Применение последствий недействительности оспоримой сделки

Самое главное по теме: "Применение последствий недействительности оспоримой сделки" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Энциклопедия решений. Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

По общему правилу правом на предъявление требования о признании оспоримой сделки недействительной предоставлено сторонам сделки.

Лицо, не являющееся стороной оспоримой сделки, вправе предъявлять требование о признании ее недействительной лишь если такое право предусмотрено законом (п. 2 ст. 166 ГК РФ). В частности, правом на обращение в арбитражный суд с иском о признании недействительными определенных сделок обладает прокурор (ч. 1 ст. 52 АПК РФ), члены органов управления юридических лиц (ст.ст. 45, 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст.ст. 78, 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах») и иные лица (см., например, п. 1 ст. 21 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», ч. 22 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», п. 4 ст. 201.8-2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и др).

Согласно абзацам второму и третьему п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия, или — если в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц — если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Как разъяснено в п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 (далее — Постановление N 25), при этом не требуется доказывания наступления вышеуказанных последствий в случаях оспаривания сделки по основаниям, предусмотренным ст. 173.1, п. 1 ст. 174 ГК РФ, когда нарушение прав и охраняемых законом интересов лица заключается соответственно в отсутствии согласия, предусмотренного законом, или нарушении ограничения полномочий представителя или лица, действующего от имени юридического лица без доверенности. Отказ в иске на том основании, что требование истца основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной.

Наконец, обратим внимание на особые положения ст. 166 ГК РФ, которые при определенных обстоятельствах лишают участника сделки и иных лиц возможности требовать признания оспоримой сделки недействительной либо ссылаться на недействительность ничтожной сделки (так называемый эстоппель): согласно абзацу четвертому п. 2 ст. 166 ГК РФ сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (см. также п. 72 Постановления N 25), а если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, то заявление такого лица о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п.п. 70, 1 Постановления N 25).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ). В силу этого же пункта требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Как разъяснено в п. 78 Постановления N 25, иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ).

Пунктом 4 ст. 166 ГК РФ суду предоставлено право применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Этот вопрос должен быть вынесен на обсуждение сторон, а в мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда (п. 79 Постановления N 25). Под публичными интересами в целях применения ст. 166 ГК РФ понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы. При этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов п. 75 Постановления N 25).

Источник: http://base.garant.ru/58075018/

Последствия недействительности сделок: в каких случаях победа может стать Пирровой

Важной частью вопроса о недействительности сделок в российском праве является понятие последствий такой недействительности. Именно то, что суд установит наличие в сделке огрехов, влекущих ее недействительность, является основанием для их применения. Давайте разберемся с тем, что это за последствия.

Общие положения о последствиях

Статья 167 Гражданского кодекса РФ сообщает по данному вопросу, что недействительная сделка не может повлечь правовых последствий, кроме, разумеется, тех, которые непосредственно связаны с тем, что она недействительна. Иными словами, если с точки зрения закона заключенный сторонами договор несет в себе существенные недостатки, то этого договора как бы не существует в природе. А раз его не существует в природе, то и никаких правовых последствий для участников он нести не должен. А те последствия, которые уже наступили, должны быть аннулированы.
Кроме того, законом в ряде случаев при определении последствий «порочной» сделки предусматриваются своего рода санкции в отношении ее участников, включающие изъятие имущества по сделке в доход государства, а также возмещение ущерба, причиненного такой сделкой.

Виды последствий недействительности сделок

То, какие последствия «дефектности» договора будут в каждом конкретном случае применяться, зависит от обстоятельств его заключения. Соответственно, от разновидности таких последствий зависит то чего могут лишиться или что могут приобрести стороны по итогам судебных баталий.

Читайте так же:  Нарушение норм материального права влечет

Двусторонняя реституция

Самым «популярным» видом применения последствий недействительности сделки является звонко звучащая «двусторонняя реституция», что означает всего-навсего, что стороны «откатываются» к ситуации, существовавшей до подписания сделки.
Другими словами, каждая сторона волей-неволей обязана вернуть контрагенту-оппоненту все, что она в силу этой сделки приобрела. В законе используется вызывающее улыбку у людей, далеких от юриспруденции, выражение «в натуре». Несмотря на некоторые ассоциации с «блатным» сленгом 90х, это слово означает только то, что имущество находится «в натуральном виде», то есть как оно есть. Так вот, если имущество по спорной сделке в натуре никак не вернуть – а именно, когда речь идет не о материальных благах, а, например, о какой-то оказанной услуге, то стоимость такого нематериального актива закон требует возместить во вполне материальном денежном эквиваленте. Это применимо по отношению и к оспоримым, и к ничтожным сделкам.

