Особенности защиты деловой репутации юридических лиц

Самое главное по теме: "Особенности защиты деловой репутации юридических лиц" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

ВС РФ рассказал, как подтвердить наличие ущерба деловой репутации юридического лица и получить компенсацию

Организации в отличие от физических лиц не могут претендовать на возмещение им морального вреда при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию (п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса). Однако это не исключает возможности требовать возмещения ущерба, причиненного такими действиями. Верховный суд Российской Федерации рассказал, в каком случае юридические лица могут рассчитывать на получение компенсации за умаление их деловой репутации (п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.).

На сайте издания, учредителем которого является «М», 17 апреля 2014 года была опубликована статья содержащая информацию о том, что администрация Университета нарушает ст. 29 Конституции РФ, гарантирующую гражданам свободу слова.

Поскольку эта публикация распространяла не соответствующие действительности сведения, деловой репутации Университета был причинен вред, который он оценил в 1 млн руб. Однако общество «М» отказалось его компенсировать.

Поэтому Университет обратился с иском в суд и просил признать опубликованные на сайте сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, обязать общество удалить статью с сайта и разместить текст опровержения на главной странице, а также взыскать с «М» 1 млн руб. в качестве компенсации вреда. Факт размещения указанной статьи на сайте истец подтвердил протоколом осмотра доказательств от 5 мая 2015 года, составленным нотариусом.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования – он согласился с тем, что статья порочит деловую репутацию Университета, и обязал ответчика удалить ее, разместив текст опровержения на главной странице в открытом доступе. А вот взыскивать компенсацию вреда суд не стал (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 ноября 2015 г. по делу № А56-58502/2015). Свою позицию он, сославшись на п. 11 ст. 152, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, объяснил тем, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. Тем не менее, суд признал, что истец имел бы право на компенсацию убытков, если бы подтвердил, что распространение сведений привело к потерям имущественного характера в указанном размере.

Университет с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции, которая акт нижестоящего суда отменила и взыскала в пользу истца 1 млн руб. компенсации вреда (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. № 13АП-32346/15). Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, по мнению суда, вправе требовать возмещения ему нематериального вреда, если доказаны общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца и причинно-следственной связи между этим). Суд также отметил, что общество «М»:

  • распространило сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Университета;
  • разместило эту информацию в Интернете, в результате чего неопределенное и неограниченное число пользователей получило к ней свободный доступ.

Таким образом, порочащие истца сведения получили неограниченную степень распространения. А, значит, и заявленный размер компенсации вреда вполне обоснован.

Общество «М» не согласилось с обязанностью выплатить истцу компенсацию вреда и обратилось с жалобой в кассацию, которая отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 апреля 2016 г. № Ф07-1147/16).

Университет, пояснил суд, при рассмотрении дела не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие отрицательные для него последствия.

Суд отметил, что несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ исключает возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в случае умаления его деловой репутации, это не мешает ему заявлять требования о возмещении вреда, причиненного репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О).

При этом под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, например, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений и иных неблагоприятных последствиях в виде утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Однако одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о причинении деловой репутации ущерба, и для выплаты денежного возмещения, добавил ВС РФ. Истец при этом должен подтвердить:

  • наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • факт утраты или снижения доверия к его репутации.

Университет, в свою очередь, ссылался на предоставление обществом «М» свободного доступа к порочащей истца информации неопределенному и неограниченному числу пользователей. Но не предоставил ни доказательств, свидетельствующих о своей репутации, сформированной до публикации на сайте оспариваемой статьи, ни доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных для него последствий в результате такой публикации.

Отсутствие таких доказательств, пояснил Суд, во-первых, мешает сделать вывод о том, что судебного решения об опровержении порочащих репутацию сведений недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. А во-вторых, не позволяет определить размер справедливой компенсации.

С учетом этого ВС РФ признал отказ кассации во взыскании с ответчика компенсации за распространение сведений, порочащих деловую репутацию университета, обоснованным и оставил жалобу истца без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/news/1096601/

Особенности защиты чести, достоинства, деловой репутации

Честь, достоинство, деловая репутация относятся к личным нематериальным благам.

