Моральный вред производственная травма судебная практика

Самое главное по теме: "Моральный вред производственная травма судебная практика" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Сколько можно попросить с предприятия компенсации за моральный вред после производственной травмы?

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ возмещение морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Размер компенсации морального вреда определятеся по соглашению сторон трудового договора, поэтому просите больше. Его размер — оценочное понятие во сколько вы ее оцениваете столько и просите. Если не сможете договорится по сумме с причинителем вреда, можете обратиться за компенсацией в суд. В исковом заявлении описывается время и место получения травмы, к нему прилагаются трудовой договор, акт о несчастном случае на производстве, указывается характер вреда и размер требуемого возмещения. Факт причинения работнику морального вреда согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», предполагается, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания. Вина причинителя вреда доказана актом о несчастном случае на производстве, а размер компенсации определяется работником самостоятельно. Если не сможете договорятся добровольно и заключить в уже в суде мировое соглашение, размер компенсации морального вреда с учетом требований разумности и справедливости определит суд.

В возмещении морального вреда в данном случае не может быть отказано, поэтому работник, обращаясь с иском в суд, ничем не рискует.

Спасибо, я у Вас в долгу!

Когда речь идет о моральном вреде — то многое зависит от степени тяжести вреда, от личности гражданина, которому вред причинен, от добросовестности поведения ответчика и т.д.

Ниже можете ознакомиться решением суда, вынесенным при моем участии и при желании обратиться на личный прием.

Именем Российской Федерации

08 июля 2013 года г. Дубовка Волгоградской области

Дубовский районный суд Волгоградской области в составе председательствующего судьи Калинина С.С. при секретаре судебного заседания Макаровой Н.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.М. к Обществу с ограниченной ответственностью «Волгокартон» о компенсации морального вреда

В судебном заседании истец К.М., его представитель Степанов Вадим Игоревич, действующий в процессе на основании доверенности, исковые требования поддержали, настаивали на удовлетворении исковых требований в заявленном размере по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика — ООО «Волгокартон», Е.В., действующая в процессе на основании доверенности, возражала против удовлетворения исковых требований в заявленном размере, не отрицая факта несчастного случая с К.М. на производстве, считает заявленный размер компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей необоснованно завышенным. Полага наличие в действиях работника К.М. грубую неосторожность (состояние опьянения), просила снизить размер компенсации морального вреда до 50 000 рублей.

Суд, выслушав мнение участвующих в деле лиц, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, находит исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда, подлежащими удовлетворению частично, по следующим основаниям.

Ст. 184 ТК РФ предусматривает ри повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.


Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, на основании ст. 237 ТК РФ, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяется судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации устанавливает Федеральный закон от 24.07.1998 г. №125 ФЗ (ред. от 05.04.2013 г) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», и определяется порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника ри исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

В соответствии с ч.3 ст.8 Федерального закона от 24.07.1998 г №125 ФЗ (ред. от 05.04.2013 г) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Как установлено судом, К.М. работал машинистом гофроагрегата на предприятии ООО «Волгокартон».

01 декабря 2012 года на основании приказа директора предприятия от 29 ноября 2012 г №119 «О привлечении к работе в выходные дни», после определения производственного задания, приступили к работе.

Около 11-00 часов, при смывании клея при помощи шланга с гофропресса, произошел захват правой руки и зажаьте между валами.

На карете скорой помощи истец досталвен в ЦРБ г. Дубовка, далее был переведен в 25-ю больницу в ожоговое отделение.

В результате полученной травмы ему ампутировали четыре пальца на правой руке, делали операцию по пересадке кожи.

В соответствии с актом о несчатном случае на производстве №2 от 28 января 2013 г причинами, вызвавшими несастный случай названы «отсутствие технических регламентов в нарушение п. 7.4 ПОТ РО 00 97», отсутствие предохранительных приспособлений в нарушение п. 14.32.15.82 ПОТ РО 00-97, «допуск к самостоятельной работе без проведения обучения в нарушение ст. 212 ТК РФ, ПОТ РО 00-97, ГОСТа 12.0.004-90».

