Постановления конституционного суда обязательны

Самое главное по теме: "Постановления конституционного суда обязательны" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Обязательность применения Постановлений КС РФ, ВС РФ и международных договоров для работодателя: 4 практические ситуации

Руководитель кадровой службы консалтинговой компании AltaVia

специально для ГАРАНТ.РУ

Постановления высших судебных органов обязательны для применения работодателями. Но с этим возникает множество проблем. Рассмотрим на примере нескольких постановлений.

Выплата выходного пособия работникам при ликвидации компании

В 2018 году было принято Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 г. № 45-П (далее – Постановление № 45-П), которым признана несоответствующим Конституции Российской Федерации ст. 178 Трудового кодекса о выплате выходного пособия сотрудникам при увольнении по ликвидации компании.

Возникла еще одна проблема: в случае применения в работе Постановления № 45-П может возникнуть противоречие с Налоговым кодексом в части начисления НДФЛ и страховых выплат, поскольку выплата выходного пособия в повышенном размере должна быть заранее предусмотрена коллективным или трудовым договором (ст. 255 Налогового кодекса).

Также неясны санкции, которые могут быть применены к работодателю, не выполнившему рекомендации КС РФ из-за отсутствия поправок в КоАП. Особенно если компания уже исключена из ЕГРЮЛ ко времени обнаружения нарушения.

На мой взгляд, для решения проблемы законодателям можно предпринять два действия:

Внести изменения в ч. 1 ст. 178 ТК РФ – указать конкретный размер выходного пособия при увольнении по ликвидации с учетом Постановления № 45-П, к примеру, два среднемесячных заработка либо минимальный размер повышения выходного пособия, выплачиваемого на сегодняшний день;

Внести дополнения в ст. 217 НК РФ в части, касающейся налогообложения выходного пособия, выплачиваемого в повышенном размере по желанию работодателя.

Оплата работы в выходной или праздничный день

28 июня 2018 года КС РФ вынес Постановление № 26-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 153 ТК РФ. Напомним, что ст. 153 ТК РФ установлено следующее: работа в нерабочие выходные и праздничные дни оплачивается работникам, получающим оклад, в размере не менее одинарной дневной или часовой ставки за день или час работы сверх оклада, если работа производилась в пределах месячной нормы рабочего времени, и в размере не менее двойной дневной или часовой ставки сверх оклада, если работа выполнялась за пределами месячной нормы рабочего времени. Следующим абзацем законодатель установил, что конкретные размеры оплаты за работу в выходной или нерабочий праздничный день могут устанавливаться коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором.

Увольнение по соглашению сторон беременной работницы

До вынесения Определения Верховного суда Российской Федерации от 20 июня 2016 г. № 18-КГ16-45 увольнение по соглашению сторон считалось наиболее безопасным способом расставания с сотрудником. Но после принятия определения, которое вызвало большой резонанс среди юристов и кадровиков, работодатель не может быть уверенным в безнаказанности данного способа расторжения трудового договора.

Намного прояснить ситуацию помогло бы проведение следующих правовых действий:

Внесение в ст. 78 ТК РФ дополнительного абзаца, устанавливающего максимально возможный срок, когда женщина, уволенная по соглашению сторон, должна сообщить бывшему работодателю о своей беременности. И по истечении данного срока права на восстановление на работе иметь не будет.

Внесение в ст. 83 ТК РФ дополнительного основания увольнения работника по основаниям, не зависящим от воли сторон, так как при восстановлении на работе женщины, уволенной по соглашению сторон и впоследствии предъявившей доказательства своей беременности, данное восстановление проводится по воле работодателя, а не по решению суда или государственной инспекции труда.

Внесение дополнения в ст. 178 ТК РФ в части, касающейся выплаты выходного пособия в связи с увольнением по основанию, описанному в п. 2 настоящего абзаца.

Применение международного акта в сфере трудовых правоотношений

В 2011 году в Российской Федерации вступила в действие ратифицированная ранее Конвенция об оплачиваемых отпусках № 132. Граждане стали беспокоиться о том, что их заставят использовать отпуска в принудительном порядке, что неистраченные дни отпуска «сгорят», компенсации при увольнении выплачивать не будут. Ничего того, что не было бы указано в ТК РФ, конвенция не привнесла, но есть некоторые пункты, которые противоречат российскому законодательству и ухудшают при этом положение работника по сравнению с нормами российского законодательства. Например, в конвенции сказано, что право на отпуск возникает у работника после шести месяцев работы, в то время как в ТК РФ предусмотрена возможность предоставления первого отпуска и до истечения шести месяцев по соглашению сторон (ст. 122 ТК РФ). К тому же есть такие категории граждан, кому отказать в таком отпуске работодатель не имеет право, к примеру, женщине перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него, а также несовершеннолетнему работнику (ст. 122 ТК РФ).

