Неосновательное обогащение досудебный порядок урегулирования спора

Самое главное по теме: "Неосновательное обогащение досудебный порядок урегулирования спора" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

С 12 июля отменен претензионный порядок по ряду категорий споров

С сегодняшнего дня отменяется обязательный претензионный порядок по ряду категорий споров. Изменения появились вследствие поправок в АПК и ГК, подписанных Владимиром Путиным ранее. Соблюдение претензионного порядка до обращения в арбитражный суд с 12 июля обязательно только по требованиям о взыскании денежных средств, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения.

Все другие споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитража после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в случае, если он установлен федеральным законом или договором (см. «Ремонт сомнительного качества»: юристы обсудили частичную отмену досудебного порядка в АПК»).

В числе дополнительных категорий дел, по которым не требуется соблюдать претензионный порядок, – дела приказного производства, дела, связанные с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов, а также дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

По делам о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования при этом, наоборот, требуется соблюдение претензионного порядка: предусматривается, что до обращения в суд заинтересованное лицо, полагающее, что товарный знак не используется правообладателем, должно предложить ему обратиться с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить договор о его отчуждении.

«Безусловно, изменение положений ст. 4 АПК РФ – это большой плюс для практики, так как за год с момента принятия закона Закона № 47-ФЗ Верховному суду пришлось три раза вмешаться в практику применения данной нормы. Но, к сожалению, опять законодатель ограничился фрагментарным подходом к проблеме и перечислил ряд категорий дел, по которым соблюдение досудебного порядка необязательно», – считает Салимхан Ахмедов, к. ю. н., преподаватель дисциплины «Арбитражный процесс» кафедры гражданского и административного судопроизводства МГЮА О. Е. Кутафина (МГЮА).

Также изменяются правила о принятии предварительных обеспечительных мер по спорам, по которым обязательно соблюдение претензионного порядка. Теперь сторона может добиться предварительных обеспечительных мер еще до направления претензии. При этом претензию нужно будет направить не позже чем через 15 дней со дня вынесения определения о принятии предварительных обеспечительных мер, а иск подается не позднее 5 дней со дня истечения срока на рассмотрение претензии.

«В соответствии с действующей редакцией закона сторона обязана подать исковое заявление в течение 15 дней с момента вынесения определения об обеспечении, что фактически блокирует применение предварительных обеспечительных мер по спорам, требующим соблюдения обязательного претензионного порядка», – разъясняет ситуацию Евгения Евдокимова, старший юрист «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры».

Как отмечает Евгения Евдокимова, при заключении договоров рекомендуется обращать внимание на условие о претензионном порядке, в частности:

– предусматривать способы направления претензии;
– при необходимости сокращать установленный законом срок со дня направления претензии, по истечении которого допускается обращение в арбитражный суд;
– предусматривать обязательный претензионный порядок по иным спорам, помимо указанных в законе.

Источник: http://pravo.ru/news/view/142630/

Неосновательное обогащение досудебный порядок урегулирования спора

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 3 сентября 2013 г. N Ф08-4765/13 по делу N А32-22809/2012 (ключевые темы: расторжение договора подряда — неосновательное обогащение — досудебный порядок урегулирования спора — результаты работ — отказ от исполнения договора)

г. Краснодар
03 сентября 2013 г. Дело N А32-22809/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 27 августа 2013 г.

Полный текст постановления изготовлен 03 сентября 2013 г.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Афониной Е.И., судей Артамкиной Е.В. и Фефеловой И.И., при участии от истца — государственного унитарного предприятия Краснодарского края «»Племенное хозяйство «Юбилейное»» (ИНН 2329006546, ОГРН 1022303588174) — Редько Г.С. (доверенность от 30.07.2013), от ответчика — общества с ограниченной ответственностью «Архитектурная проектно-строительная компания» (ИНН 2314023348, ОГРН 1102314000116) — Ревякина В.И. и Ревякина Е.В. (доверенность от 26.10.2012), рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Архитектурная проектно-строительная компания» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.03.2013 (судья Огилец А.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2013 (судьи Ковалева Н.В., Еремина О.А., Кузнецов С.А.) по делу N А32-22809/2012, установил следующее.