В качестве лиц допустивших нарушение указаны директор предприятия — Иванов М.В. и работодатель ООО «Волгокартон». Таким образом, несчастный случай произошел по вине работодателя. При этом факта грубой неосторожности в действиях истца не установлено. В настоящее время, в связи с производственной травмой, после освидетельствования, установлена утрата трудоспособности 40%, что подтверждается выпиской из акта №644 освидетельствования от 16 мая 2013 г. и инвалидноть третьей группы на основании справки МСЭ-2011 №. от 26 аперял 2013 г.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

Читайте так же:  Встречный иск в арбитражном процессе порядок предъявления

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что при расследовании причин несчастного случая на производстве, вины работника К.М. в нарушении техники безопасности установлено не было, травма К.М. причинена в рабочее время, при исполнении им трудовых обязанностей, по вине работодателя, суд находит исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда законными и обоснованными, подлежащими удовлетворению.

Оценивая доводы сторон о размере компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истца, суд исходит из следующего.

В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Статья 151 ГК РФ устанавливает, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Основания и размер компенсации гражданину морального вреда, согласно ст. 1099 ГК РФ, определяются правилами, предусмотренные настоящей главой и статьей 151 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

На основании ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Суд, оценивая характер причиненных потерпевшему К.М. физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, исходя из требований разумности и справедливости, находит возможным удовлетворить исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда частично, взыскав с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, отказав в остальной части исковых требований, превышающих сумму 300 000 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Иск К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда — удовлетворить частично.

Взыскать в пользу К.М. с ООО «Волгокартон» компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей.

В удовлетворении исковых требований К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда в части превышающей 300 000 рублей — отказать.

Взыскать с ООО «Волгокартон» госпошлину в доход государства в размере 4000 рублей.С Уважением, Адвокат в г. Волгограде – Степанов Вадим Игоревич.

Источник: http://www.9111.ru/questions/14041209/

Решение суда об установлении факта производственной травмы, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов № 02-1977/2016

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

*** года Останкинский районный суд города Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Гусевой О.Г., с участием прокурора Антюгановой А.В., при секретаре Савушкиной П.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

Атавова А.А. к ОАО «***» об установлении факта производственной травмы, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов,

истец Атавов А. А. обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к ОАО «***» об установлении факта производственной травмы, взыскании компенсации морального вреда в размере *** рублей, взыскании юридических расходов в сумме *** рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что он работал в должности оператора упаковочной машины в ОАО «***». *** года, находясь на рабочем месте, около * часов утра он получил производственную травму (оторвана фаланга указательного пальца), в связи с чем, вынужден был обратиться за медицинской помощью в приемное отделение ГБУЗ «***», что подтверждается соответствующей справкой. По факту производственной травмы расследований работодателем не проводилось. После получения справки истец обратился к руководству ответчика с просьбой о выплате компенсации, однако ему было отказано. Ссылаясь на положения ст.ст.184, 227 ТК РФ, ст.ст.151, 1100, 1084 ГК РФ, истец обратился в суд с вышеназванным иском.

Истец Атавов А.А. – в судебном заседании поддержал уточенные исковые требования, просил их удовлетворить.

Представитель ответчика Никитина Е.А. – в судебном заседании возражала против удовлетворения иска по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск.

Суд, заслушав истца, представителя ответчика, огласив показания свидетелей Магомедова Н.К., Султанбекова Д.К., допросив свидетелей Пашина С.Н., Зюлину Н.Г., Матаевского А.В., Голованову Е.А., заслушав заключение прокурора, полагавшего иск не обоснованным и не подлежащим удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается материалами дела, истец работал в должности оператора упаковочной машины в ОАО «***» с *** года на основании трудового договора № ***. *** года истец уволен по соглашению сторон. *** года истец отработал полную смену. С *** по *** года на работу истец не выходил. В объяснительной записке по данному факту указал в качестве причины «семейные обстоятельства».

Читайте так же:  Незаконный судебный приказ отмена компенсация морального вреда

Судом также установлено, что истцом не позднее *** года получена травма фаланги среднего пальца. Работодателем расследование случая причинения травмы не проводилось, ввиду отсутствия какой-либо информации о данном случае.