Честь — достойные уважения и гордости моральные качества человека (положительная оценка со стороны других лиц).

Достоинство — самооценка лицом своих личных, моральных и профессиональных качеств.

Деловая репутация — сложившееся общественное мнение о профессиональных достоинствах и недостатках лица. (гражданина или организации).

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

Под порочащими понимаются такие сведения, которые умаляют честь и достоинство гражданина или организации в общественном мнении или мнении отдельных лиц с точки зрения соблюдения законов, норм морали, обычаев делового оборота.

Например, необоснованные обвинения в аморальном поведении в семье, в национализме, во взяточничестве.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Читайте так же:  Могут ли коллекторы ограничить выезд за границу

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации.

Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Источник: http://studwood.ru/612112/pravo/osobennosti_zaschity_chesti_dostoinstva_delovoy_reputatsii

Процессуальные особенности защиты деловой репутации

Конституция РФ в ст.46 гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод. В контексте защиты деловой репутации юридических лиц также важно отметить, что к судебной защите лицо может прибегнуть в случае, если редакция СМИ, опубликовавшего порочащие сведения, не опровергнет распространённые в соответствующем СМИ сведения. Такой условно внесудебный порядок обращения лица с требованием об опровержении предусмотрен ст.43 Закона РФ «О СМИ».

В настоящее время, кажется, способ защиты прав и интересов путём требования опровержения или опубликования ответа в СМИ должен быть популярным и наименее затратным. Однако проведённые исследования показывают несовершенство и крайнюю неэффективность предусмотренной возможности. Как следствие, избежать судебных тяжб не получается. И поэтому по-прежнему самой результативной остаётся судебная защита.

Нематериальные блага защищаются ГК РФ и принятыми в соответствии с ним другими законами, в соответствии со ст. ст.12, 150. Кроме того, п.1 ст.3 ГПК РФ закрепляет право заинтересованного лица защитить нарушенные права, свободы и интересы в порядке гражданского судопроизводства.

Огромное значение, как уже говорилось, для правовой системы, а, следовательно, и правоприменителя непосредственно имеют нормы международного права, закреплённые в международных договорах. В частности, Российская Федерация стала участницей Конвенции о защите прав и основных свобод 30 марта 1998 г. С момента ратификации граждане и юридические лица вправе обосновывать свои требования нормами Конвенции и требовать применения Конвенции и Протоколов к ней судом на территории Российской Федерации. Однако реализация норм Конвенции порой значительно затруднена в связи с проблемой толкования. Перед российскими судами стоит вопрос о том, обязаны ли они придерживаться в своих решениях позиции ЕСПЧ для уяснения смысла норм Конвенции или же могут применять их на основе собственного толкования её текста. Конституционный Суд РФ в своих решениях также не разрешает данную проблему. Неоднократно ссылаясь на практику ЕСПЧ, в частности, по делам о защите деловой репутации, в некоторых постановлениях обозначает позицию, отличную от той, что дана Европейским Судом, в качестве приоритетной.

Не вызывает сомнений, что практика ЕСПЧ, сформировавшаяся с участием Российской Федерации, носит для неё обязательный характер. Однако специалисты не могут дать единый ответ на вопрос, касающийся императивности для российских судов практики Европейского Суда, сложившейся без участия Российской Федерации. Формально ЕСПЧ признаёт себя связанным вынесенными им решениями, в связи с этим, большинство государств-участниц Европейской Конвенции всё же следуют практике Суда в национальных судах.

К тому же, суды общей юрисдикции, арбитражные суды при разрешении споров всё же пользуются выработанными в международной практике понятиями, если в национальном праве обнаружат пробел. Это ведёт к выработке правовых позиций по множеству вопросов, в основе которых лежит отказ от исчерпывающего перечня прав, способов защиты и т.д., чтобы обеспечить их многостороннюю реализацию, однако на практике трудностей возникает ещё больше.

Итак, если деловая репутация предпринимателя или организации была затронута, они вправе обратиться в суд. Согласно п.5 ч.1 ст.33 АПК РФ, ч.3 ст.22 ГПК РФ, специальная подведомственность арбитражным судам распространяется на дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности независимо от субъектного состава участников спорных отношений. В судах общей юрисдикции подобные дела не рассматриваются.