Также в соответствии с конвенцией отпуск предоставляется продолжительностью пропорционально отработанному времени, в то время как по ТК РФ отпуск может быть предоставлен в полном объеме авансом. Наибольшее возмущение вызвало то, что минимальная продолжительность отпуска, согласно конвенции, предоставляется в количестве трех недель за один год работы. По ТК РФ, как мы знаем, эта продолжительность составляет 28 календарных дней (ст. 115 ТК РФ). Ну и условие об использовании неиспользованных дней отпуска в течение 18 месяцев по окончании рабочего года, за который они положены, также ухудшает положение работника, ведь по ТК РФ работнику при увольнении положена компенсация за все не потраченные дни отпуска.

Несмотря на то, что Российская Федерация ратифицировала конвенцию, после ее вступления в силу у российских работников не станет меньше прав, связанных с использованием ежегодных оплачиваемых отпусков. Однако при этом остается открытым вопрос о статусе международных договоров в российском законодательстве. Ведь в п. 4 ст. 15 Конституции РФ сказано: «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Исходя из этого, считаю, что при ратификации международного акта желательно соотнести его положения с требованиями российского законодательства, чтобы не было противоречий в вопросах применения норм. В данном случае у работодателей возникают трудности: какие нормы применять – законы Российской Федерации, Постановления Конституционного суда РФ или ратифицированные международные договоры, если они противоречат друг другу?

***

Несоответствие решений высших судебных органов действующему законодательству, а иногда и прямое противоречие им создает проблемы для работодателя в вопросах применения законодательной базы. Зачастую принятые решения не находят своего отражения в ТК РФ, и, если кадровый работник не будет знать о принятом решении суда, то он будет руководствоваться только кодексом, что может повлечь для организации проблемы в виде штрафных санкций и судебных дел. В российском законодательстве существуют противоречащие друг другу решения суда, которые никоим образом не облегчают положение работодателя и каждый раз заставляют его гадать, какое решения суд примет в его случае. На мой взгляд, эти противоречия требуют приведение их к общему знаменателю с помощью урегулирования на законодательном уровне. Это значительно облегчит жизнь не только работодателям, но и сократит обращения работодателей в судебные органы с аналогичными жалобами.

Читайте так же:  Простое нарушения прав человека

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/galagan/1272147/

Применение постановлений конституционного суда РФ судами общей юрисдикции

В. Анишина, судья Дмитровского городского суда Московской области.

Судьям районных (городских) судов при разрешении дел приходится применять нормативные акты различного уровня и разной юридической силы, начиная от Конституции и федеральных конституционных законов до инструкций министерств и ведомств, постановлений органов местного самоуправления.

Особый вид актов — постановления Конституционного Суда РФ. Известно, что они являются окончательными, общеобязательными, действуют непосредственно и вступают в силу с момента провозглашения, фактически имеют силу нормативного акта.

Однако в практике часто возникают трудности, начиная от того, как разрешить дело по существу в условиях пробела в законодательстве в случае признания Конституционным Судом нормы, регулирующей правоотношения между сторонами по делу, неконституционной, и до сложнейших вопросов уяснения и применения при разрешении конкретных дел правовых позиций Конституционного Суда, высказанных им в своих решениях.

Совсем иная ситуация складывается в том случае, когда суд разрешил какое-либо дело на основании нормативного акта, впоследствии признанного неконституционным. Применяя его, суд не усмотрел в нем противоречия нормам и положениям Конституции РФ или вообще не задавался таким вопросом. Возможно, здесь не последнюю роль играет сложившийся в течение многих лет стереотип мышления судей, воспитывавшихся в духе подчинения только закону, когда Конституция не воспринималась как непосредственно действующее право. Сказывается и запредельная нагрузка судей районных (городских) судов. Однако все это не снимает с суда ответственности как с органа, призванного обеспечивать защиту прав и свобод граждан, гарантированных Конституцией, в том числе и когда они нарушаются применением актов, не соответствующих конституционным нормам и принципам.

Судья, применивший нормативный акт, признанный впоследствии неконституционным по жалобе одной из сторон разрешенного им дела, находит в постановлении Конституционного Суда предписание о необходимости пересмотра данного дела в обычном (установленном) порядке.

Что же означает в этом случае «установленный порядок»? Где содержатся нормы, устанавливающие его?

Действующее процессуальное законодательство не содержит норм о порядке пересмотра дел в случае применения закона, признанного впоследствии не соответствующим Конституции. Несомненно, назрела необходимость в их разработке и принятии. Но постановления Конституционного Суда вступают в силу немедленно, их надлежит исполнять, не дожидаясь, пока законодатель внесет дополнения в процессуальное законодательство.

Основанием пересмотра в таких случаях являются предписания Конституционного Суда, вытекающие из норм Федерального конституционного закона от 23 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации». Он имеет большую юридическую силу, чем действующее процессуальное законодательство, поскольку является конституционным законом, а ГПК, УПК, АПК и КоАП — обычные федеральные законы. Только названный Федеральный конституционный закон регламентирует в настоящее время все процедуры, связанные с конституционным судопроизводством в деятельности не только Конституционного Суда, но и всех других субъектов, в том числе и судов общей юрисдикции.