Согласно ст. 184 ТК РФ, при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

В соответствии со ст. 227 ТК РФ, расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

В силу ст. 1084 ГК РФ, вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Судом установлено, что истец о полученной травме работодателю каким-либо образом не сообщал вплоть до подачи иска.

Согласно справке № ***, выданной ГКБ № *** (л.д. **), истец получил травму бытового, а не производственного характера.

В соответствии со ст.ст.56, 59, 60, 67 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, то есть представлены сторонами. Разрешая гражданско-правовой спор в условиях конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности, осуществляя правосудие как свою исключительную функцию (ч.1 ст. 118 Конституции РФ), суд не может принимать на себя выполнение процессуальных функций сторон.

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий (ст.56 ГПК РФ).

Допрошенный ранее свидетель Магомедов Н.К. показал, что он работает таксистом, ***года утром проезжал мимо КПП хлебозавода, где его остановил истец. У истца была повреждена рука – перебинтована и вся в крови.

Свидетель отвез истца сначала в травмпункт, дал ему визитку и дождался его, а затем отвез в больницу на ***, дорога заняла около ** часов, после чего свидетель еще около часа ждал около больницы. Свидетель подобрал истца около половины ** утра. По пути в больницу свидетелю звонили на мобильный телефон, отвечая на вопросы собеседника, истец говорил, что порезался и едет в больницу, свидетелю истец также сказал, что ему пообещали возместить ущерб.

Свидетель Султанбеков Д.К., допрошенный в судебном заседании *** года, показал, что он с *** года по *** года работал у ответчика упаковщиком.

Свидетель пояснил, что видел на работе истца Атавова с порезанным пальцем, рана была сильной. Свидетель видел его при передачи товара (в лифт), момент получения травмы, а также последующие действия истца свидетель не видел.

Свидетель Пашин С.Н. показал, что он работает у ответчика старшим контролером, *** года именно он дежурил на предприятии. В его должностные обязанности входит контроль оперативно-служебной обстановки на предприятии.

*** года его смена прошла без происшествий. Истец не обращался к нему или каким-либо иным сотрудникам по факту получения травмы, иными сотрудниками данное происшествие не было зафиксировано. Первая помощь (перевязка) истцу не оказывалась.

Свидетель Зюлина Н.Г. показала, что она работает в должности пекаря- мастеря у ответчика, *** года она работала, видела истца, однако травмы у него не было, смена прошла без происшествий.

Свидетель Матаевский А.В. показал, что он работает у ответчика в должности инженера по технике безопасности, истец неоднократно проходил инструктаж по ТБ, фактов производственной травмы с участием истца зафиксировано не было, истец или иные сотрудники не обращались к нему с соответствующей информацией. Свидетель также пояснил, что оборудование, на котором работал истец, не имело следов поломки, а также следов производственной травмы (крови и т.д.).

Свидетель Голованова Е.А. показала, что она работает у ответчика в должности менеджера по персоналу, истец к ней по факту производственной травмы не обращался, с *** года по *** года не выходил на работу, на вопросы о причинах отсутствия на работе истец пояснил, что отсутствовал по семейным обстоятельствам. Истец был уволен *** года по соглашению сторон.

Оценивая представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что факт причинения производственной травмы истцу не нашел своего подтверждения.

Так из письменных материалов дела следует, что истец полностью отработал смену *** года без происшествий. Данные обстоятельства подтверждаются также показаниями свидетелей Пашина С.Н., Зюлиной Н.Г., Матаевского А.В., Головановой Е.А., которые последовательны и не противоречивы. В справке о полученной травме указано на ее бытовой, а не производственный характер.

К показаниям свидетеля Магомедова Н.К. суд относится критически, поскольку согласно данным показаниям, истец выходил из проходной с забинтованной рукой, т.е. ему была оказана первая помощь. Однако на факт оказания такой помощи не указывал ни сам истец, ни какие-либо другие свидетели, документального подтверждения он не имеет. При этом, в части показаний свидетеля о производственном характере травмы данные показания не могут быть признаны допустимыми, поскольку свидетель сам не видел произошедшего несчастного случая, а вывод о причинах травмы сделан им со слов истца.