Общество и г-н З. обратились в Арбитражный суд с требованием признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истцов сведения, изложенные в обращении г-на А., являющегося председателем совета директоров компании, к полномочному представителю Президента РФ в федеральном округе. Данное обращение содержало в себе указание на то, что г-н З. возглавляет рейдерскую группу по захвату компании в интересах общества как хозяйствующего субъекта.

Г-н А., как ответчик по делу, заявил ходатайство о прекращении производства по делу в связи с тем, что спор не подлежит рассмотрению арбитражным судом, однако ему было отказано в удовлетворении ходатайства, поскольку оспариваемые сведения относятся к экономической деятельности общества и служебной деятельности г-на З. и касаются вопроса производственно-хозяйственной деятельности общества Решение Арбитражного суда Архангельской области от 19. 06.2013 г. № А05-3782/2013 // СПС «Консультант Плюс». .

Суду общей юрисдикции, в соответствии с п.1 ч.1 ст.22 ГПК РФ, подведомственны споры о защите деловой репутации, если сторонами в нём будут субъекты, осуществляющие профессиональную деятельность в сфере, не являющейся предпринимательской или иной экономической.

Коллегия адвокатов обратилась в Арбитражный суд с исковым заявлением к интернет-компании о признании умаляющими деловую репутацию истца текстовых сообщений поисковой системы.

Суд, руководствуясь положениями п.5 ч.1 с.33, п.1 ч.1 ст.150 АПК РФ, а также положениями Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», принимая во внимание правовую позицию, изложенную в п.3 ПП ВС РФ № 3, согласно которой, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции, прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

Читайте так же:  Газификация частного дома для пенсионеров

При этом арбитражный суд исходил из того, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Коллегия адвокатов является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании заключаемого ими учредительного договора, и не преследует целей извлечения прибыли Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14. 04.2015 г. по делу № А40-48978/14 // СПС «Консультант Плюс». .

Применительно к делам о защите чести, достоинства и деловой репутации действуют общие правила территориальной подсудности (ст.28 ГПК РФ). Иски предъявляются в суд по месту жительства ответчика, по месту нахождения органа или имущества юридического лица, распространившего порочащие сведения. Однако ответчиком может выступать и СМИ областного, республиканского или всероссийского масштаба, поэтому предлагается по данной категории дел установить альтернативную подсудность, в соответствии со ст.29 ГПК РФ, чтобы истец мог подавать иск в суд по месту своего жительства или нахождения.

Истцом по делам данной категории являются лица, честь, достоинство и деловая репутация которых была умалена распространением не соответствующих действительности порочащих сведений. Надлежащим ответчиком признаётся автор распространённой информации, а также лицо, способствовавшее её распространению. В делах о защите деловой репутации не являются исключением случаи, когда речь идёт о процессуальном соучастии, чаще — соответчиках, когда порочащие сведения распространены в СМИ. Так, ответчиками выступают автор и редакция соответствующего СМИ. Если в публикации не указан автор, привлекается только редакция. Однако тогда проблемы возникают с доказыванием соответствия сведений действительности. При участии в деле автора и распространителя, если эти лица не совпадают, бремя доказывания лежит на авторе, но если сведения распространены под псевдонимом или анонимно, работники редакции обязаны проверять их истинность, точность и объективность ещё до опубликования. Лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности.

Как известно, исковая давность — срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Ст. 196 ГК РФ устанавливает общий срок исковой давности, составляющий 3 года, однако ст. 208 ГК РФ указывает на то, что заинтересованное лицо может обратиться с требованиями о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ в любой период времени с момента распространения порочащих его сведений. Тем временем, п.10 ст.152 ГК РФ накладывает ограничения на данное правило, устанавливая срок исковой давности в 1 год со дня опубликования порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений в СМИ.

Ещё одной особенностью, не рассмотренной в ходе работы, является встречающийся в судебных постановлениях такой способ защиты, как извинение. Хотя ст.152 ГК РФ и другими нормативными правовыми актами извинение не предусмотрено, более того, в соответствии с ч.3 ст.29 Конституции РФ, никто не может быть принужден к выражению своих мыслей и убеждений или отказу от них, суд может обязать ответчика по данной категории дел принести истцу извинения в той или иной форме наряду с другими действиями, указанными в решении суда.