В качестве примера можно привести пример, когда недееспособная в силу психического расстройства женщина под влиянием «сердобольных» родственников продала им принадлежащую ей квартиру, не понимая сути данной сделки. В суде была заявлена двусторонняя реституция, а в частности – возврат права собственности на квартиру старой владелице, и возврат ею денежных средств (которых, к слову, хватило бы разве что на месяц найма данной квартиры) предприимчивой родне.

Когда невозможно применить двустороннюю реституцию?

Существуют также случаи, когда двусторонняя, то есть обоюдная реституция невозможна в силу объективных причин, и при этом отсутствуют резоны для применения «карательных» вариантов реституции.

  • Так, например, бывает, когда сторона просто не в состоянии вернуть полученное по сделке. Важно, чтобы эта невозможность возврата (к примеру, гибель имущества) произошла вследствие непредвиденных обстоятельств и не по вине стороны. Если же вина стороны в этом есть, то передача имущества в натуре просто заменяется на денежную компенсацию.
  • Если сделка односторонняя (например, дарение), то есть совершает предоставление по ней только одна сторона, то второй стороне при восстановлении существовавшей ранее ситуации попросту нечего требовать.
  • Если к моменту признания сделки недействительной одна из сторон прекратила свое бренное существование. Это может касаться, например, ликвидации юридического лица. Что, однако, не лишает пострадавшую сторону возможности использовать для восстановления своего права другие правовые пути.
  • В случае если приобретатель добросовестен. Это касается обычно ситуаций с «цепочками сделок». Например, квартира первоначального владельца была продана мошенническим путем третьим лицам без ведома этого владельца, а третьи лица, не подозревая о порочности первой сделки, в свою очередь, перепродали ее еще кому-то. В таких случаях, если не доказать, что этот «кто-то еще» знал о порочности первоначальной сделки, то истребовать у него квартиру будет невозможно.

Добросовестность: когда чистая совесть имеет еще и правовые «бонусы»

Необходимо коснуться также понятия добросовестных и недобросовестных приобретателей по сделкам, поскольку от них часто напрямую зависит применение последствий признания недейтвительности сделки.
Что есть добросовестность в данном случае? Лицо должно искренне полагать, что совершает целиком и полностью законную сделку, что контрагент обладает правом распоряжаться имуществом, которое переходит по договору, что не существует никаких обстоятельств, которые несут с собой вероятность оспаривания сделки. Наиболее часто вопрос добросовестности «всплывает» при судебных баталиях по недвижимости, особенно по уже упоминавшимся выше «цепочкам сделок», — когда один и тот же объект меняет нескольких владельцев подряд.

Так, основным критерием в таких разбирательствах должна быть так называемая «должная осмотрительность». То есть перед заключением сделки потенциальный покупатель должен совершить ряд действий, а именно:

  • установить личность продавца, его правовой статус по отношению к продаваемой недвижимости – кто он такой, не подложный ли у него паспорт или доверенность, имеет ли он вообще право на планируемую сделку;
  • тщательно проверить документы на сам объект сделки – на предмет не только подчисток/приписок, но и фактических данных и их соответствия самому объекту;
  • по возможности, достоверно выяснить, существует ли опасность появления притязаний на объект сделки со стороны третьих лиц (особенно актуально по наследственному имуществу, поскольку недовольные наследники могут появиться вслед за приобретенной квартирой и пойти в суд);
  • если требуются какие-то согласования с вездесущими государственными органами, то их (согласований, не органов) наличие или отсутствие также необходимо проверить.

Соответственно, если покупатель оставил разрешение этих вопросов «на авось», то суд может решить, что он не проявил должной осмотрительности при покупке, «закрыл глаза» на возможные дефекты сделки и, соответственно, не может быть назван добросовестным приобретателем.