Читайте так же:  Сумма наличных при выезде за границу

Показания свидетеля Султанбекова Д.К., суд также не может признать допустимыми в части установления характера травмы, поскольку свидетель сам не видел произошедшего несчастного случая.

А потому, суд полагает недоказанными обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.

Довод истца о том, что в нарушение положений Трудового кодекса работодатель не провел расследования несчастного случая на производстве, суд находит несостоятельным, поскольку отсутствуют доказательства, что истец или иные сотрудники фиксировали факт несчастного случая и доводили соответствующую информацию до сведения ответственных лиц.

Отказывая в удовлетворении основных требований, суд не усматривает оснований для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда, а также судебных расходов, так как они являются производными и основаны на предположении о производственном характере травмы истца.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

в удовлетворении исковых требований Атавова А.А. к ОАО «***» об установлении факта производственной травмы, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов – отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Останкинский районный суд города Москвы.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

истец СНТ «Незабудка» обратилось в суд с иском к Платонову К.А. о взыскании задолженности по оплате членских и целевых взносов за период с *** по *** годы в размере *** рублей и *** рублей, пени в сумме *** рублей *** коп., расходов на услуги пред.

предметом спора является **комнатная квартира, расположенная по адресу: ***.Истец Еремин А.В. обратился в суд с требованиями к ответчику Федченко Е.В. о признании утратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. В об.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://sud-praktika.ru/precedent/166409.html

Решение суда о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве № 2-1180/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Рудничный районный суд города Кемерово, Кемеровской области

В составе судьи : Соколовой Л.П.

при секретаре : Платоновой Л.Ю.

с участием прокурора : Шестера Л.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Кемерово

дело по иску Самущика М.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве,

Истец Самущик М.В. обратился в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного несчастным случаем на производстве.

Мотивирует требования тем, что 20.10.2016 г. на территории Обществу с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская», где он работал , при выполнении им трудовых обязанностей с ним произошел несчастный случай, в результате которого ему причинено трудовое увечье.

16.11.2016 г. работодателем был утвержден Акт № 8 по форме Н-1 о несчастном случае на производстве.

По последствиям производственной травмы от 20.10.2016 г., заключением учреждения МСЭ офтальмологического профиля г. Кемерово ему впервые с 03.03.2017 г. на 1 год, до 01.04.2018 года была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности вследствие трудового увечья в размере %, что подтверждается справкой № 0641881 от 03.03.2017 года.

В соответствие с Актом о несчастном случае на производстве вины его в возникновении несчастного случая — 0 %. Видом происшествия явилось

Согласно Медицинскому заключению № 287 от 10.11.2016 г. о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести выставлен диагноз: Данный диагноз был вписан в пункт 8.2 Акта № 8 о несчастном случае на производстве.

Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве указанная травма относится к категории «легких» несчастных случаев на производстве, однако по длительности лечения, на больничном он был с 20.10.2016 г. по 02.03.2017г., 135 дней — почти пять месяцев, и по последствиям считает ее перешедшей в категорию «тяжелых».

В результате несчастного случая на производстве ему противопоказан тяжелый физический труд и труд в шахте.

В учреждении МСЭ дано заключение. что он может продолжать профессиональную деятельность «при изменении условий труда, влекущей снижение заработка пострадавшего, машинист подъема», прежний труд в должности ему противопоказан.

Он испытывает постоянные физические и нравственные страдания из-за нарушений организма, ограничения основных категорий жизнедеятельности и в связи с изменением обычного образа жизни, а также невозможности выполнения домашней работы. В результате увечья в семье ухудшился микроклимат во взаимоотношениях.

В результате получения трудового увечья в молодом возрасте чувствует себя униженным и ущербным человеком. Отработав у работодателя в условиях воздействия опасных, вредных и неблагоприятных производственных факторов, оказался незащищенным работодателем от несчастного случая (трудового увечья). Работодатель не предоставил ему возможность трудиться в специальных условиях.