В частности, не исключено заключение мирового соглашения между сторонами в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации, одним из условий которого может быть принесение ответчиком извинения, в т. ч. публичного. И суд вправе утвердить его и, более того, обязан проследить за надлежащим исполнением условий соглашения.

Выводы по окончанию второй главы сводятся к следующим положениям:

Содержание права на защиту деловой репутации юридического лица содержится в нормах ст.152 ГК РФ, из которых следует, что организация вправе прибегать к тем же способам защиты своих нематериальных благ и активов, что и физическое лицо, за исключением компенсации морального вреда, т.е. вправе требовать по суду опровержения порочащих сведений, запрещения дальнейшего распространения таких сведений, возмещения убытков, причинённых распространением сведений.

Для возникновения у юридического лица права на защиту деловой репутации необходимы следующие основания: распространение сведений, несоответствие их действительности и порочащий характер. Некоторые авторы определяют в качестве дополнительного основания относимость распространённых сведений к конкретному лицу, их прямую направленность, однако такая позиция пока не нашла своего законодательного отражения.

Особую значимость при разрешении вопросов, связанных с умалением деловой репутации, приобретают специальные способы защиты, предусмотренные ст.152 ГК РФ, т.е. опровержение не соответствующих действительности порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, опубликование ответа в СМИ, удаление порочащей информации в сети Интернет и соответствующее опровержение, удаление порочащей информации, а также пресечение или запрещение дальнейшего её распространения и возмещение причинённых убытков.

При этом, закон не ограничивает возможность обладателя субъективного права на выбор того или иного способа защиты, при этом конкретный способ защиты права обусловлен особенностями того или иного защищаемого права и характером правонарушения.

Источник: http://studwood.ru/501179/pravo/protsessualnye_osobennosti_zaschity_delovoy_reputatsii

Особенности защиты деловой репутации юридических лиц

17 августа ВС РФ принял акт, который должен послужить судам ориентиром при рассмотрении дел о возмещении юридическим лицам морального вреда (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15-8331; далее – Определение).

ГК РФ в своей первоначальной редакции и вплоть до 1 октября 2013 года (Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ) содержал положение о том, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда (п. 5, п. 7 ст. 152 ГК РФ в первоначальной редакции). В связи с этим в судебной практике также появилось указание на аналогичное право организации (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. № 11, п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3).

При этом позиции высших судебных инстанций в этом вопросе не были однозначными.

Так, ВАС РФ указывал на то, что моральный вред – это физические и нравственные страдания, и исходя из смысла ст. 151 ГК РФ он может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу (Постановление Президиума ВАС РФ от 5 августа 1997 г. № 1509/97, Постановление Президиума ВАС РФ от 1 декабря 1998 г. № 813/98). ВАС РФ ориентировал суды на то, что деловая репутация юридического лица защищается посредством опровержения распространенных сведений и возмещения убытков, но никак не с помощью компенсации морального вреда.

Видео (кликните для воспроизведения).

В свою очередь КС РФ уточнил, что юридические лица не лишены права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О) «При этом КС РФ не стал отождествлять понятия «моральный вред» и «нематериальный вред, нанесенный юридическому лицу». Это верно, поскольку компенсация морального вреда взыскивается при наступлении физических и нравственных страданий, в то время как компенсация нематериального вреда – при умалении деловой репутации, не обязательно влекущем физические и нравственные страдания истца».

Читайте так же:  Оспаривание решений фас в арбитражном суде

Однако поскольку ГК РФ, как уже было указано, распространял все правила о защите чести и достоинства граждан на защиту компаниями своей деловой репутации, такая не до конца определенная в терминологии позиция КС РФ давала юридическим лицам возможность требовать компенсации причинённого им морального вреда – причём не только при разрешении дел о защите деловой репутации, но и в делах иных категорий. «Истцы были убеждены – раз в одном случае такой вред возможен, то почему бы ему не быть возможным и в других случаях. Чаще всего с подобными требованиями обращались компании из-за бездействия судебных приставов, долгое время не предпринимавших никаких действий для исполнения судебного акта».