Признание закона не соответствующим Конституции согласно ч. 2 ст. 100 Закона о Конституционном Суде влечет пересмотр разрешенного на его основе дела, одна из сторон которого обращалась в Конституционный Суд. Если заявление такого гражданина о пересмотре дела поступило в суд, вынесший решение, то судья рассматривает его на основе процедуры пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Основанием пересмотра в определении судьи указывается названная норма Закона о Конституционном Суде.

Постановлениями Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР и от 3 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности ст. ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК РФ было признано неконституционным ограничение круга оснований пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам как препятствующее исправлению судебных ошибок. Таким образом, перечень оснований должен быть законодателем дополнен указанием на случаи признания нормативных актов неконституционными. А пока суды должны использовать эту процедуру для пересмотра дел, решения по которым ими вынесены на основании дисквалифицированного впоследствии закона, по принципу аналогии права или закона.

Применяются ли при этом пресекательные процессуальные сроки для обращения с заявлением о пересмотре? На этот вопрос законодатель еще не ответил, а Конституционный Суд в Определении от 14 января 1999 г. (по жалобе И.В. Петровой) указал, что признание закона не соответствующим Конституции влечет пересмотр дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде, безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Закона о Конституционном Суде, актами.

Данное регулирование направлено на поощрение правовой активности граждан, способствующей устранению из законодательства неконституционных норм и, следовательно, на защиту от нарушений прав и свобод других лиц.

Применение постановлений Конституционного Суда не всегда ограничивается отказом от использования именно той нормы закона, которая признана не соответствующей Конституции. Согласно ч. 3 ст. 74 Закона о Конституционном Суде он принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которого оспаривается в обращении.

Правовые последствия признания конкретной нормы неконституционной определяются ст. 87 Закона о Конституционном Суде, которая гласит, что признание нормативного акта или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений не соответствующими Конституции является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Все они не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Таким образом, правовые последствия дисквалификации Конституционным Судом какого-либо нормативного акта не ограничиваются отказом лишь от его применения. Любой правоприменитель и в первую очередь суд должен отказаться от применения и других норм, которые аналогичны неконституционной. Судами общей юрисдикции и арбитражными судами должны расширяться фактические пределы применения постановлений Конституционного Суда.

Чтобы определить, какие акты в соответствии с положениями ст. 87 Закона о Конституционном Суде не подлежат применению, необходимо уяснить, какие же из них необходимо относить к уже перечисленным.

Действующее законодательство не содержит толкования указанных правовых категорий. Попытаемся раскрыть их содержание.

Непосредственное значение термина «основанные на. (неконституционном акте)» сводится к двум понятиям: «исходящие из чего-либо» и «опирающиеся в своем содержании на что-либо». К первому из них можно отнести акты, которые в своем тексте содержат прямое указание на то, что они основаны на другом акте, чаще всего имеющем большую юридическую силу. В основном это различные инструкции министерств и ведомств, постановления органов местного самоуправления либо акты субъектов Федерации, основанные на федеральных законах. Вводная их часть обычно содержит указание на другой нормативный акт как на правовую основу. Особенность других актов заключается в том, что в их тексте можно и не найти ссылки на иной закон, но из смысла его норм видно, что он опирается на другой акт.

«Воспроизводящими» можно назвать такие акты, которые включают в свой текст положения другого акта слово в слово. Чаще всего это также акты, расположенные в правовой иерархии на ступеньку ниже по отношению к воспроизводимым. Если признаны не соответствующими Конституции положения какого-либо закона, то не подлежат применению и точно такие же (совпадающие текстуально слово в слово) нормы, содержащиеся в любом другом акте.

Читайте так же:  Заявление в суд о невыплате заработной платы

Категория «содержащих такие же положения, какие были предметом обращения» представляется наиболее объемной по сравнению с двумя первыми. Она содержит акты как различной, так и одинаковой юридической силы. Это, например, законы различных субъектов Федерации по определенным вопросам их ведения. Нормативные акты субъектов Федерации могут содержать такие же положения, как и федеральные, но не основываясь на них, а разрешая аналогичные проблемы иным образом (по вопросам совместного ведения).

Наиболее характерно эту категорию иллюстрирует разрешение вопроса о порядке регистрационного учета граждан по месту пребывания и месту жительства в пределах Российской Федерации. Например, признание отдельных нормативных актов Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих данные вопросы в этих регионах, не соответствующими Конституции является основанием для отказа от применения таких же норм, содержащихся в законодательстве других субъектов Федерации. Конституционный Суд рассмотрел и федеральный акт по данному вопросу — Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета. утвержденные Постановлением Правительства России от 17 июня 1995 г., признав отдельные его положения не соответствующими Конституции.