Государственное унитарное предприятие Краснодарского края «Племенное хозяйство «Юбилейное»» (далее — предприятие) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к ООО «Архитектурная проектно-строительная компания» (далее — общество) о расторжении договора подряда и взыскании 2 019 534 рублей неотработанного аванса.

Общество заявило встречный иск, в котором просило признать принятыми работы по договору подряда от 03.02.2011 N 1.

Решением от 25.03.2013, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 11.06.2013, с общества в пользу предприятия взыскано 2 019 534 рубля неотработанного аванса по мотиву того, что ответчик не подтвердил надлежащими доказательствами факт выполнения работ по договору, их объем и стоимость. Требования предприятия в части расторжения договора подряда от 03.02.2011 N 1 оставлены без рассмотрения в связи с несоблюдением претензионного порядка урегулирования спора. В удовлетворении встречного иска отказано.

В кассационной жалобе общество просит отменить решение от 25.03.2013 и постановление апелляционного суда от 11.06.2013, в удовлетворении исковых требований предприятия — отказать, встречный иск — удовлетворить. По мнению заявителя, общество не нарушило свои обязательства, поскольку договором подряда от 03.02.2011 N 1 конкретный срок выполнения работ не определен. Подрядчик выполнил работы в разумный срок с учетом климатических условий (4 месяца и 3 дня). Истом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, что лишает его права на обращение в суд с заявленными требованиями. Договор подряда от 03.02.2011 N 1 не расторгнут, поэтому предприятие незаконно уклоняется от принятия результата работ. Решение принято с многочисленными нарушениями судом норм процессуального права, в том числе не проверены полномочия представителей предприятия, к исковому заявлению не приложены все необходимые документы, предусмотренные статьей 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, нарушен срок изготовления судебного акта в полном объеме.

Читайте так же:  Органы осуществляющие защиту прав несовершеннолетних детей

В судебном заседании представители общества поддержали доводы жалобы, представитель предприятия возражал против ее удовлетворения, ссылался на соответствие сделанных судами выводов закону и имеющимся в деле доказательствам.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела, общество (подрядчик) и предприятие (заказчик) заключили договор от 03.02.2011 на выполнение следующих работ: устройство котлована под цистерны, траншеи под трубу, подстилающих слоев из песка, укладка водопроводной трубы, установка питьевых цистерн, гидроизоляция и обвязка цистерн, устройство водопроводных колодцев и насосной станции.

Пунктом 2.2 договора от 03.02.2011 стороны установили, что после заключения договора заказчик на основании счета, выставленного подрядчиком, оплачивает аванс в размере 2 019 534 рублей. В соответствии с пунктом 4.1 договора работы должны быть начаты, завершены и произведены в течение месяца.

Согласно пункту 5.2 подрядчик передает заказчику акт выполненных работ (форма N КС-2), справку о стоимости работ (форма N КС-3), счет-фактуру на выполненные работы.

Ссылаясь на нарушение подрядчиком срока выполнения работ, предприятие на основании статей 405 и 717 Гражданского кодекса Российской Федерации обратилось в арбитражный суд с требованиями о расторжении договора подряда и взыскании неотработанного аванса.

Общество заявило встречный иск о признании работ принятыми по договору подряда от 03.02.2011 N 1.

Оставляя требование предприятия о расторжении договора подряда от 03.02.2011 N 1 без рассмотрения на основании части 2 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что предприятием не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, поскольку претензия с требованием вернуть сумму аванса без исходящего номера и даты не содержит выраженного в письменной форме отказа от исполнения договора и указания срока для устранения подрядчиком недостатков; истец не представил доказательств направления претензии в адрес ответчика. Суд апелляционной инстанции согласился с названным выводом.

Однако данный вывод является ошибочным.

Статья 450 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет право в одностороннем порядке расторгать договор, помимо существенного нарушения договора, а также в случаях, которые предусмотрены названным Кодексом, другими законами или договором.