1 октября 2013 года вступили в силу поправки в ГК РФ, устранившие какие-либо сомнения в том, что такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, может применяться лишь в отношении физического лица. А в п. 11 ст. 152 ГК РФ теперь прямо сказано, что к защите деловой репутации компании применяются те же правила, что действуют в отношении защиты прав граждан, за исключением положений о компенсации морального вреда.

Тем не менее, даже после внесения поправок судебная практика продолжала разниться, и этому была серьёзная причина. Особое внимание стоит обратить на то, что, удовлетворяя требования юридических лиц о компенсации морального вреда, суды основывались прежде всего на ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о приоритете международных норм перед национальными (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 октября 2014 г. № 17АП-11420/14). Дело в том, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная Россией, не исключает возможности компенсации морального вреда организациям. Это получило отражение и в международной практике, в частности, в практике Европейского суда по правам человека. Что касается отказов в удовлетворении требований, то они основывались на положениях п. 11 ст. 152 ГК РФ с указанием на невозможность взыскания морального вреда. Суды при этом нередко пользовались мотивировкой ВАС РФ и подчеркивали, что юридическое лицо в силу особенностей своего правового положения лишено реальной возможности испытывать физические и нравственные страдания (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2015 г. № 15АП-9283/15).

Именно поэтому юристы с таким нетерпением ждали, как же ВС РФ разрешит сложившуюся коллизию российского и международного права. Однако внесённое Судом Определение этого вопроса не затронуло. Тем не менее, ВС РФ подчеркнул, что правила о моральном вреде на юридических лиц не распространяются.

Рассмотрим это дело подробнее.

На основании решения суда (решение Арбитражного суда Пермского края от 27 января 2014 г. № А50-15334/2013) компания получила исполнительный лист на взыскание с индивидуального предпринимателя Ш. задолженности в общей сумме 99 333,07 руб.

17 марта 2014 года исполнительный лист был направлен приставам и получен ими 27 марта 2014 года. 5 мая 2014 года компания направила приставам запрос о ходе исполнительного производства. Не получив ответа, 27 августа того же года заявитель обратился в службу судебных приставов с повторным запросом.

Поскольку оба запроса были оставлены ФССП России без внимания, компания обратилась в суд с иском о взыскании с государства 49 666,53 руб. в счёт возмещения морального вреда. Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что истец находился в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение ему такой компенсации (решение Арбитражного суда Пермского края от 17 декабря 2014 года по делу № А50-21226/2014). Данная позиция была подкреплена следующими доводами.

Одной из основных задач исполнительного производства является правильное и своевременное исполнение судебных актов (ст. 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). И вред, причинённый юридическому лицу в результате бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счёт средств соответствующего бюджета (ст. 1069 ГК РФ).

Что касается обоснованности требований о возмещении истцу морального вреда, суд обратил внимание на то, что составной частью российской правовой системы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в том числе практика Европейского Суда по правам человека (ст. 15 Конституции РФ). Так, в постановлении Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 года по делу «Дело «Комингерсолль С.А.» (Comingersoll S.A.) против Португалии», было отмечено, что суд не может исключать возможность присуждения компенсации за моральный вред коммерческой организации, поскольку длительная неясность, возникшая из-за неисполнения третьим лицом своих обязательств в разумный срок, должна причинять компании, её директорам и акционерам значительное неудобство.

Таким образом, Европейский суд по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности в принятии того или иного решения. Именно этот довод и был принят за основу судом первой инстанции.

Поскольку истец в течение продолжительного периода времени не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, суд сделал вывод о том, что компания находилась в состоянии неопределённости, и это в полной мере оправдывает присуждение ей компенсации.


Сумма возмещения морального вреда, произвольно определённая истцом как 50% от суммы задолженности по исполнительному листу, составила 49 666,53 руб. Суд счёл это требование соразмерным и не нашёл оснований для его уменьшения.