Размер компенсации морального вреда оценивает в 800000 рублей (л.д.3-5).

В судебном заседании истец Самущик М.В. и его представитель Ленская Е.М., действующая на основании нотариальной доверенности от 23.06.2017 г., исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика ООО «Шахта «Бутовская» Сизева А.С., действующая на основании доверенности №90/15 от 25.12.2015 г. (л.д.33), в судебном заседании исковые требования Самущика М.В. признала частично в размере 100000 рублей. При этом пояснила, что истец в соответствии с актом №8 от 16.11.2016 г. указан лицом, допустившим нарушение требований охраны труда. Причиной несчастного случая явилось неприменение очистного участка №2 Самущиком М.В. средств индивидуальной защиты (защитных очков).

Выслушав истца, представителей истца и ответчика, исследовав письменные доказательства по делу, суд считает исковые требования Самущика М.В. подлежащими частичному удовлетворению.

В соответствии со ст. 212 Трудового Кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве; применение средств индивидуальной защиты; соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте; обучение безопасным методам и приемам выполнения работ; организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной защиты; информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Читайте так же:  Взыскание расходов на выдачу судебного приказа

На основании ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 г. №125 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 1100 ГК РФ, когда вред жизни и здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Согласно приказу от 21.11.2012г. №1189/к ООО «Шахта «Бутовская» Самущик М.В. принят на работу на очистной участок №2 с полным рабочим днем под землей.

Приказом от 21.03.2017 г. №840-к 16.01.2015г. с Самущиком М.В. трудовой договор расторгнут в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, перевод на которую необходим работнику в соответствии с медицинским заключением, п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (л.д.6-7).

Судом установлено, что 20.10.2016 г. в 03 часа 10 минут в ООО «Шахта «Бутовская» при исполнении Самущиком М.В. трудовых обязанностей по заданию работодателя с ним произошел несчастный случай на производстве, а именно, 19.10.2016 г. в третью смену согласно наряду, выданному горным мастером ФИО1 Самущик М.В. отработал смену в составе звена с ФИО2 и передвигались пешком к вентиляционному штреку А-3 на поверхность. В 03 часа 10 минут переходили через вентиляционный шлюз №30, установленный на устье штрека. ФИО2 открыл первую металлическую дверь, зашел в шлюз и начал открывать вторую дверь, за ним в шлюз зашел Самущик М.В., открыв первую дверь, в этот момент вторая дверь резко закрылась и потоком воздуха Самущику М.В. было больно. По дороге домой Самущик М.В. заехал в областную офтальмологическую больницу, где установлен диагноз Степень тяжести травмы легкая. Согласно акту № 8 от 20.10.2016г. о несчастном случае на производстве формы Н-1 данная травма является производственной.

Как следует из акта причинами несчастного случая явились:

1. Неприменение очистного участка №2 ООО «Шахта «Бутовская» Самущиком М.В. средств индивидуальной защиты (защитных очков).

Нарушен п.1.5 «Инструкции по охране труда для проходчика ИОТ п.0.2

2. Слабый производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности и охраны труда.

Нарушен п.2.4 должностной инструкции горного мастера очистного участка ООО «Шахта «Бутовская».

При этом актом о несчастном случае на производстве и в ходе расследования несчастного случая с Самущиком М.В. факт грубой неосторожности не установлен (л.д.10-11).

Таким образом, что вред здоровью Самущику М.В. на 100% причинен по вине работодателя ООО «Шахта «Бутовская».

Согласно справки МСЭ-2006 № 0641881 Самущику М.В. установлено % утраты профессиональной трудоспособности, срок установления утраты профессиональной трудоспособности с 03.03.2017г. до 01.04.2018г. (л.д. 15).

Как видно из выписных эпикризов Самущик М.В. находился на лечении: в ГБУЗ КО «Березовская городская больница» поликлиника №1, ГБУЗ КО «КОКОБ» с 20.10.2016г. по 02.03.2017г. (л.д.19-23).