В силу статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Следовательно, статья 717 Гражданского кодекса Российской Федерации презюмирует ничем не ограниченное право заказчика расторгать договор. Указанное правило, если иное не предусмотрено в договоре, принадлежит заказчику на протяжении всего периода его действия до принятия результата работы. При этом подрядчик вправе требовать уплаты ему части оговоренной цены, которая пропорциональна соответствующей доле работы, выполненной до получения извещения заказчика об отказе от исполнения договора. Кроме того, на заказчика возлагается обязанность возместить убытки, причиненные прекращением договора.

Статьей 717 Гражданского кодекса Российской Федерации не определен претензионный порядок урегулирования спора. Установление факта направления подрядчику извещения об отказе заказчика от выполнения договора в силу названной нормы имеет значение для осуществления расчетов между ними за выполненные до этого работы.

Из искового заявления следует, что воля предприятия была направлена на расторжение договора на основании статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд неправомерно оставил требование предприятия о расторжении договора подряда от 03.02.2011 N 1 без рассмотрения, поскольку для одностороннего расторжения договора по смыслу статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации не требуется его расторжение в судебном порядке, равно как и соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. Однако данное нарушение не привело к принятию неправильного по существу решения.

В статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного Кодекса.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 информационного письма от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» разъяснил, что положения пункта 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода.

Факт перечисления заказчиком подрядчику аванса подтверждается платежным поручением от 07.02.2011 N 168 на сумму 2 019 534 рубля.

В связи с расторжением договора у общества отпали правовые основания для удержания перечисленных учреждением денежных средств. Право сохранить за собой авансовые платежи с этого момента прекратилось, и на основании пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации у ответчика возникло обязательство по их возврату.

Направление акта выполненных работ от 10.06.2011 N 1 и справки о стоимости выполненных работ от 10.06.2011 в адрес предприятия после подачи иска не соответствует положениям статей 720 и 753 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому не свидетельствует о незаконном уклонении заказчика от приемки работ. Судебные инстанции установили, что спорный объем работ выполнен другой организацией по договору подряда от 17.10.2011. Общество не представило доказательств фактического выполнения спорных работ и извещения заказчика об их приемке; односторонние акты от 10.06.2011 N 1 и справки о стоимости от 10.06.2011 не могут служить таким доказательством, поскольку сами по себе не подтверждают данное обстоятельство и направлены обществу только после его обращения в суд с иском в порядке статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Читайте так же:  Вписывают ли детей в загранпаспорт нового образца

Ссылка общества на нарушение судом срока, установленного абзацем 2 части 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для изготовления решения в полном объеме, отклоняется судом кассационной инстанции, так как данное нарушение норм процессуального права в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Основания для отмены или изменения решения и постановления суда апелляционной инстанции по приведенным в кассационной жалобе доводам отсутствуют. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.03.2013 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2013 по делу N А32-22809/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Е.И. Афонина
Судьи Е.В. Артамкина
И.И. Фефелова

Обзор документа

Заказчик предъявил к подрядчику иск о расторжении договора подряда и взыскании неотработанного аванса. Первое из этих требований было оставлено без рассмотрения на том основании, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора.

Кассационная инстанция признала такой вывод ошибочным ввиду следующего.

В ГК РФ есть статья про отказ заказчика от исполнения договора подряда. В силу нее заказчик, если иное не предусмотрено договором, может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора. При этом необходимо, во-первых, оплатить подрядчику часть работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Во-вторых, возместить ему убытки, причиненные прекращением договора, в пределах разницы между ценой за всю работу и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Данная статья презюмирует ничем не ограниченное право заказчика расторгать договор. Оно принадлежит ему на протяжении всего периода действия договора до принятия результата работы, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Указанной статьей ГК РФ не определен претензионный порядок урегулирования спора. Факт извещения подрядчика об отказе заказчика от исполнения договора имеет значение для осуществления расчетов между ними за выполненные до этого работы.