Апелляционная и кассационная инстанции признали принятое решение законным и обоснованным и оставили его в силе (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. № 17АП-18311/14, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 мая 2015 г. № Ф09-1824/15). Однако ВС РФ с мнением коллег не согласился.

Позиция ВС РФ

Выводы нижестоящих судов ВС РФ счёл ошибочными по следующим основаниям.

Он напомнил, что в том случае, когда гражданину причинён моральный вред, суд может возложить на нарушителя обязанность такой вред компенсировать (абз. 1 ст. 151 ГК РФ).

При этом Суд уточнил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные либо имущественные права (абз. 1, абз. 4 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторых вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

ВС РФ также подчеркнул, что моральный вред подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

Таким образом, из буквального содержания вышеприведённых положений Суд сделал вывод о том, что компенсация морального вреда возможна лишь в случае причинения морального вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе.

Читайте так же:  Характеристика деятельности подразделения по делам несовершеннолетних

Однако поскольку право юридического лица требовать возмещения причиненного ему морального вреда в законе прямо не предусмотрена, ВС РФ заключил, что оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имелось.

Вместе с тем не все юристы склонны считать, что вынесенное ВС РФ определение полностью закрыло вопрос о возможности компенсации юридическому лицу морального вреда. «Упомянутое определение ВС РФ содержит внутреннее противоречие – с одной стороны, в нём сделан вывод о том, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам, но с другой стороны, в нём указано, что всё-таки могут существовать какие-то случаи, прямо предусмотренные законом, когда компенсация морального вреда организациям возможна».

Дела о взыскании компенсации за моральный вред vs. дела о защите деловой репутации

Как было сказано выше, КС РФ счел возможным требовать возмещения нематериальных убытков, причинённых юридическому лицу умалением его деловой репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О). В результате в судебной практике появилось понятие так называемого «репутационного» вреда, содержание которого отличается от морального вреда, причинённого физическому лицу. Аналогичный подход разделял и ВАС РФ, который к тому же ещё и определил подлежащие доказыванию обстоятельства, необходимые для удовлетворения требований о компенсации репутационного вреда (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июля 2012 г. № 17528/11).

К таким обстоятельствам Суд отнес:

— наличие противоправного деяния со стороны ответчика;

— возникновение неблагоприятных последствий этих действий для истца;

— причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца.

Источник: http://www.pjs-law.ru/stati/osobennosti-zashhity-delovoj-reputacii-yuridicheskix-lic.html

Способы защиты деловой репутации и их особенности

Гражданским законодательством гарантируется защита нематериальных благ физических и юридических лиц в равной степени. Порядок и пределы такой защиты ставятся в зависимость от юридической природы нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения, согласно п.2 ст.150 ГК РФ. Гражданским кодексом предусмотрены как общие (ст.12 ГК РФ), так и специальные (ст.152 ГК РФ) способы защиты чести, достоинства и деловой репутации. При этом в некоторых случаях одновременно могут использоваться несколько не противоречащих друг другу способов, а может и не подойти ни один из указанных в силу специфики подлежащего защите блага.

Особую значимость при разрешении вопросов, связанных с умалением деловой репутации, приобретают, прежде всего, специальные способы защиты, предусмотренные ст.152 ГК РФ, т.е. опровержение не соответствующих действительности порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, опубликование ответа в СМИ, в котором были распространены соответствующие сведения, удаление порочащей информации в сети Интернет и соответствующее опровержение способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети Интернет, удаление порочащей информации, а также пресечение или запрещение дальнейшего её распространения и возмещение причинённых убытков.

1) Опровержение не соответствующих действительности, порочащих сведений.

Закон не обязывает заявителя предварительно обращаться к ответчику с требованием об опровержении распространённых им сведений, в т. ч. и в случаях, когда ответчиком выступает редакция СМИ, в котором были опубликованы оспариваемые сведения. Вместе с тем, гражданин или юридическое лицо вправе обратиться с соответствующим требованием к редакции СМИ.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Информационном письме от 23.09.1999 г. № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23. 09.1999 № 46 «Обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой деловой репутации» // Вестник ВАС РФ. — 1999. — № 11. также указал, что предусмотренная Законом РФ «О средствах массовой информации» Закон РФ от 27. 12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Российская газета. — 08. 02.1992. — № 32. (далее — Закон РФ «О СМИ») процедура обращения заинтересованных лиц с требованием об опровержении сведений, порочащих их деловую репутацию, не является обязательным досудебным порядком разрешения спора.

