Нарушение права подсудимого

Самое главное по теме: "Нарушение права подсудимого" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Нарушения права обвиняемого на защиту в практике судов РФ

Таким образом, процессуальный интерес обвиняемого и защитника один — защита от обвинения. Деятельность защитника не нести двойственного характера, она двуедина: отстаивая права и интересы обвиняемого, защитник тем самым действует и в интересах государства, решая задачи уголовного судопроизводства.

Как свидетельствует судебная практика, конституционный принцип обеспечения обвиняемого права на защиту соблюдается. Вместе с тем по отдельным делам, — отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», — не полностью выполняются требования некоторых норм уголовно — процессуального законодательства, что приводит иногда к нарушению права на защиту Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8..

В 2002 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ проверено в порядке надзоров 2369 дел (в 2001 г. — 2829), истребованных по жалобам и представлениям. Президиумом Верховного Суда РФ рассмотрено по протестам 340 дел в отношении 568 человек. Оставлены без удовлетворения протесты по 41 делу, отменены и изменены приговоры в отношении 337 человек, из них отменены в отношении 117 человек, изменены в отношении 220 человек. Особенностью рассмотрения дел в порядке надзора является то, что ошибки, допущенные судами первой инстанции, своевременно не исправлялись судами кассационной инстанции и в президиумах нижестоящих судов в порядке надзора. Характер ошибок в основном тот же, что выявлен и при кассационном рассмотрении дел Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6. С. 10 — 16..

Анализ статистических данных за последние годы свидетельствует об увеличении количества уголовных дел, направленных Верховными судами республик в составе РФ, краевыми, областными и соответствующими им судами для дополнительного расследования. В 1996 году этими судами было возвращено на доследование 1092 дела в отношении 2010 человек, 1997 году — 1325 дел на 2685 лиц и в 1998 г. — 1458 дел на 3035 лиц. Основаниями направления большинства дел для дополнительного расследования являлись: неполнота предварительного следствия, которая, по мнению судов, не могла быть восполнена в судебном заседании; существенное нарушение уголовно — процессуального закона, органами дознания и предварительного следствия, в том числе и нарушение права обвиняемого на защиту Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 11 — 15..

Нарушение права обвиняемого на защиту — это есть отступление государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу от предписаний (требований) уголовно — процессуальных норм, содержащихся в Конституции РФ, и других законодательных актах, обеспечивающих права и законные интересы обвиняемого.

Изучение опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ за 1997 — 1999 года позволило выявить наиболее типичные случаи нарушения права обвиняемого на защиту, которые, как правило, влекут отмену незаконного и необоснованного приговора.

Верховным Судом РФ в качестве таких нарушений были указаны:

  • — проведение дополнительных следственных действий в отсутствии адвокатов — защитников по уголовному делу в отношении несовершеннолетних обвиняемых;
  • — непредставление материалов уголовного дела для ознакомления защитнику;
  • — нарушение требований ст. 17 УПК РСФСР о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу;
  • — замена защитника на стадии ознакомления с производством по делу без согласия обвиняемого;
  • — нарушение требований ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой адвокат не вправе отказаться, от принятой на себя защиты обвиняемого;
  • — непредставление обвиняемому по окончании следствия материалов дела для ознакомления.

Изучение опубликованной практики Верховного Суда РФ показало, что не всегда суды 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела обращают внимание на факты нарушений права обвиняемого на защиту, допущенных в стадии предварительного расследования. Устраняются и нейтрализуются правовые последствия нарушения права обвиняемого на защиту нередко лишь в кассационном и надзорном порядке.

Так, только в порядке надзора Президиум Верховного Суда Башкирской АССР были отменены приговор Бирского районного суда Башкирской АССР в отношении Бухарова, осужденного по ч. 2 ст. 111 УК РФ и кассационное определение оставившее приговор без изменения, в связи с существенным нарушением уголовно — процессуального закона органами предварительного следствия. Вопреки требованиям ст. 129 УПК РСФСР, согласно которой предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела, решение о возбуждении уголовного дела не принималось, т. е. все следственные действия в отношении обвиняемого производились без возбуждения уголовного дела Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 4. .

