе сторонами, при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок, могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации.

Читайте так же:  Выгнали из дома за непосещаемость

Согласно части 2 указанной статьи Федерального закона N 68-ФЗ, компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

В соответствии со статьей 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок; при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитывая такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства (части 1 — 3).

Установлено, что 24 июня 2011 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Административный истец по данному делу признан потерпевшим.

12 декабря 2015 года указанное уголовное дело прекращено в соответствии с п.1 4.1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

После вынесения данного постановления о прекращении уголовного дела П.Е.К. обратился в суд с настоящим заявлением.

В дальнейшем 26 января 2016 года начальником следственной части следственного управления УМВД России по г. Владимиру было вынесено постановление об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела от 12 декабря 2015 года.

26 января 2016 года предварительное следствие по уголовному делу возобновлено, установлен срок дополнительного следствия до 28 января 2016 года.

28 января 2016 года постановлением старшего следователя следственного отдела следственного управления УМВД России по г. Владимиру уголовное дело № 780 прекращено в соответствии с п.1 ч.1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

П.Е.К.. в административном исковом заявлении связывает нарушение своих прав на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок с периодом с 24 июня 2011 года по 12 декабря 2015 года (4 года 5 месяцев 18 дней).

Между тем, согласно разъяснениям, изложенным в пункте 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 30/64 от 23 декабря 2010 года, действовавшим на момент рассмотрения дела судом первой инстанции, при исчислении общей продолжительности судопроизводства по гражданскому или уголовному делу учитывается только то время, в течение которого дело находится в производстве суда, органов дознания, следствия, прокуратуры.

Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 49 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», действующего на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

Установлено, что производство по уголовному делу № 780 было приостановлено в следующие периоды с 24 августа 2011 года по 27 октября 2011 года, 27 января 2012 года по 06 марта 2012 года, 06 июня 2012 года по 10 июля 2012 года, 10 октября 2012 года по 25 декабря 2012 года, 27 декабря 2012 года по 12 февраля 2013 года, 15 февраля 2013 года по 15 мая 2013 года, 24 октября 2015 года по 12 ноября 2015 года. Кроме того, в период с 17 мая 2013 года по 01 августа 2013 года, 05 августа 2013 года по 29 ноября 2013 года, 01 декабря 2013 года по 12 мая 2014 года, 21 мая 2014 года по 27 октября 2014 года, 27 ноября 2014 года по 29 марта 2015 года, 29 апреля 2015 года по 24 сентября-2015 года производство по делу было прекращено.

Данные периоды обоснованно исключены судом первой инстанции из общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, поскольку в указанные периоды дело не находилось в производстве и уголовное преследование не осуществлялось.

Таким образом, при исключении данных периодов общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу №780 составляет 1 год 3 месяца 22 дня.

Доводы апелляционной жалобы в части неправомерности исключения из срока судопроизводства по уголовному делу вышеуказанных периодов, основаны на неправильном толковании положений Федерального закона N68-Ф3 от 30 апреля 2010 года.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание практику рассмотрения Европейским Судом по правам человека дел данной категории, правовую и фактическую сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий органов следствия, судебная коллегия приходит к выводу о том, что продолжительность судопроизводства по уголовному делу N 780 не свидетельствует о нарушении требований закона о разумном сроке досудебного судопроизводства, поскольку общая продолжительность производства по уголовному делу не превысила разумный срок, в связи с чем, отсутствуют основания для удовлетворения заявленных требований.

Доводы апелляционной жалобы о том, что длительность досудебного производства по уголовному делу обусловлена неэффективностью действий органов следствия, не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о правовой и фактической сложности данного дела, поскольку в ходе проведения следственных действий были допрошены более 25 свидетелей, проживающих в разных регионах Российской Федерации, в связи с чем направлялись поручения о производстве следственных действий в органы внутренних дел данных регионов, направлялись многочисленные запросы о предоставлении доказательств и сведений, допрошен эксперт.

Исследование представленных материалов позволяет сделать вывод о достаточности и эффективности действий должностных лиц, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования.

Доводы апелляционной жалобы о том, что сложность дела не может учитываться при установлении факта нарушения права на судопроизводство в разумный срок, противоречат требованиям статьи 258 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения административного искового заявления П.Е.К. о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок основан на анализе исследованных доказательств, мотивирован, соответствует материалам дела и требованиям законодательства, доводы в апелляционной жалобе о наличии факта нарушения права заявителя на судопроизводство в разумный срок неосновательны.

Указания П.Е.К. на процессуальные нарушения, допущенные органами следствия при осуществлении уголовного преследования, не подлежат рассмотрению в рамках Федерального закона N 68-ФЗ, поскольку для их проверки иного порядка, кроме установленного Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, не предусмотрено.

Решение суда первой инстанции принято в соответствии с нормами материального права, регулирующими рассматриваемые правоотношения, и нормами процессуального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не установлено.

Руководствуясь статьями 308 — 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Владимирского областного суда от 16 февраля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу П.Е.К. — без удовлетворения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://33.xn--b1aew.xn--p1ai/Pravovoe_informirovanie/%D0%BE%D0%B1%D0%B7%D0%BE%D1%80%D1%8B-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%B8-%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B7%D0%B0-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%D0%BD%D0%B0

Нарушение права на уголовное судопроизводство
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here