Воля заказчика была направлена на расторжение договора на основании упомянутой статьи ГК РФ.

Суд неправомерно оставил это требование без рассмотрения, поскольку для одностороннего расторжения договора по смыслу той статьи ГК РФ не требуется расторгать его в судебном порядке, равно как и соблюдать досудебный порядок урегулирования спора.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/40549304/

ВС разъяснил, когда можно не соблюдать обязательный досудебный порядок разрешения спора

В сентябре 2016 г. Наталья Смирнова купила у Валерия Дубового жилой дом с участком за 1,5 млн руб. При заключении сделки покупательница была удовлетворена качественным состоянием приобретаемой недвижимости после осмотра, не выявившего дефектов и недостатков, о которых ей не сообщил продавец, что было отражено в договоре. Стороны установили, что при подписании ДКП покупатель передает продавцу 500 тыс. руб., а оставшаяся сумма подлежала выплате до 28 февраля 2017 г. ежемесячными платежами по 200 тыс. руб. на счет продавца.

5 сентября 2016 г. дом и земельный участок были переданы покупательнице по акту приема-передачи, а через десять дней Наталья Смирнова зарегистрировала право собственности на объекты недвижимости. 6 сентября 2016 г. она оплатила 500 тыс. руб., а 1 ноября перевела продавцу еще 200 тыс. руб., после чего прекратила перечисление средств.

Городская администрация 19 января 2017 г. утвердила очередность сноса жилых домов, в том числе и купленного истицей дома. 22 февраля администрация предоставила Наталье Смирновой сведения о том, что по заключению межведомственной комиссии от 7 августа 2013 г. приобретенное ею жилое помещение непригодно для проживания в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания. Такое заключение было вынесено на основании заявления Валерия Дубового, поданного еще в сентябре 2012 г.

Видео (кликните для воспроизведения).

В связи с этим Наталья Смирнова обратилась в суд с иском к Валерию Дубовому о расторжении заключенного договора купли-продажи, взыскании уплаченной по нему суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. В обоснование требований она указала, что при совершении сделки ответчик скрыл от нее тот факт, что дом признан непригодным для проживания, то есть продал товар ненадлежащего качества.

Ответчик исковые требования не признал, отказался от расторжения договора в добровольном порядке и предъявил встречные требования о взыскании недополученной суммы по ДКП и неустойки в размере 301 тыс. руб., сославшись на неполную оплату покупной цены.

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования Натальи Смирновой и отказал в удовлетворении встречного иска, зафиксировав факт продажи не соответствующего условиям договора имущества, имеющего существенные и неустранимые недостатки, что является основанием для расторжения договора и взыскания уплаченных по нему денежных средств и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляция отменила решение нижестоящего суда, взыскала с истицы в пользу ответчика неустойку, посчитав, что покупательница не исполнила свои обязательства по оплате недвижимости в полном объеме. Также апелляционный суд оставил без рассмотрения требование покупательницы о расторжении спорного договора, отказав в удовлетворении остальных требований истицы. При вынесении решения апелляция исходила из того, что Наталья Смирнова не соблюла предусмотренный п. 2 ст. 452 ГК РФ досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком. Суд счел, что договор купли-продажи не расторгнут и не признан недействительным, поэтому нет правовых оснований для возврата уплаченных по нему средств.

Не согласившись с решением, Наталья Смирнова обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев материалы дела, вынесла Определение № 69-КГ18-8, которым удовлетворила жалобу.

Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Читайте так же:  Срок предъявления виндикационного иска

Как следует из Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ. Если истец не исполнил данный досудебный порядок урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения.

Вместе с тем ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется государственная, в том числе судебная, защита его прав и свобод. В развитие конституционной гарантии на судебную защиту ч. 1 ст. 3 ГПК РФ устанавливает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Как указал ВС РФ, из этого следует, что в тех случаях, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора невозможно по объективным причинам, данное обстоятельство не должно приводить к лишению права на судебную защиту.