С целью анализа местной правоприменительной практики по обеспечению права обвиняемого на защиту было изучено сорок уголовных дел, находящихся в производстве СО Ленинского РОВД г. Саранска. При этом исследовались: постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протоколы допросов обвиняемых.

По изученным делам фактов существенного нарушения права обвиняемого на защиту обнаружено не было. Однако, несущественные нарушения требований уголовно — процессуального закона, по процессуальному оформлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протокола допроса обвиняемого выявлено немало. Распространены случаи нарушения требований по реквизитам вводной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также в протоколе допроса обвиняемого не указываются, время начала и время окончания выполнения процессуального действия, места производства, отношения допрашиваемого к обвиняемому, отсутствуют сведения о паспорте или ином другом документе, удостоверяющем личность.

К сожалению, на практике не изжиты случаи осуждения невиновных лиц при отсутствии в их действиях признаков состава преступления, события преступления, при не доказанности участия подсудимого в совершении преступления.

Таким образом, нарушение права обвиняемого на защиту является существенным нарушением норм уголовно — процессуального закона влекущим отмену приговора. Об этом еще своевременно отмечал Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов обеспечивающих обвиняемому право на защиту». Пленум Верховного Суда СССР разъяснил: «что по смыслу ст. 345 УПК РСФСР нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно — процессуального закона влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения гарантируемых законом прав обвиняемого, подсудимого, их защитников препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, определения, постановления» Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8..

Источник: http://vuzlit.ru/1309041/narusheniya_prava_obvinyaemogo_zaschitu_praktike_sudov

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.

Читайте так же:  Некоммерческое партнерство региональное объединение

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

Читайте так же:  Порядок подачи жалобы на постановления суда

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

Источник: http://www.garant.ru/article/641254/

Нарушения права обвиняемого на защиту в практике судов РФ

Таким образом, процессуальный интерес обвиняемого и защитника один — защита от обвинения. Деятельность защитника не нести двойственного характера, она двуедина: отстаивая права и интересы обвиняемого, защитник тем самым действует и в интересах государства, решая задачи уголовного судопроизводства.

Как свидетельствует судебная практика, конституционный принцип обеспечения обвиняемого права на защиту соблюдается. Вместе с тем по отдельным делам, — отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», — не полностью выполняются требования некоторых норм уголовно — процессуального законодательства, что приводит иногда к нарушению права на защиту Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8..

В 2002 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ проверено в порядке надзоров 2369 дел (в 2001 г. — 2829), истребованных по жалобам и представлениям. Президиумом Верховного Суда РФ рассмотрено по протестам 340 дел в отношении 568 человек. Оставлены без удовлетворения протесты по 41 делу, отменены и изменены приговоры в отношении 337 человек, из них отменены в отношении 117 человек, изменены в отношении 220 человек. Особенностью рассмотрения дел в порядке надзора является то, что ошибки, допущенные судами первой инстанции, своевременно не исправлялись судами кассационной инстанции и в президиумах нижестоящих судов в порядке надзора. Характер ошибок в основном тот же, что выявлен и при кассационном рассмотрении дел Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6. С. 10 — 16..

Анализ статистических данных за последние годы свидетельствует об увеличении количества уголовных дел, направленных Верховными судами республик в составе РФ, краевыми, областными и соответствующими им судами для дополнительного расследования. В 1996 году этими судами было возвращено на доследование 1092 дела в отношении 2010 человек, 1997 году — 1325 дел на 2685 лиц и в 1998 г. — 1458 дел на 3035 лиц. Основаниями направления большинства дел для дополнительного расследования являлись: неполнота предварительного следствия, которая, по мнению судов, не могла быть восполнена в судебном заседании; существенное нарушение уголовно — процессуального закона, органами дознания и предварительного следствия, в том числе и нарушение права обвиняемого на защиту Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 11 — 15..

Читайте так же:  Встречный иск в деле о банкротстве

Нарушение права обвиняемого на защиту — это есть отступление государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу от предписаний (требований) уголовно — процессуальных норм, содержащихся в Конституции РФ, и других законодательных актах, обеспечивающих права и законные интересы обвиняемого.