Гражданский кодекс РФ относит порядок опровержения распространённых сведений к специальному способу защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Порядок опровержения подробно регламентирован ст. ст.43 — 45 Закона РФ «О СМИ». На практике чаще всего порядок опровержения порочащих деловую репутацию юридического лица сведений устанавливается непосредственно судом, исходя из требований, заявленных пострадавшей стороной. В случае удовлетворения иска в резолютивной части решения указывается способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, при необходимости текст такого опровержения с указанием на данные сведения, а также срок, в течение которого данное опровержение должно быть опубликовано. В соответствии с п.17 ПП ВС РФ № 3, опровержением может послужить так же и публикация полного текста принятого судебного решения по делу.

Также в п.4 ст.152 ГК РФ предусмотрена возможность наступления случаев, когда в связи с широкомасштабностью распространения и известностью тех или иных сведений их опровержение невозможно довести до всеобщего сведения. В таком случае информация может быть удалена по требованию лица, о котором указанные сведения были распространены.

Исходя из анализа положений ст.152 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что опровержение означает аргументированное, обоснованное отрицание соответствия действительности распространённых сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию лица.А.Л. Анисимов понимает под опровержением «доведение до круга лиц, в среде которых сведения были распространены, информации о признании судом несоответствия действительности» Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита. М.: Норма, 2004. С. 30. .

В теории считается, что опровержение распространённых сведений является одной из действенных мер защиты деловой репутации, однако, как показывает практика, лишь 1,3% предварительно обратившихся в редакции СМИ с просьбой опровергнуть порочащие их сведения получили ответ, в которых им было рекомендовано обратиться в суд, остальные обращения вовсе были оставлены без внимания Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации / А.А. Власов. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000. — С. 88. .

2) Опубликование ответа.

Несмотря на то, что опубликование ответа в СМИ используется потерпевшей стороной в основном в делах по защите чести, достоинства и деловой репутации, в доктрине право на ответ относится к числу универсальных способов, в частности, способов самозащиты.

Немногочисленная группа учёных в то же время поддерживает законодателя и отражённую им в Законе РФ точку зрения, которая сводится к тому, что организации наравне с гражданами имеют право на опубликование своего ответа (комментария, реплики) в тех же СМИ, где были опубликованы сведения, ущемляющие права или законные интересы юридического лица. И у юридического лица право на опровержение порочащих сведений и право на опубликование ответа совпадают. Тем самым, достигается «эффект двойной защиты нарушенного права» Филоретова Т. С. Защита деловой репутации юридических лиц в Российском гражданском праве // Молодые учёные. — 2010. — № 1. — С. 5-9. путём использования двух однородных способов защиты одновременно.

Читайте так же:  Доверенность от генерального директора на получение почты

Безусловно, опровержение или ответ (даже в совокупности) не дадут такого результата, какого, например, можно добиться от судебной защиты, т.е. полностью восстановленного нарушенного права ожидать не приходится, но зато неимущественные последствия от правонарушения будут уменьшены.

3) Удаление порочащей информации в сети Интернет и соответствующее опровержение порочащей информации способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети Интернет.

Такая мера защиты чести, достоинства и деловой репутации лица может иметь место, если судом признаны размещённые на сайте в сети Интернет сведения не соответствующими действительности и если такие требования заявлены истцом. Ответчиком выступают в данном случае владелец сайта или иное управомоченное им лицо, размещающее информацию на этом сайте, что усложняет установление виновного лица. В связи с этим, можно отметить Постановление ФАС Московского округа от 30.08.2012 г. по делу № А40-50476/2011, согласно которому в удовлетворении заявленного требования истцу было отказано, поскольку представленные доказательства, а именно протокол осмотра информации в сети Интернет, составленный нотариусом, не позволяли достоверно установить источник оспариваемых сведений Постановление ФАС Московского округа от 30. 08.2012 г. по делу № А4050476/11// СПС «Консультант Плюс». .