Объем правовых последствий решений Конституционного Суда и возможность их применения судами, как уже отмечалось, определяется при помощи еще одной правовой категории конституционного судопроизводства — «предмета обращения». Но этот вопрос — тема специальной статьи.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/12896-primenenie-postanovlenij-konstitucionnogo-suda-sudami-obshhej-yurisdikcii

Гражданам об их политических правах

Юридическая сила решений Конституционного Суда

Необходимым условием грамотного использования любых правовых актов в практической деятельности является четкое представление об их юридической силе, которая складывается из двух компонентов — места правовых актов среди других правовых актов и сферы их действия.

Толкование Конституции РФ.

Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Поскольку постановление о толковании Конституции, каким бы ни было его содержание, раскрывает содержание положения Конституции — является как бы его продолжением, то юридическая сила такого постановления, в том числе с точки зрения сферы действия, такова же, как и у самой Конституции. Из этого, в части круга лиц, на которых распространяется толкование, исходит и приведенная статья 106 Закона о Конституционном Суде.

Дела о проверке конституционности нормативных правовых актов .

Наиболее часто рассматриваемые Конституционным Судом Российской Федерации дела — это дела о проверке конституционности нормативных правовых актов. Итогом рассмотрения таких дел может явиться признание нормативного акта или отдельных его положений неконституционными, что, согласно части третьей статьи 79 Закона о Конституционном Суде, влечет за собой утрату ими юридической силы. При этом, подчеркнем, для утраты юридической силы правовым актом не требуется решения какого-либо иного органа, кроме Конституционного Суда Российской Федерации. Таким образом, юридическая сила постановления Конституционного Суда о неконституционности правового акта превышает юридическую силу самого проверяемого в рамках данного постановления правового акта.

Решение Конституционного Суда, признающее положение нормативного правового акта неконституционным, не всегда означает буквальное исключение этого положения из нормативного правового акта. Конституционный Суд может определить пределы действия этого положения.

Характерным примером является Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности статьи 12 Закона СССР от 9 октября 1989 г. «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)», в пункте 1 резолютивной части которого было определено, что установленный частью первой статьи 12 данного закона запрет забастовок на предприятиях и в организациях гражданской авиации соответствует Конституции Российской Федерации в той мере, в какой право на забастовку отдельных категорий работников может быть ограничено согласно статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны, безопасности государства. На такие пределы неконституционности нормы (а фактически пределы действия как постановления Конституционного Суда, так и проверенного им положения по сфере общественных отношений и по кругу лиц) правоприменитель должен обращать внимание.

Действие постановлений Конституционного Суда во времени. Согласно части первой статьи 79 Закона о Конституционном Суде решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения, а согласно статье 80 этого закона решение Конституционного Суда Российской Федерации подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены.

В деятельности Конституционного Суда Российской Федерации есть практика, когда, признавая положения неконституционными, он тем не менее устанавливает, что они утрачивают силу не сразу, а по истечении, как правило, шести месяцев с момента провозглашения постановления. Такие решения принимаются Конституционным Судом в том случае, если иначе могут возникнуть негативные последствия для общественно значимых интересов. Поэтому необходимо обращать внимание на то, совпадает ли по времени дата принятия постановления Конституционного Суда и дата утраты юридической силы положением, признанным неконституционным.

Обратная сила постановлений Конституционного Суда.

Важный вопрос: подлежат ли пересмотру решения правоприменителей, принятые на основе нормы, в отношении которой впоследствии вступило в силу постановление Конституционного Суда о признании ее неконституционной? Таких прямых указаний Закон о Конституционном Суде не содержит.

Только часть вторая статьи 100 этого закона устанавливает, что признание закона не соответствующим Конституции Российской Федерации во всяком случае влечет за собой пересмотр разрешенного на его основе дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде Российской Федерации, компетентным органом в обычном порядке. Это своеобразная «премия» для заявителей, выявивших конституционную проблему. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Закона о Конституционном Суде, актами.

Согласно же части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Такие случаи, строго говоря, прямо не предусмотрены. Однако в определении Конституционного Суда от 14 января 1999 г. № 4-0 содержится расширительная интерпретация этого положения.

Конституционный Суд уточнил, что под такими случаями имеются в виду закрепленные уже на сегодняшний день законодательством (другими законами) материально-правовые основания и процессуальные институты. Здесь имеет смысл процитировать определение: «При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий (например, факт истечения срока исковой давности либо факт пропуска срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Для защиты прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации было признано неконституционным ограничение круга оснований пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, препятствующее исправлению судебных ошибок.

Читайте так же:  Госпошлина в суд украина

К таким основаниям относится и признание примененной судом нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, что, как указано в первом из названных постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, во всех случаях обеспечивает защиту права, нарушенного неконституционными правовыми актами, и пересмотр основанных на них решений судов.

Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприменительных органов служит институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.

При использовании указанных процессуальных институтов, направленных на пересмотр дел, в которых были применены нормы, признанные Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, действуют установленные процессуальным законодательством пресекательные сроки, что требует от заинтересованных лиц своевременных действий по защите своих прав и законных интересов».

Видео (кликните для воспроизведения).