Отменяя решение апелляции, Верховный Суд отметил, что она не учла, что Наталья Смирнова при обращении в суд с иском к Валерию Дубовому не располагала информацией о месте нахождения ответчика и просила суд оказать ей содействие в истребовании сведений о месте его регистрации в УФМС в порядке п. 3 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ. Суд удовлетворил данное ходатайство и направил соответствующий судебный запрос в отдел по вопросам миграции ОМВД РФ. При этом в договоре купли-продажи и других документах, связанных с отчуждением продавцом дома и земельного участка, указаны место проживания и регистрации ответчика по месту нахождения перешедшего к истице имущества, поэтому направление корреспонденции по данному адресу не имело смысла.

Из объяснений Натальи Смирновой следует, что она неоднократно обращалась к ответчику по вопросу урегулирования спора по известному ей номеру мобильного телефона, однако Валерий Дубовой отказался от обсуждения вопроса о недостатках дома, а позже отключил телефон.

Как отметил Верховный Суд, с учетом указанных обстоятельств суду апелляционной инстанции следовало определить, имелась ли у истицы возможность вручить или направить ответчику письменное предложение о расторжении ДКП, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить вопрос о наличии оснований для применения положений абз. 2 ст. 222 ГПК РФ. Апелляция же не вынесла на обсуждение сторон и не установила имеющие значение для дела обстоятельства, связанные с реализацией досудебного порядка урегулирования спора, а также не опровергла доводы заявителя об отсутствии у нее информации о месте жительства ответчика в нарушение требований ГПК РФ. В связи с этим дело был направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов назвал определение ВС РФ примечательным, поскольку в данном случае Суд отошел от устоявшегося правила о необходимости соблюдения досудебного порядка в споре о расторжении договора. По мнению адвоката, Верховный Суд применил критерий «невозможность по объективным причинам» и усмотрел в деле именно такие причины. «Исходя из описания, они действительно были, и в целом этот подход выглядит более прогрессивным относительно эффективности защиты нарушенного права. Притом что закон не предусматривает возможности извинить неисполнение досудебного порядка “по объективным причинам”, в рассматриваемом деле это произошло», – пояснил он.

В определении, по мнению эксперта, проявляется принцип защиты добросовестной стороны от недобросовестной, что соответствует основным началам, заложенным в ст. 1 ГК РФ, и недопустимости злоупотребления правом: «Суд явно учел и то, что истица принимала меры по реализации досудебного порядка, а не игнорировала их, как явный признак добросовестности, который действительно заслуживает судебной защиты. Суды на местах с большой осторожностью применяют общие начала, им все-таки проще держаться конкретных норм и процедур, так что здесь именно ВС РФ задает нужный тон».

Юрий Ершов предположил, что решение Верховного Суда способно повлиять на судебную практику, и можно будет добиваться защиты в делах, которые ранее считались «безнадежными» как раз по формальным причинам. «В подобной практике проявляется некоторый “дрейф” правовой системы в сторону большей свободы в оценке обстоятельств, включая защиту нарушенных прав даже “поверх” формальных ограничений», – заключил он.

Заместитель руководителя тверского филиала Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Антон Алексеев расценил определение ВС РФ как позитивное, поскольку оно дает разъяснения, что если объективно невозможно соблюсти обязательный досудебный порядок разрешения спора, то такие объективные обстоятельства не должны приводить к лишению права на судебную защиту. «Представляется, что данное разъяснение устранит в подобных случаях формальный подход судов при решении вопроса об оставлении иска без рассмотрения при несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора», – полагает он.

По мнению эксперта, позиция ВС РФ направлена на обеспечение принципа доступа к правосудию, закрепленного в том числе Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и развивает ее положения. «Это в особенности актуально для защиты своих прав гражданами, когда невозможно установить место нахождения ответчика. Однако в таких случаях истцу необходимо будет доказать наличие объективных причин, по которым соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора было невозможно», – резюмировал Антон Алексеев.

Руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов полагает, что в данном деле наибольшее значение имеет подход ВС РФ к вопросу соблюдения истцом обязательного претензионного порядка, предусмотренного законом: «Верховный Суд придерживается достаточно неформального подхода к истолкованию обязательности направления претензии, что нетипично для системы судоустройства».