Односторонняя реституция и недопущение реституции

Другим видом последствий является «односторонняя реституция». При этом развитии событий одна из сторон возвращает то, что получила по сделке, обратно второй стороне, а та передает полученное от первой стороны в доход Российской Федерации. То есть одна из сторон обретает свое, а вторая – теряет. Правовые последствия такой разновидности применяются обычно по сделкам, в которых одна из сторон умышленно действовала вопреки нормам закона и морали, например, относительно сделок, совершенных под влиянием обмана, угроз, насилия или тайного и идущего во вред стороне соглашения ее представителя с другой стороной, или если сторона бессовестно пользуется безвыходным положением другой для заключения желаемой сделки. По таким договорам стороной, оставшейся после судебного решения ни с чем, становится сторона-агрессор. Таким образом, односторонним применением реституции закон защищает добросовестную сторону, возвращая ей положенное, и наказывает недобросовестного участника, лишая его предполагаемой выгоды по сделке.

Например, частенько встречаются в жизни ситуации, когда недобросовестные деятели в сфере недвижимости, выкупив долю в квартире, вынуждают владельца оставшейся доли безропотно продать им свою долю по сильно заниженной цене, «мотивируя» это банальным насилием или угрозами его применить. В этом случае можно просить суд о том, чтобы бывшему владельцу вернули право собственности на проданную под давлением долю в квартире, а деньги, которые ему за нее заплатили, и которые в условиях двусторонней реституции должны были быть возвращены агрессору, — в этом случае не возвращаются ему, а взыскиваются в доход государства.

В то же время, сам по себе состав обмана, насилия, угрозы и т.д. не всегда предполагает применение односторонней реституции «по умолчанию». Так, например, в упоминавшемся выше примере со сделкой под угрозой, если недобросовестные дельцы вынудили владельца второй доли в праве собственности не продать свою долю по заниженной цене, а наоборот, выкупить долю агрессора по завышенной цене, то можно рассмотреть и вариант двусторонней реституции. Ведь владелец квартиры наверняка захочет впоследствии решить вопрос с «подвисшей» спорной долей, а если она после судебного разбирательства уйдет в доход государства, то с решением этого вопроса могут возникнуть проблемы с «далекоидущими» и не всегда отрадными перспективами.

Кроме того, в некоторых случаях возможен и вариант недопущения реституции – в случаях, когда обе стороны не могут похвалиться повышенной добросовестностью действий при сделке. Следовательно, если действия обеих сторон по договору противоречат основам нравственности и правопорядка, то при судебном разбирательстве есть немалая вероятность, что оба участника останутся ни с чем.

Читайте так же:  Третье лицо оспаривает сделку как мнимую

Помимо основных последствий могут существовать еще и дополнительные. Так, Гражданский кодекс предусматривает возможность возмещения ущерба и убытков по не соответствующей требованиям закона сделке. Правила исчисления и доказывания ущерба и убытков те же, что и в любом другом случае, и необходимо в том числе обосновывать и доказывать, что убытки были причинены (или ущерб был нанесен) именно в связи с конкретной сделкой.

Сроки применения последствий недействительности сделок

По ничтожным сделкам срок исковой давности для применения последствий их «дефектности», как и для признания самой сделки недействительной, составляет 3 года. При этом для лиц, не участвующих в сделке, но имеющие в ней свой интерес, срок может быть продлен, но не более, чем до 10 лет. Истечение сроков для участников сделки начинается с момента начала ее исполнения, а для не участвующих, но кровно заинтересованных лиц, – с момента, когда лицо узнало (либо в силу каких-либо обстоятельств должно было узнать) об этой сделке.

По оспоримым сделкам законодатель весьма скупо отмерил 1 год для оспаривания. Течение этого срока стартует либо с момента, когда недовольное лицо узнало (или, опять же, теоретически должно было узнать) о сделке, либо с того времени, когда в отношении этого лица прекратились насилие или угроза, в силу которых оно совершило невыгодную для себя сделку и не могло ее оспорить раньше.