Согласно программе реабилитации к акту освидетельствования № 268.7.42/2017 от 03.03.2017 г. Самущик М.В. нуждается в проведении реабилитационных мероприятий в виде лекарственных средств: ; по последствиям производственной травмы, может выполнять труд по профессии, предшествующей несчастному случаю на производстве при изменении условий труда, влекущей снижение заработка пострадавшего, машинистом подъема. Группа инвалидности не установлена (л.д. 16).

Истцом в адрес ответчика с заявлением о выплате морального вреда не обращался.

Согласно приказу от 04.05.2017г. № 1963-В Фонда социального страхования РФ Самущику М.В. назначена и выплачена единовременная страховая выплата в размере (л.д. 17).

Из пояснений в суде свидетеля ФИО3 следует, что в связи с полученной травмой на производстве ее супруг Самущик М.В. не может работать в наклон, ему запрещены физические нагрузки, в результате он ограничен в выполнении домашней работы, они проживают в частном доме, расположенном на «земле», нужно работать на огороде, колоть дрова, уголь. Теперь их семья, где двое маленьких детей, испытывает материальные трудности, ему трудно трудоустроиться, на шахте работу не предложили. Супруг устно обращался к работодателю, но в выплате компенсации морального вреда ему отказали.

В судебном заседании свидетель Самущик З.В. дал аналогичные показания.

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей, они не противоречат исследованным письменным доказательствам по делу.

Вследствие травмы у Самущика М.В. возникли ограничения в обычной жизнедеятельности, ему трудно выполнять домашнюю работу, в связи с травмой частично утрачена трудоспособность, он был уволен с шахты в связи с невозможностью предоставить работу по состоянию его здоровья, он чувствует свою ущербность.

Оценивая страдания потерпевшего от причиненного ему увечья, суд учитывает, что по состоянию своего здоровья, находясь в трудоспособном возрасте, он не может не только в полной физической нагрузкой работать, но и активно отдыхать, вынужден принимать лекарственные препараты, испытывает снижение испытывая свою ущербность, неполноценность. А также суд учитывает при каких обстоятельствах причинен вред здоровью Самущика М.В., что ответственными лицами за допущение нарушения требований охраны труда, приведшими к несчастному случаю в акте формы Н1 указаны не только ответственные должностные лица работодателя в лице горного мастера, но и сам Самущик М.В., хотя и процент вины его при этом не установлен.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Сведений о том, что ответчик каким-либо образом возместил истцу причиненный моральный вред, суду не предоставлено.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает требования разумности и справедливости, обстоятельства при которых причинен моральный вред и индивидуальные особенности потерпевшего.

Моральный вред, причиненный истцу ответчиком, суд оценивает в 180000 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ,

Исковые требования Самущика М.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» о взскании компенсации морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» в пользу Самущие МВ в возмещение морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве 180000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Самущику М.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» отказать.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Шахта Бутовская» в доход местного бюджета государственную пошлину 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня изготовления 15.08.2017 г. решения суда в окончательной форме.

Читайте так же:  Уточненное исковое заявление гпк

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ИСКАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА:

ФИО1 обратился в суд к Хабаровской таможне о признании незаконными приказов о расторжении служебного контракта и увольнении, применении дисциплинарного взыскания, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Мщенко Д.Д. обратился с вышеназванным иском, указав, что состоял в трудовых отношениях с ООО «СибРегионСвет» в должности электромонтажника по кабельным сетям. Летом 2016 г. в составе бригады выполнял электромонтажные работы в строящемся торговом к.

Источник: http://sud-praktika.ru/precedent/366491.html

Моральный вред при травме на производстве

В юридическую фирму «Правовая основа» обращаются граждане с вопросом о возмещении вреда в связи с несчастным случаем на производстве.

В последнее время появление в нашей стране большого количества новых работодателей, создающих рабочие места, как правило, без учета требований безопасности труда, отсутствие контроля за этим со стороны государства еще более усугубили проблему обеспечения безопасности работающих. Следствием этого явилось значительное увеличение в последние годы производственного травматизма.