Изучение опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ за 1997 — 1999 года позволило выявить наиболее типичные случаи нарушения права обвиняемого на защиту, которые, как правило, влекут отмену незаконного и необоснованного приговора.

Верховным Судом РФ в качестве таких нарушений были указаны:

проведение дополнительных следственных действий в отсутствии адвокатов — защитников по уголовному делу в отношении несовершеннолетних обвиняемых;

непредставление материалов уголовного дела для ознакомления защитнику;

нарушение требований ст. 17 УПК РСФСР о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу;

замена защитника на стадии ознакомления с производством по делу без согласия обвиняемого;

нарушение требований ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой адвокат не вправе отказаться, от принятой на себя защиты обвиняемого;

непредставление обвиняемому по окончании следствия материалов дела для ознакомления.

Изучение опубликованной практики Верховного Суда РФ показало, что не всегда суды 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела обращают внимание на факты нарушений права обвиняемого на защиту, допущенных в стадии предварительного расследования. Устраняются и нейтрализуются правовые последствия нарушения права обвиняемого на защиту нередко лишь в кассационном и надзорном порядке.

Так, только в порядке надзора Президиум Верховного Суда Башкирской АССР были отменены приговор Бирского районного суда Башкирской АССР в отношении Бухарова, осужденного по ч. 2 ст. 111 УК РФ и кассационное определение оставившее приговор без изменения, в связи с существенным нарушением уголовно — процессуального закона органами предварительного следствия. Вопреки требованиям ст. 129 УПК РСФСР, согласно которой предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела, решение о возбуждении уголовного дела не принималось, т. е. все следственные действия в отношении обвиняемого производились без возбуждения уголовного дела Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 4. .

С целью анализа местной правоприменительной практики по обеспечению права обвиняемого на защиту было изучено сорок уголовных дел, находящихся в производстве СО Ленинского РОВД г. Саранска. При этом исследовались: постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протоколы допросов обвиняемых.

По изученным делам фактов существенного нарушения права обвиняемого на защиту обнаружено не было. Однако, несущественные нарушения требований уголовно — процессуального закона, по процессуальному оформлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протокола допроса обвиняемого выявлено немало. Распространены случаи нарушения требований по реквизитам вводной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также в протоколе допроса обвиняемого не указываются, время начала и время окончания выполнения процессуального действия, места производства, отношения допрашиваемого к обвиняемому, отсутствуют сведения о паспорте или ином другом документе, удостоверяющем личность.

К сожалению, на практике не изжиты случаи осуждения невиновных лиц при отсутствии в их действиях признаков состава преступления, события преступления, при не доказанности участия подсудимого в совершении преступления.

Таким образом, нарушение права обвиняемого на защиту является существенным нарушением норм уголовно — процессуального закона влекущим отмену приговора. Об этом еще своевременно отмечал Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов обеспечивающих обвиняемому право на защиту». Пленум Верховного Суда СССР разъяснил: «что по смыслу ст. 345 УПК РСФСР нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно — процессуального закона влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения гарантируемых законом прав обвиняемого, подсудимого, их защитников препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, определения, постановления» Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8..

Источник: http://vuzlit.ru/1311019/narusheniya_prava_obvinyaemogo_zaschitu_praktike_sudov

Всё об уголовных делах

Право на защиту, подборка материалов

I). Право защищаться лично

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

— п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

II). Право на помощь защитника

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

— ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

— ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Два разных права

Право на защиту — это два разных права (на самозащиту и на помощь защитника)

Только в сторону улучшения, нарушение права на защиту не может ухудшать положение

Противоречия с адвокатом

Противоречия адвоката с подзащитным, нарушение права на защиту

Разъяснение прав участникам уголовного процесса, его отсутствие нарушает право на защиту

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие (нарушено право на защиту)

Право на защиту это два разных права

— п. 2 Пленума № 29 право на защиту, это 2 права: на защитника и на самозащиту

право на защиту фактически складывается из двух совершенно разных прав:

I). Право самозащиты

Право защищаться лично

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

— п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

Видео (кликните для воспроизведения).

— обвиняемый имеет право: на самостоятельную защиту ( ч.1 16 УПК и п. 2 Пленума № 29).