Как следует из этого определения, возможность пересмотра дел, решенных на основе неконституционной нормы, имеется. Однако на практике при реализации этих позиций приходится сталкиваться с определенными сложностями.

Если с обратной силой решений Конституционного Суда много неясного, то абсолютно однозначно, что во вновь принимаемых после вынесения постановления Конституционного Суда судебных решениях не должны использоваться признанные неконституционными нормы, даже если они касаются ранее возникших отношений. Ведь в данном случае не просто имеет место отмена нормы закона законодателем, а констатируется противоречие признанной неконституционной нормы Основному закону страны.

Источник: http://isfic.info/elekt/vasr111.htm

Конституционное толкование правовых актов делают обязательным // Президент внес законопроект о новом виде постановлений КС

Президент предлагает повысить статус толкований правовых актов, которые дает Конституционный суд (КС) в своих постановлениях. Речь идет о случаях, когда КС признает проверяемый акт соответствующим Конституции, но только в том смысле, который придает ему сам КС. Такие постановления должны исполняться так же, как и постановления о признании нормы не соответствующей Конституции, следует из законопроекта (№ 36765-7), который Владимир Путин внес в Госдуму вчера вечером. Суды должны понимать акт так же, как сказал КС, а законодательные органы должны внести необходимые поправки в законы.

Президентский законопроект вводит новый вид постановлений КС — те, что признают правовые акты соответствующими Конституции в истолковании самого КС. Любое иное толкование в случае принятия такого постановления исключается. В случае, когда из постановления следует необходимость устранить правовой пробел в законе, Правительство вносит поправки в Госдуму в течение шести месяцев. Если речь идет об акте Президента или Правительства, то изменения должны быть внесены не позднее двух месяцев. Сейчас аналогичные правила действуют только в отношении постановлений КС, признавших оспариваемую норму неконституционной.

Постановления, которым посвящен законопроект, КС выносил и ранее, но статус их прямо в законе не был прописан. Например, такие постановления КС принимал по делу о взносах на капремонт в апреле этого года и по делу по жалобе некоммерческих организаций о прокурорских проверках в феврале прошлого года. Формально они не отменяют норму, но КС предлагал законодателям внести поправки в законодательство. «Конституционно-правовой смысл названных законоположений, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике», — такую оговорку КС использовал, например, в постановлении о прокурорских проверках.

КС также принимает определения, похожие на те, о которых говорит законопроект. В них жалоба формально признается неприемлемой, так как акт не противоречит Конституции. Но при этом нормативному акту дается такое толкование, которое имеет важное значение для практики. Например, определением от 25 октября 2016 года № 2358-О/2016 было отказано в приеме жалобы адвокатов, оспаривавших правила содержания под стражей, по которым адвокатов не пускали к обвиняемым, так как у них не было разрешения о допуске в качестве защитника. КС отметил, что одно лишь отсутствие сведений о статусе адвоката не может стать основанием для отказа в доступе. Статус подобных определений законопроект не затрагивает.

Источник: http://zakon.ru/Discussions/konstitucionnoe_tolkovanie_pravovyh_aktov_delayut_obyazatelnym__prezident_vnes_zakonoproekt_o_novom_/56218

Постановление КС РФ обязательно для всех судов с момента его вступления в силу

При пересмотре судебных актов вышестоящие суды обязаны применять нормы права в том их конституционно-правовом смысле, который был выявлен Конституционным судом РФ. В том числе в случае, когда соответствующее постановление КС РФ вступило в силу уже после принятия обжалуемого решения, Определения или постановления.

Правовые позиции ВАС РФ, выраженные в отказных определениях или постановлениях Президиума или Пленума, стали использоваться в качестве нового обстоятельства, являющегося основанием для пересмотра принятых по делу судебных актов, несколько лет назад. Так, Пленум ВАС РФ в п. 5.1 постановления от 12.03.2007 № 17 «О применении АПК РФ при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам» (в редакции постановления от 14.02.2008 № 14) разъяснил, что определения ВАС РФ и постановления Президиума и Пленума ВАС РФ могут рассматриваться в качестве новых обстоятельств в смысле ст. 311 АПК РФ, если в них содержится толкование норм права иное, нежели использованное судами при разрешении конкретного дела.

Немного позже норма ст. 311 АПК РФ в истолковании, данном ей Пленумом ВАС РФ в указанном выше постановлении, стала предметом рассмотрения в Конституционном суде РФ. Суд признал оспариваемую норму в данном истолковании соответствующей Конституции РФ, но разъяснил особенности ее применения. А именно правовая позиция ВАС РФ, Президиума или Пленума ВАС РФ может быть основанием для пересмотра судебных актов, вынесенных по делу, по новым обстоятельствам, только если в соответствующем Определении или постановлении содержится специальная оговорка о такой возможности (постановление КС РФ от 21.01.2010 № 1-П, далее — постановление № 1-П).