Важно понимать, что недостаточно просто указать в иске «прошу применить последствия недействительности сделки». Нужно выделить, каким образом эти последствия будут реализованы, что за имущество и кому из сторон будет передано, какое – нет, в силу каких обстоятельств. Возьмем для примера сделку, в которой участвовал психически больной человек и им было передано другой стороне имущество, но деньги переданы ему не были; соответственно, при оспаривании такого договора необходимо указать в иске и установить в судебном заседании факт не передачи денег. Кроме того, в «просительной» части иска при описании желаемых последствий недействительности, которые истец просит применить, нужно указать, что имущество должно быть возвращено первоначальному владельцу, но другая сторона, которая должна была бы получить обратно свои деньги, ничего не должна получить, так как не передавала их при сделке. Иными словами, не надо уповать на волшебные слова из статьи в Гражданском кодексе РФ о том, что «стороны возвращаются в первоначальное положение», а нужно детально описать, как именно и по каким правилам будет осуществляться этот возврат. Суд не станет «теряться в догадках» относительно того, какой вариант развития событий желает истец.

Последствия признания сделки недействительной – один из ключевых моментов, который необходимо учитывать при принятии решения, стоит ли вообще обращаться в суд. Каждая правовая ситуация, возникающая в сфере делового оборота, индивидуальна, и ее нюансы могут оказать решающее значение для заинтересованных лиц. Поэтому разрешение вопроса о том, какой вид последствий применим в том или ином случае, и какую именно схему этих последствий указывать в иске — это всегда требует всестороннего рассмотрения и понимания потенциальных последствий, а посему консультация специалиста в данном случае не просто рекомендуема, а необходима. В противном случае есть шанс, что победа в суде может обернуться слишком дорогой, а то и неподъемной ценой.

Источник: http://yuristica.ru/stati/posledstviya-nedejstvitelnosti-sdelok

Доказываем недействительность сделки по новым процессуальным правилам

Чего мы ждем от рекомендаций высшей судебной инстанции? Свежих решений наболевших проблем и оригинальных подходов. Недавнее постановление Пленума ВС РФ о процессуальных правилах богато и тем и другим.

Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников. В процессуальном смысле это выражается в следующем:

  • подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
  • оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
  • оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Читайте так же:  Полиция имеет право задержать без причины

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ от 27.05.2008 № 4267/08, от 05.04.2011 № 15278/10, от 12.03.2013 № 14182/12).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (в ред. от 23.06.2015), где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.

3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.

4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.

По всей строгости формы

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок. Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

  • если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
  • существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).
Видео (кликните для воспроизведения).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

  • это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
  • форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
  • действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС от 10.12.2014 № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351/2014).

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

Читайте так же:  Хозяйственные товарищества полные и на вере

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края от 22.07.2015 по делу № А63-5935/2015):

  • отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
  • возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
  • одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
  • участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

Следуйте правилам доказывания

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013).

Недобросовестность не пройдет

В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 16996/09).

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа от 27.10.2014 № Ф05-10568/14 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области от 10.02.2015 по делу № А60-47632/2014).

P. S. Решение найдено

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

Источник: http://www.lidings.com/eng/articles/id/101

Последствия недействительности ничтожных и оспоримых сделок

Нередко при исследовании правовой природы ничтожных и оспоримых сделок возникает вопрос, существуют ли между ними различия в последствиях недействительности. Оспоримая сделка является недействительной и она так же ничтожна, как и любая ничтожная сделка.

Под недействительностью в юридической литературе понимают отсутствие юридических последствий сделки, из этого следует логический вывод, что существенных различий между ничтожными и оспоримыми сделками нет.

Гражданский кодекс РФ в статье 167 главным последствием недействительных сделок предусматривает отрицание юридических последствий сделки с момента ее совершения и двусторонняя реституция, если исполнение по сделке уже было произведено.

Недействительность ничтожной сделки с момента ее совершения означает, что изначально сделка не породила для сторон никаких юридических последствий: ни обязательственных, ни вещных. После ее совершения у сторон нет никаких прав или обязанностей, вытекающих из сделки. Лишение оспоримой сделки юридической силы с момента совершения означает, что в силу судебного решения правоотношение из этой сделки считается не существующим с самого начала.

Когда недействительность сделки устанавливается до начала исполнения по ней, стороны лишаются только обязательственных прав, таким образом у них отсутствует право требовать от другой стороны исполнения соответствующей обязанности.