По словам эксперта, ВС РФ констатирует, что право на судебную защиту превалирует над нормами об обязательности претензии, которые в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут, как выясняется из судебного акта, и не иметь обязательного характера. «В данном деле формальное направление истцом претензии о расторжении договора, пусть даже по своему же адресу, помогло бы избежать лишних судебных инстанций и не привело бы к подобному решению ВС РФ. Но коль уж истец не выполнил формальные требования закона, заслуживает уважения принципиальность Верховного Суда в вопросе защиты прав граждан, исходя из конкретных обстоятельств данного дела», – отметил Сергей Попов.

Читайте так же:  Взыскателю отменить судебного приказа

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-kogda-mozhno-ne-soblyudat-obyazatelnyy-dosudebnyy-poryadok-razresheniya-spora/

ВС объяснил, когда не нужен досудебный порядок

АПК прямо предусматривает претензионный порядок для гражданско-правовых споров о взыскании денег по тем требованиям, которые возникли из договоров или других сделок, говорит Михаил Кюрджев, партнёр Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Управление частным капиталом группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . В ГПК подобных положений не прописано, но нижестоящие суды не всегда это учитывают.

Вернуть долг оказалось непросто

В 2015 году Татьяна Шепелева* взяла в долг у своих знакомых 450 000 руб. 250 000 руб. ей одолжила Ольга Монархова* под 3% в месяц, а ещё 200 000 руб. дал Сергей Монархов* – её супруг. Деньги передавались под расписки, где стороны не указывали срок возврата средств.

В дальнейшем Монархова выкупила у своего мужа права требования к Шепелевой, став её единственным кредитором по этим двум займам. К 2017 году должница вернула лишь 110 000 из 450 000 руб. При этом на протяжении двух лет заимодавец не раз просила отдать ей всю сумму: она неоднократно говорила об этом по телефону и устно при свидетелях, когда виделась с Шепелевой.

Но Шепелева игнорировала такие обращения. Тогда Монархова решила вернуть оставшиеся деньги в судебном порядке. Летом 2017 года она потребовала взыскать с должницы 340 000 руб. основного долга и 321 900 руб. процентов. Через два месяца после подачи иска кредитор дополнительно отправила ответчице письмо с просьбой вернуть деньги, но никаких средств так и не получила.

Само дело рассмотрели лишь весной 2018 года. Сургутский городской суд отказал истице, сославшись на то, что заявительница до обращения в суд не направила письменное требование о возврате денег. Учитывая это обстоятельство, у Монарховой на момент подачи иска не возникло права требовать займа и процентов по нему. Апелляция оставила такое решение без изменений и дополнительно подчеркнула, что деньги давались ответчице до востребования, а истица не доказала, что просила вернуть эти средства до обращения в суд (дело № 33-5195/2018).

Монархова не согласилась с такими выводами и обжаловала акты нижестоящих инстанций в Верховном суде. ВС пояснил, что действующее законодательство не обязывает заимодавца в подобной ситуации направлять заёмщику требование о возврате денег до обращения в суд. Судьи ВС пояснили, что не предусмотрен досудебный порядок для споров, вытекающих из заёмных правоотношений между гражданами. Таким образом, сам факт подачи иска кредитором уже является требованием о возврате долга по договорам займа, подчеркнула судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 69-КГ19-11).

Учитывая перечисленные обстоятельства, тройка судей под председательством Андрея Марьина отменила все акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию (прим. ред. – пока ещё не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «Заимодавец поступил плохо, но вовсе не критично»

Павел Шефас из Авелан Авелан Федеральный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × говорит, что в спорной ситуации нижестоящие суды спутали нормы материального права и процессуального: «Они смешали досудебный порядок урегулирования частного спора и срок исполнения обязательств». Из-за чего суды отказали истице во взыскании реальной задолженности, которую ответчица по существу не оспаривала, замечает юрист. Теперь истице придётся повторить процесс, а ответчица будет в просрочке с того момента, когда ещё шло разбирательство по текущему делу, констатирует Шефас.