Позже и сама ст. 311 АПК РФ претерпела изменения: Федеральным законом от 23.12.2010 № 379-ФЗ «О внесении изменений в АПК РФ» (вступил в силу 28 марта 2011 г.) был конкретизирован перечень новых обстоятельств. В него вошло и такое обстоятельство, как изменение правовой позиции ВАС РФ, выраженной в Определении суда или постановлении Президиума или Пленума (п. 5 ч. 3).

Порядок применения постановления № 1-П и стал камнем преткновения в деле, сторонами которого выступали две крупные компании.

ВАС РФ не стал применять разъяснения Конституционного суда РФ

Компания обратилась с иском в арбитражный суд о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения, однако дело проиграла. Первая инстанция отказала в удовлетворении иска и вынесла решение в пользу ответчика (от 11.04.2008 по делу № А40-8404/07-37-86).

Год спустя Президиум ВАС РФ принял постановление по другому делу со схожими фактическими обстоятельствами, в котором пришел к выводу, выгодному для истца по делу (постановление от 09.04.2009 № 16318/08). В связи с чем истец повторно обратился в суд, уже с заявлением о пересмотре судебного решения по новым обстоя­тельствам в соответствии со ст. 311 АПК РФ.

Суд первой инстанции отменил ранее вынесенное решение, и в новом решении от 10.09.2009 удовлетворил требования истца в соответствии с позицией, выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ.

В позиции ВАС РФ Конституционный суд РФ усмотрел указания о применении его решений

Ответчик по делу, не в пользу которого завершился спор, попытался добиться справедливости в Конституционном суде РФ, обратившись с жалобой о проверке нормы ч. 1 ст. 79 Закона № 1-ФКЗ, на которую ссылался Президиум ВАС РФ в невыгодном для компании постановлении. По мнению компании, Президиум ВАС РФ истолковал норму ч. 1 ст. 79 Закона № 1-ФКЗ таким образом, что позволил арбитражным судам не применять вступившее в силу решение Конституционного суда РФ.

Читайте так же:  Заявление о принятии судебного приказа

КС РФ по сути согласился с доводами жалобы. В постановлении от 08.11.2012 № 25-П разъяснил, что правовая позиция Президиума ВАС РФ, выраженная в постановлении от 21.12.2010 № 1993/09, фактически является собственным толкованием положений о юридической силе решения Конституционного суда РФ. По существу, Президиум разъяснил арбитражным судам апелляционной и кассационной инстанций, могут ли они применять постановление № 1-П при решении вопроса о наличии оснований для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам и в каких случаях. Вопрос об обратной силе решений КС РФ не мог рассматриваться Президиумом ВАС РФ, поскольку отмененные им постановления апелляционной и кассационной инстанций были вынесены после вступления постановления № 1-П в силу.

С момента вступления в силу постановления КС РФ никто не вправе применять закон, служивший предметом рассмотрения КС РФ, в смысле ином, кроме выявленного судом. Положение ч. 1 ст. 79 Закона № 1-ФКЗ запрещает с момента вступления в силу постановления КС РФ применение в ходе рассмотрения дела нормы права в истолковании ином, чем указано в постановлении КС РФ. Тот факт, что производство по такому делу было начато до вступления в силу постановления КС РФ, роли не играет. Данное правило распространяется как на арбитражные суды, так и на суды общей юрисдикции.

Анна Смола, заместитель начальника Управления публичного права и процесса ВАС РФ

Вопрос, который рассматривался в рамках решения Конституционного суда РФ, вынесенного 8 ноября, носит исключительный характер, поскольку он происходил из коллизии механизма оптимизации надзорного производства, предложенного ВАС РФ в 2008 г., и подходов к пересмотру судебных актов по новым обстоятельствам, изложенных КС РФ в постановлении № 1-П (имеется в виду постановление от 21.01.2010. — Примеч. ред.). Эта коллизия давно снята, так как в АПК РФ внесены изменения, отражающие позицию КС РФ, ее актуальность сохранялась только в отношении старых дел, когда механизм оптимизации надзорного производства функционировал через применение института вновь открывшихся обстоятельств до формулирования КС РФ своей позиции.

В постановлении КС РФ от 08.11.2012 № 25-П прямо говорится о пересмотре судебных актов по делу «Транснефтепродукта» в установленном порядке, соответствующее основание для пересмотра по новым обстоятельствам содержится в АПК РФ.

По делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но в отношении которых были применены нормативные положения, получившие в решении КС РФ конституционно-правовое истолкование, отличное от придававшегося им сложившейся правоприменительной практикой, такое решение КС РФ влечет пересмотр основанного на данных нормативных положениях судебного акта только в тех случаях, когда он либо не вступил в законную силу, либо вступил в законную силу, но не исполнен или исполнен частично, на что неоднократно указывалось в актах КС РФ.

Если подавляющее большинство таких судебных актов исполнено (а речь идет о пересмотре судебных актов на основании постановлений Президиума ВАС РФ, вынесенных до февраля 2010 г., поэтому это вполне вероятно), то пересмотр вряд ли затронет большое количество дел.