Другой вариант, когда стороны полностью или частично исполнили недействительную сделку: осуществили обязательственные права, что повлекло за собой передачу объектов гражданского права и должно было повлечь возникновение у участников сделки соответствующих прав на эти объекты.

В данном случае стороны будут иметь какие-либо объекты гражданского права без должного правового основания (титула). Правовое основание (титул) будет у того лица, которое имело его до исполнения недействительной сделки и намеревалось передать его на основании этой сделки вместе с передачей объекта гражданского права.

Для решения данной, необходимо передать индивидуально-определенную вещь от незаконного владельца не владеющему собственнику, а также передать вещи, определенные родовыми признаками, от лица, которое неосновательно приобрело их, лицу, за счет которого произошло приобретение. То есть, необходимо, чтобы у каждого из участников исполненной недействительной сделки был и определенный объект гражданского права, и правовое основание для обладания им («обладания» в широком смысле слова).

Именно на разрешение этой ситуации и направлена норма, установленная в пункте 2 статьи 167 ГК РФ, которая получила название «двусторонняя реституция», или возвращение в первоначальное положение.

Так, например, Определением от 20.07.2011по делу N А37-1390/2010 Арбитражный суд Магаданской области признал недействительной сделку должника — договора купли-продажи от 11.05.2010 здания промбазы МЦ, заключенного между ООО «АТВ-капитал» (продавец) и Гончаровым Сергеем Ивановичем (покупатель), и применил последствия недействительности сделки, установленные пунктом 1 статьи 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в виде возврата спорного имущества в конкурсную массу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III настоящего Федерального закона, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Учитывая, что объект недвижимости, отчужденный в результате сделки, признанной недействительной, имеется в натуре, он подлежит возврату в конкурсную массу должника путем погашения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о зарегистрированном праве Гончарова С.И. на здание промбазы МЦ и восстановления записи о праве на указанное недвижимое имущество за ООО «АТВ-капитал».

Тот факт, что спорный объект продан гражданином С.И. по договору купли-продажи от 16.12.2010 гражданину Е.Е. за 20 млн.руб., не может служить основанием для отказа в применении последствий недействительности сделки в виде возврата имущества, поскольку договор купли-продажи от 16.12.2010 в установленном порядке не зарегистрирован.

Нередко возникают проблемы в сфере применения двойной реституции.

Так, Определением Арбитражного суда города Москвы от 12 марта 2012 г. по делу N А40-77398/10-103-289Б договор залога от 06.10.2009 г., заключенный между Обществом с ограниченной ответственностью «Проектно-строительная компания «ТАК» и гражданином Е.В. признан недействительной сделкой с применением к ней последствия недействительности сделки, исключив запись о регистрации данного договора из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Постановлением Федерального Арбитражного суда Московского округа от 26 июля 2012 г. по делу N А40-77398/10-103-289Б было установлено, что применение судами последствий недействительности договора залога путем исключения записи о регистрации данного договора из ЕГРП является ошибочным, поскольку не является двусторонней реституцией в силу ст. 167 ГК РФ, ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Читайте так же:  Мфц официальный сайт оформление загранпаспорта

Судами не учтено, что регистрация договора залога недвижимого имущества осуществляется Росреестром в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», и государственный регистратор не является стороной оспариваемой сделки.

При разрешении спора суды неправильно применили указанные выше нормы материального права.

Но существуют особые нормы, анализ которых в некотором смысле предполагает наличие различных специфических последствий ничтожных и оспоримых сделок.

Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 167 ГК РФ только оспоримая сделка может быть прекращена лишь на будущее время, если из ее содержания вытекает, что она может быть прекращена лишь на будущее время; согласно статье 179 ГК РФ в оспоримых сделках возможна односторонняя реституция; статья 169 ГК РФ предусматривает, что в ничтожных сделках возможно неприменение реституции, если у обеих сторон был умысел на совершение противоправной сделки. Отдельные составы оспоримых сделок предусматривают необходимость виновной стороны возместить другой стороне реальный ущерб, причиненный другой стороне совершением сделки (п. 2 ст. 178 ГК РФ, п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Однако все указанные различия являются не столь ярко выраженными. Из анализа содержания статьи 167 ГК РФ можно сделать вывод о наличии двух видов последствий признания оспоримой сделки недействительной:

  1. отрицание ее юридической силы с момента совершения (это последствие является общим и совпадает с последствием признания недействительной ничтожной сделки);
  2. отрицание ее юридической силы на будущее время (это последствие является исключением из общего правила).