4) Удаление порочащей информации, а также пресечение или запрещение дальнейшего её распространения путём изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации экземпляров материальных носителей, содержащих указанную информацию.

Способ, предусматривающий право требовать удаления порочащей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путём изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, и закреплённый в п.4 ст.152 ГК РФ, нашёл своё отражение в положениях гл.76 ГК РФ (часть четвёртая), посвящённой защите прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ и услуг предприятий. Например, в соответствии с положениями ст.1515 ГК РФ, предусматривающей ответственность за незаконное использование товарного знака в виде требования правообладателя к нарушителю изъять из оборота и уничтожить за счёт нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18. 12.2006 № 230-ФЗ // СЗ РФ. — 25. 12.2006. — № 52 (ч. 1). — Ст. 5496. . Таким образом, одновременно с восстановлением положения организации, существовавшего до незаконного использования средств индивидуализации, организация-нарушитель несёт ответственность.

5) Возмещение причинённых распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений убытков.

Подход арбитражных судов к рассмотрению дел данной категории претерпел значительные изменения под влиянием практики Европейского Суда по правам человека. В частности, в деле «Компания «Комингерсол С. А.» против Португалии» ЕСПЧ в Решении от 6 апреля 2000 г. посчитал, что и юридическому лицу может быть нанесён репутационный вред, поэтому ЕСПЧ не исключает возможности присуждения коммерческой компании компенсации нематериального вреда. В своих решениях ЕСПЧ нередко возмещает организации убытки «морального характера», которые юридическое лицо может понести вследствие умаления его деловой репутации со стороны конкурентов, недобросовестных потребителей, что может отразиться на дезориентации субъекта на рынке товаров, работ, услуг, на дальнейшей выработке внутренней политики организации, на её управлении и принятии решений, наконец, на самих членах руководства компании Решение Европейского суда по делу «Компания «Комингерсол С. А.» против Португалии» от 6 апреля 2000 г. // Вестник ВАС РФ. — 2001. — № 2. .

Конституционный Суд РФ, частично признав такую позицию ЕСПЧ по вопросу компенсации морального вреда юридическим лицам, в своём Определении от 4 декабря 2003 г. № 508-О заявил о не запрещённой законом возможности юридических лиц в делах о защите деловой репутации предъявлять требования о компенсации убытков, в т. ч. неимущественного характера, однако такой причинённый нематериальный вред не будет отождествляться с моральным вредом, причинённым гражданину Определение Конституционного Суда РФ от 04. 12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2004. — № 3. .

При определении размера ущерба, подлежащего возмещению, суды опираются на предоставленные истцом доказательства, прямо указывающие на причинно-следственную связь между распространением порочащих сведений и понесёнными убытками. Точно рассчитать сумму заявителю представляется объективно трудным, но в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Размер подлежащих возмещению убытков в таком случае определяется судом с учётом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости, соразмерности и в целях устранения последствий допущенного нарушения.

Например, компании, обратившейся в Арбитражный суд с иском о защите деловой репутации путём опровержения распространённых порочащих деловую репутацию заявителя сведений и о взыскании убытков, было отказано в части требования о компенсации причинённого вреда по основанию недоказанности его размера. В апелляционной инстанции решение суда первой инстанции осталось без изменения, однако Арбитражный суд округа, отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требования о взыскании убытков и оправляя дело на новое рассмотрение, исходил из того, что степень сложности в предоставлении истцом в суд доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь между наличием убытков и распространением ложных и порочащих сведений, равно как и размера убытков, не должна снижать уровень правовой защищённости участников гражданского оборота при доказанности факта нарушения. Поэтому при таких обстоятельствах отказ во взыскании убытков нельзя признать обоснованным Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16. 03.2016) // СПС «Консультант Плюс». .

Закон не ограничивает возможность обладателя субъективного права на выбор того или иного способа защиты, при этом конкретный способ защиты права обусловлен особенностями того или иного защищаемого права и характером правонарушения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studwood.ru/501178/pravo/sposoby_zaschity_delovoy_reputatsii_osobennosti

Особенности защиты деловой репутации юридических лиц
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here