Однако, не только «новые работодатели» допускают нарушение трудового законодательства в данной сфере. Зачастую, наиболее грубые нарушения допускаются как раз учреждениями, которые привыкли осуществлять взаимодействие работодатель/работник по старой системе, пытаясь не учитывать законные права работников, установленные трудовым законодательством РФ.

Поэтому, важное значение как для пострадавших и их семей, так и для самих работодателей имеет наличие правовой базы, обеспечивающей защиту пострадавших в материальном и моральном плане.

Каждый работник в РФ имеет право на возмещение ущерба, причиненного ему повреждением здоровья в связи с работой. Поэтому работодатель обязан своевременно и правильно проводить расследование и учет несчастных случаев на производстве, а также нести соответствующую материальную ответственность за ущерб, причиненный работникам.

Так, в ООО «Правовая основа» обратилась гражданка Б., которая пояснила, что являлась работником ФБУН «Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций» на протяжении 5 лет, исправно выполняла свои трудовые обязанности. В конце 2015 года на территории работодателя произошел несчастный случай на производстве, в результате которого при исполнении своих должностных обязанностей она получила травму — Закрытая черепно-мозговая травма, Сотрясение головного мозга, Ушиб мягких тканей головы, Ушиб области левого коленного сустава. Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве данное повреждение относится к категории тяжелой, что подтверждалось и Актом о несчастном случае на производстве.

Работник долгое время после получения травмы находился на больничном, однако ему приходилось испытывать дополнительные нравственные страдания, связанные с поведением работодателя, который не только не предложил никакой помощи после получения работником травмы, но и выражал недовольство по поводу болезни работника. Работодатель отказывался признавать свою ответственность за произошедший несчастный случай и обязанность возместить понесенный моральный вред, спихивая вину на стороннюю организацию.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Надлежит учитывать, что положениями ТК РФ, регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227-231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника. Следовательно, по всем случаям, признанным связанными с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со статьей 7 Федерального закона от 24.07.1998 № 125 вправе требовать обеспечения по страхованию.

Сам моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и другими обстоятельствами.

Стоит отметить, что в Акте о несчастном случае на производстве, произошедшем с гражданкой Б., трудовой инспекцией, по нашему мнению, не совсем корректно был указан единственный виновник несчастного случая – а именно организация, проводившая капитальный ремонт в помещениях работодателя и с которой работодателем был заключен договор подряда. На этом основании работодатель пытался уйти от установленной действующим трудовым законодательством РФ ответственности и пытался ориентировать работника на обращение в суд к подрядной организации за соответствующим возмещением.

Юристами «Правовая основа» была составлена досудебная претензия на имя руководителя ФБУН «Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций» с предложением возместить работнику моральный вред в добровольном порядке, которая была работодателем проигнорирована.

После чего в Первомайский районный суд г. Омска было направлено исковое заявление с требованием возмещения морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве.

В ходе судебного процесса представители работодателя вновь пытались уйти от установленной законом ответственности, перекладывая вину на подрядную организацию, а также пытались доказать, что несчастный случай произошел по вине самого работника, который грубым образом нарушал требования безопасности организации труда.

Однако, Первомайский районный суд г. Омска согласился с доводами изложенными в исковом заявлении, а также озвученными в судебных заседаниях, и встав на защиту интересов работника, взыскал с ФБУН «Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций» компенсацию морального вредя в пользу гражданки Б. в сумме 160000 рублей.

Представители работодателя пытались обжаловать решение Первомайского районного суда г. Омска в апелляционном порядке, однако, Омский областной суд оставил вышеуказанное решение без изменения, жалобу работодателя без удовлетворения.

В настоящее время денежные средства по исполнительному листу в полном объеме перечислены работнику.

Это только один из примеров, когда работодатель уклоняется от ответственности и возложенной на него законом обязанности компенсировать работнику моральный вред, причиненный несчастным случаем (травмой) на производстве. Если Вы или Ваши знакомые столкнулись с подобной ситуацией – юристы «Правовой основы» помогут защитить Ваши интересы и обязать работодателя исполнить требования трудового законодательства.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravosnova.ru/moralnyj-vred-pri-travme-na-proizvodstve/

Моральный вред производственная травма судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here