Как видно из сказанного, последствия этого решения не являются существенными, поскольку ВАС РФ и так исходит из обязательности актов КС РФ в правоприменительной практике. Рассогласованность позиций касалась лишь расхождения в понимании того, каким образом должен осуществляться пересмотр в порядке надзора судебных актов по однотипным делам в случае формулирования ВАС РФ правовой позиции, и носила временный характер, поэтому последствия возможны лишь для ограниченного круга судебных актов, принятых в соответствующий отрезок времени.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/195621/

Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации

Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 6 настоящего Федерального конституционного закона

>
Гарантии деятельности Конституционного Суда Российской Федерации
Содержание
Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (с изменениями.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Источник: http://base.garant.ru/10101207/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Прецедентное право или Конституционный Суд в роли законодателя?

Автор Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

В конце ноября Президент РФ Владимир Путин внес в Государственную Думу проект федерального конституционного закона о внесении изменений в закон «О Конституционном Суде РФ». Как следует из пояснительной записки, законопроект призван установить «дополнительные гарантии надлежащего исполнения решений Конституционного Суда».

Однако проект касается не только и не столько гарантий исполнения решений Суда, сколько учета его мнения, высказанного при толковании.

ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ СУДА

По сути, закон уже легализовал такое явление как «правовая позиция» Конституционного Суда РФ (далее также КС РФ). Правовая позиция, высказанная Судом в его постановлениях, уже была обязательной для самого суда, в ряде постановлений он на нее ссылается. Правда, на практике бывали случаи, когда Суд пересматривал свою позицию.

В действующей редакции Закона о Конституционном Суде правовой позиции сообщается некая юридическая сила, в статье 79 Закона сказано следующее: позиция КС РФ относительно того, соответствует ли Конституции РФ смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении КС РФ, в том числе в постановлении по делу о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления КС РФ.

Правоприменительные органы — это органы исполнительной власти и суды. Но не законодатели. Президентские поправки наделят правовые позиции Суда обязательной силой для всех, в том числе для парламента. Приведенное выше положение статьи 79 будет изменено.

В пояснительной записке есть ссылка на правовую позицию КС РФ, сформулированную в ряде решений (постановления от 21 декабря 2011 г. № 30-П, от 8 ноября 2012 г. № 25-П и другие, определения от 11 ноября 2008 г. № 556-О-Р, от 16 июля 2009 г. № 957-0-0, от 9 июня 2015 г. № 1294–0 и другие), в соответствии с которой юридической силой решения КС РФ, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределенность в ее интерпретации с точки зрения соответствия Конституции РФ, обусловливается невозможность применения данной нормы (а значит, прекращение действия) в любом другом истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ. То есть законопроект основан на правовой позиции Конституционного Суда РФ, в соответствии с которой эта позиция является обязательной.

НОВЫЙ ВИД ПОСТАНОВЛЕНИЙ

Изменения в статью 87 Закона о Конституционном Суде РФ предполагают появление нового вида постановления, принимаемого Конституционным Судом РФ по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти, — постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном Конституционным Судом РФ.

Читайте так же:  В каком возрасте меняют загранпаспорт ребенку

В случае принятия такого постановления при применении соответствующего нормативного акта исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» и иных федеральных законов, установленные для случаев признания нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ.

Корреспондирующее регулирование предлагается установить в отношении итоговых решений по жалобам на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан.

При этом в законе сохраняется такой вид постановлений, как постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ.

Если Конституционный Суд РФ принял постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном Конституционным Судом РФ, и речь идет о законе, примененном в конкретном деле, то данное дело подлежит пересмотру в обычном порядке, а заявителю возвращаются судебные расходы. В этом случае в постановлении КС РФ должно быть соответствующее указание на необходимость пересмотра дела.

НОВАЯ СИЛА ПРАВОВОЙ ПОЗИЦИИ КС РФ

Редакция статьи 79 ФКЗ о Конституционном Суде меняется в части положений о правовой позиции Суда. Если в действующей редакции сказано, что правовая позиция Конституционного Суда РФ «подлежит учету» правоприменительными органами, то теперь формулировка будет более определенная. Новая редакция гласит, что с момента вступления в силу постановления КС РФ не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом РФ в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды обязываются применять нормативный акт только в том истолковании, которое дал Конституционный Суд.

Теоретически это положение презюмировалось и ранее, но правоприменители могли игнорировать свои обязанности придерживаться правовых позиций, высказанных Конституционным Судом. Поэтому и предлагается прямо закрепить принцип недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с истолкованием, данным Конституционным Судом. Ответственности за нарушение этой нормы сам законопроект не предусматривает, но надо помнить о том, что за неисполнение решения суда предусмотрена уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ). Для органов государственной власти субъектов РФ предусмотрена особая ответственность вплоть до досрочного прекращения полномочий.