Я согласен с подходом ВС. Суд откинул лишний формализм и посмотрел на суть спора. Да, это плохо, что перед обращением в суд заимодавец не направила требование о возврате займа. Плохо, но вовсе не критично, потому что по существу ничего не изменилось. Подача иска о взыскании задолженности по договору займа совершенно явно показывает волю заимодавца забрать свои деньги.

Кирилл Коршунов, юрист Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг группа Рынки капиталов группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Налоговое консультирование группа Уголовное право ×

Что не так с досудебным порядком

Если говорить об обязательном досудебном порядке, то с ним сейчас происходит сплошная «профанация», возмущается Шефас. По его словам, норма работает лишь как ещё одно формальное основание для суда или ответчика, чтобы, оставив исковое заявление без рассмотрения, уклониться от разрешения спора по существу: «При этом забывается, что досудебный порядок нужен сторонам, а не суду. Если стороны хотят договориться, то они сделают это без каких-либо публичных предписаний».

Поэтому в отношениях между физическими лицами обязательный досудебный порядок устанавливать не стоит, полагает Кирилл Коршунов, юрист Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг группа Рынки капиталов группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Налоговое консультирование группа Уголовное право × . Во-первых, гражданину сложно будет сориентироваться, нужен ли по его делу претензионный порядок или нет, считает эксперт. Во-вторых, отношения между гражданами менее формальные, уверен он: «Досудебное урегулирование спора, как правило, происходит, но оно не документируется. Ведь людям тоже не очень хочется в суд, все понимают, что это долго». Так что перед разбирательством стороны обсуждают ситуацию и идут в суд, как правило, когда переговоры заходят в тупик, а не из-за своей прихоти и вспыльчивости, резюмирует Коршунов.

Источник: http://pravo.ru/story/216227/

Неосновательное обогащение досудебный порядок урегулирования спора

С 12 июля 2017 года вступила в силу новая редакция ч.5 ст.4 АПК РФ. Стало меньше исков, на которые распространяется обязательный претензионный порядок досудебного урегулирования споров.

Законодатель внес три значительных изменения в правила досудебного порядка урегулирования споров (Федеральный закон от 1 июля 2017 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»).

  1. Изменили общее правило претензионного порядка. Если иск не связан с взысканием долга по договору или неосновательного обогащения, претензию направлять не нужно. Кроме того, расширили список исключений, когда не нужно направлять претензию.
  2. Распространили обязательный досудебный порядок на иски о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.
  3. Продлили срок, в течение которого действуют предварительные обеспечительные меры. Теперь есть возможность соблюсти обязательный досудебный порядок до того, как истечет срок предварительных обеспечительных мер.
Читайте так же:  Жалоба на бездействие районной прокуратуры

Правила претензионного порядка с 12 июля 2017 года

С 1 июня 2016 года до 12 июля 2017 нужно было направлять ответчику претензию по каждому гражданско-правовому спору, кроме случаев, указанных в законе. Теперь обязательный досудебный порядок нужно соблюдатьтолько в отношении исковых требований о взыскании денег по договору либо вследствие неосновательного обогащения (абз. 1 ч. 5 ст. 4 АПК РФ).

Во всех остальных гражданско-правовых спорах претензию нужно направить, только если претензионный порядок установлен в законе или в договоре между сторонами (абз. 2 ч. 5 ст. 4 АПК РФ).

Даже если спор касается взыскания денег по договору либо вследствие неосновательного обогащения, от обязательного порядка освобождены иски по делам:

  • приказного производства;
  • связанные с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов. Ранее не нужно было направлять претензию только по делам об оспаривании решений третейских судов;
  • о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений;

Освободили от обязательного претензионного порядка иски прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в защиту публичных интересов либо прав и законных интересов других лиц. Ранее аналогичную правовую позицию сформулировал Верховный суд РФ.