Данное последствие предусматривает п. 3 ст. 167 ГК РФ: если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

Следовательно, последствие в виде отрицания ее юридической силы на будущее время обусловлено прежде всего не особенностью оспоримой сделки как таковой, а особенностью содержания конкретных оспоримых сделок.

Прекращение на будущее время только отдельных оспоримых сделок является характерной особенностью российского Гражданского кодекса РФ.

Нет никакого теоретического барьера для распространения этого правила в законе и на ничтожные сделки. При признании оспоримой сделки недействительной на будущее время происходит двойное преобразование правоотношения: преобразование будет заключаться в том, что недействительная с самого начала сделка решением суда будет признана действительной с обратной силой с момента совершения сделки до момента вынесения судебного решения. Решение суда, таким образом, только прекращает на будущее время им же преобразованное правоотношение из недействительного в действительное.

Поэтому решение суда о прекращении действия оспоримой сделки лишь на будущее время одновременно выполняет две задачи: недействительная изначально сделка обращается в действительную с момента ее совершения; действие такой преобразованной сделки прекращается с момента судебного решения на будущее время. Так, Решением Пятигорский городской суд Ставропольского края по делу №2-1068/11 от 13 апреля 2011 года признал договор аренды недвижимого имущества недействительным и применил последствия недействительной сделки. Суд установил, что сделка по заключению договора аренды между администрацией г. Пятигорска и ООО «Мир развлечений» является ничтожной согласно статьи 168 ГК РФ, так как не соответствует приведенным требованиям закона, поскольку была заключена без проведения конкурса и иных публичных процедур.

В соответствии с требованиями статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В данном случае уклонение Управление имущественных отношений администрации г. Пятигорска от проведения торгов на право заключения договора аренды недвижимого муниципального имущества является нарушением закона. Соответственно договор аренды муниципального недвижимого имущества между Управлением имущественных отношений администрации города Пятигорска и ООО «Мир развлечений» является ничтожным согласно статьи 168 ГК РФ, так как не соответствует приведенным требованиям закона, поскольку указанный договор был заключен без проведения торгов и иных публичных процедур.

Соответственно последствия недействительности ничтожной сделки в виде договора аренды могут быть применены только в соответствии с частью 3 статьи 167 ГК РФ и действие договора аренды может быть лишь прекращено на будущее время.

В свою очередь ООО «Мир развлечений» утрачивает право аренды на недвижимое муниципальное имущество по договору, а запись о регистрации договора аренды недвижимого имущества от в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним подлежит аннулированию.

Ничтожная сделка может быть также прекращена на будущее время, предварительно превратившись в действительную с самого начала. Варианты «преобразования» ничтожных сделок в действительные предусмотрены отдельными нормами действующего законодательства: если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.( п. 2 ст. 165 ГК РФ), а также п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172 ГК РФ.

Касательно вышеназванных различных специфических последствий, то их специфичность характерна лишь для отдельных составов оспоримых или ничтожных сделок, а не всех оспоримых или ничтожных сделок как таковых.

Например, односторонняя реституция свойственна не всем, а отдельным составам оспоримых сделок, прямо названным в статье 179 ГК РФ. Более того, односторонняя реституция может иметь место также в отдельных составах ничтожных сделок. Так, в сделках, совершенных с целью заведомо противной основам правопорядка, при наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки применяется односторонняя реституция (ч. 3 ст. 169 ГК РФ).

Неприменение реституции возможно не во всех а лишь в одном составе ничтожных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ч. 2 ст. 169 ГК РФ).

Необходимость виновной стороны возместить реальный ущерб, причиненный совершением недействительной сделки наблюдается как в отдельных составах ничтожных (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК РФ), так и в отдельных составах оспоримых

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что те или иные особенности юридических последствий недействительных сделок, имеющиеся в законодательстве, обусловлены не природой вида недействительных сделок (ничтожные или оспоримые), а особенностями каждого конкретного состава недействительных сделок (ст. 169, 171,172, 175, 176,178,179 ГК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lex-pravo.ru/law-comments/68/7223/

Применение последствий недействительности оспоримой сделки
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here