Изменения в статью 80 ФКЗ предусматривают особенности исполнения нового вида постановлений Конституционного Суда. В целом эти особенности касаются того, что в нормативный акт необходимо будет внести изменения в полном соответствии с истолкованием, данным Конституционным Судом. Это касается всех органов государственной власти: и Президента РФ, и губернаторов субъектов РФ, и региональных парламентов, и Правительства РФ, которое обязано также разработать соответствующий проект федерального закона.

СУД ТВОРИТ ПРАВО?

Иное дело — толкование закона. В процессе реализации закона правоприменитель так или иначе толкует закон. Причем поскольку текст не имеет объективного смысла, не зависящего от воли толкователя, правоприменители могут толковать одну и ту же норму закона по-разному. Частично эта проблема снималась путем писем органов исполнительной власти о том, как следует понимать то или иное положение закона. Но такое письмо не имеет юридической силы, что также влечет за собой ряд проблем.

В начале 2000х годов в ряде субъектов РФ принимались законы о толковании законов субъекта. Законодатели исходили из того, что толкование закона должно было даваться в том же порядке, в котором принимался закон. В субъектах РФ появлялись законы о толковании конкретного закона. Однако такая практика могла довести до абсурда — например, в случае если потребовалось бы истолковать закон о толковании. Также непонятно было, на какой закон нужно было ссылаться — на первоначальный акт или на закон о его толковании. Каким образом нужно было вносить изменения в такой закон, тоже неясно. И главное: зачем принимать закон о толковании, если законодатель может внести изменения в сам закон, изложив его в более понятной редакции.

В крайних случаях закон толкуется судом в процессе правоприменения. Суд также призван заполнить пробелы в законах, он делает это по своему усмотрению. Однако такое судебное заполнение пробелов не творит право, потому что не создает общеобязательную норму (в России): решение суда обязательно лишь для сторон дела.

Конституционный Суд РФ в этом смысле не является обычным судом. Конституционный Суд рассматривает дела о толковании Конституции РФ и дает общеобязательное толкование Конституции РФ. Это отдельная категория дел, предлагаемые изменения не затрагивают ее.

Казалось бы, разницы нет: и сейчас и согласно законопроекту решения Конституционного Суда РФ, его правовая позиция обязательна для правоприменителей. Однако ключевое отличие в том, что по новому закону правовая позиция Суда будет обязательна и для законодателя.

Новый вид постановлений вызывает нарекания следующего рода.

Конституционный Суд, не желая вступать в конфронтацию с законодателем, стремится не признавать законы не соответствующими Конституции РФ, но выискивать в них конституционно-правовой смысл, толковать их так, чтобы они соответствовали Конституции. Эта практика поддерживается рассматриваемым законопроектом. И это делается вместо того, чтобы признать закон (положение закона) неконституционным и заставить Думу принять новый закон. Причем по новой модели новый закон все же придется принять, но его содержание будет определено Судом.

Возникает также вопрос, как теперь Конституционный Суд сможет преодолеть свою правовую позицию, выраженную в толковании, если она будет подкрепляться законом.

Зачем потребовались такие полномочия Конституционному Суду и почему они потребовались именно сейчас? Почему законопроект внесен в Думу Президентом РФ, а не самим Конституционным Судом? Трудно себе представить, чтобы такой законопроект был разработан без участия Конституционного Суда РФ. Валерий Зорькин 18 ноября прислал в Администрацию Президента письмо, в котором поддержал законопроект. Тут уж непонятно, как было на самом деле: может, это Конституционный Суд заручился поддержкой Президента РФ, законопроект которого Дума вряд ли отклонит? Так или иначе, Конституционный Суд получает весьма широкие полномочия, которые при необходимости будут использованы. Создать же условия, когда потребуется применить эти полномочия в отношении какого-то определенного закона (это может коснуться не только, например, уголовного законодательства, но и законодательства о выборах), не просто, а очень просто. Особенно если в этом будет заинтересован Президент.

ВЫВОДЫ:

1. Законопроект о правомочии Конституционного Суда признавать законы конституционными в данном Судом истолковании имеет высокие шансы на принятие Государственной Думой в максимально сжатые сроки.

2. Конституционный Суд укрепляет свои нормотворческие полномочия: правовая позиция Суда в виде толкования закона, даваемого в процессе проверки его конституционности, будет обязательна не только для правоприменителя, но и для законодателя.

3. Новый вид постановлений Конституционного Суда может стать более весомым нормотворческим инструментом, чем законодательная инициатива Суда, которую парламент может принять, а может и отклонить. Кроме того, законодательная инициатива высших судов ограничена вопросами их ведения, а постановление Конституционного Суда может быть принято по любому вопросу, попавшему на рассмотрение Суда.

4. Правовая позиция Конституционного Суда имеет много общего с судебным прецедентом, однако по сути таковым не является. В этом смысле новый закон не введет в России прецедентного права на уровне Конституционного Суда.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://rusrand.ru/analytics/precedentnoe-pravo-ili-konstitucionnyy-sud-v-roli-zakonodatelya

Постановления конституционного суда обязательны
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here