Такие правила содержатся в абзаце 4 части 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

По спорам, которые не связаны со взысканием долга, претензионный порядок соблюдать не нужно

В результате изменений в Арбитражном процессуальном кодексе РФ больше не нужно направлять претензию по спорам, которые не связаны со взысканием долга, то есть по спорам:

  • о признании сделки недействительной;
  • о применении последствий недействительности ничтожной сделки;
  • о заключении договора;
  • о признании недействительным аукциона о продаже права на заключение договора;
  • об истребовании недвижимого имущества из незаконного владения;
  • о сносе самовольной постройки;
  • об освобождении имущества от ареста.

То, что претензионный порядок оставили только по денежным требованиям из договоров, логично. В других случаях он бесполезен, поскольку он никак не помогает уладить спор до суда. Например, стороны не могут самостоятельно взять и признать сделку недействительной. На это ранее указывали и юристы и Верховный суд, который применял ограничительное толкование к правилу Арбитражного процессуального кодекса РФ о необходимости соблюдать обязательный досудебный порядок по гражданско-правовым спорам.

С 12 июля изменились правила претензионного порядка в сфере интеллектуальных прав

С 1 июня 2016 года по 12 июля 2017 нужно было направлять ответчику претензию по всем спорам в сфере интеллектуальных прав, кроме исков о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. С 12 июля правила изменились.

Для исков о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования ввели обязательный досудебный порядок

Заинтересованное лицо, которое полагает, что правообладатель не использует товарный знак, должно направить правообладателю предложение обратиться в Роспатент с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак. Такое предложение нужно направить правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков, не ранее чем по истечении трех лет с даты регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня, когда заинтересованное лицо направило предложение, правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не передаст исключительное право на товарный знак, заинтересованное лицо вправе обратиться в суд. Это нужно успеть сделать в течение 30 дней со дня, когда истек двухмесячный срок. Если заинтересованное лицо пропустит этот срок, ему придется направлять правообладателю новое предложение.

Такие правила содержит пункт 1 статьи 1486 Гражданского кодекса РФ.

Отменили обязательный досудебный порядок для большинства интеллектуальных споров

Не нужно соблюдать обязательный претензионный порядок до подачи исковых заявлений:

  • о признании исключительного права;
  • о пресечении действий, которые нарушают исключительное право или создают угрозу его нарушения;
  • об изъятии материального носителя, в котором выражен результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;
  • о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

Такие правила содержатся в пункте 5.1 статьи 1252 Гражданского кодекса РФ.

Изменили сроки подачи претензии в случае принятия предварительных обеспечительных мер

Ранее арбитражный суд, который принял обеспечительные меры, мог установить срок не более 15 рабочих дней для того, чтобы кредитор подал иск. Этот срок был меньше, чем общий срок на соблюдение обязательного досудебного порядка, который составлял 30 календарных дней. В результате кредиторам приходилось заявлять о принятии предварительных обеспечительных мер после направления претензии, чтобы суд не отменил их до подачи искового заявления. Однако в этом случае должник мог уже вывести свои активы из-под будущего взыскания.

С 12 июля эта проблема решена. Если по требованию заявителя нужно соблюсти обязательный досудебный порядок, то суд, который принял предварительные обеспечительные меры, назначит два срока:

  • для того чтобы кредитор направил должнику претензию. Этот срок не должен превышать 15 рабочих дней;
  • для подачи иска. Этот срок не должен превышать пять рабочих дней и начнет течь после того, как истечет срок для ответа на претензию.

Если для спора не предусмотрен обязательный досудебный порядок, то действуют прежние правила.

Это предусмотрено в части 5 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Кроме того, кредитор обязан сообщать в суд, который принял предварительные обеспечительные меры, о направлении претензии и о подаче иска в другой суд. Такие правила содержатся в части 7 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.fiokan.ru/novosti/obyazatelnyj-pretenzionnyj-poryadok-uregulirovaniya-sporov-izmeneniya-s-12-iyulya-2017-goda.html

Неосновательное обогащение досудебный порядок урегулирования спора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here