II). Право на защитника

Право на помощь защитника

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

— ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие ( 217 УПК )

— обвиняемый имеет право: на помощь защитника ( ч.1 16 УПК ).

Это разные права

— оба эти элемента представляют собой отдельные, независимые права, не влияющие друг на друга.

с одной стороны, если обвиняемый желает защищаться лично, то это не лишает его права в любой момент пригласить защитника или требовать назначить ему адвоката (так называемого государственного адвоката ).

ч.5 47 УПК участие защитника не уменьшает объем прав

— п. 2 Пленума № 29 права не могут уменьшаться в связи с участием защитника

с другой стороны, участие защитника не уменьшает возможностей защищаться лично, то есть факт участия в деле защитника не уменьшает объем прав обвиняемого ( ч.5 47 УПК и п. 2 Пленума № 29).

Нарушение права на защиту, как использовать

Нарушение права на защиту

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

— нарушение права на защиту относится к существенным нарушениям (способным повлечь изменение или отмену приговора).

Читайте так же:  Персональные данные колледж

— важно, при обжаловании (в апелляции, кассации), если Вы ссылаетесь на нарушения права на защиту — обязательно конкретизируйте, какое именно из двух прав, из которых и состоит сам термин «право на защиту» нарушено в данном конкретном случае.

— недопустимо применять только общую фразу «нарушение права на защиту», обязательно нужно уточнять какое именно право нарушено в Вашем случае:

— обязательно конкретизируйте в жалобе, какое именно из этих прав нарушено.

— п.4 ч.2 389.17 УПК рассмотрение дела без защитника

— п.4 ч.2 389.17 УПК иное нарушение права пользоваться помощью защитника

— п. 19 Пленума N 26 право на защиту, это существенное нарушение (возврат дела)

— в апелляционной норме п.4 ч.2 389.17 УПК идет речь о нарушении второго типа права на защиту (права на помощь защитника).

— но это не означает, что в апелляции нельзя обжаловать первый тип права на защиту (права на самостоятельную защиту). Просто в таком случае надо ссылаться не на п.4 ч.2 389.17 УПК , а на ч.1 389.17 УПК и п. 19 Пленума N 26.

— п. 20 Пленума № 19 нарушения ограничившие права участников

— для стадии кассации Главе 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении права на защиту.

— в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( иные нарушения, лишившие участников возможности реализации прав на справедливое судебное разбирательство)

Последствия нарушения прав на защиту

— п. 18 Пленума № 29 доказательства могут признать недопустимыми

— п. 18 Пленума № 29 дело могут вернуть прокурору

— п. 18 Пленума № 29 могут изменить или отменить судебное решение

— п. 18 Пленума № 29 суд может вынести частное определение

Злоупотребление правом на защиту

— п. 18 Пленума № 29 злоупотребление правом, если затрагивает иных лиц

— при подаче любых жалоб (ходатайств) опасайтесь затрагивать права иных участников, это может дать противникам удобную зацепку. Они могут сослаться на то, что Вы злоупотребляете правом на защиту в ущерб правам иных лиц (п. 18 Пленума № 29).

Возможно только улучшение

— п. 20 Пленума № 29 нарушение прав на защиту не может ухудшить положение

— все методики защиты, основанные на доказывании нарушения права на защиту совершенно безопасны, так как невозможен поворот ситуации в худшую сторону.

— нарушение права на защиту работает только в сторону улучшения.

— в случае отмены приговора по причине нарушения права на защиту запрещено ухудшать положение подсудимого по сравнению с первым приговором (п. 20 Пленума № 29).

— в стадии апелляции и кассации осужденный учувствует в заседании путем конференц-связи.

— п.9 ч.4 47 УПК право на свидания с защитником

— в таком случае возникает проблема с реализацией права на конфиденциальное свидание с защитником ( п.9 ч.4 47 УПК ).

— но это право железное, когда такая просьба поступает (от защитника или осужденного), Вы по сути, выгоняете абсолютно всех из зала судебного заседания и судьи также безропотно удаляются.

— человек, находящийся под стражей и присутствующий в суде в виде «лица на экране» не имеет физической возможности провести конфиденциальное совещание с защитником, и он может не знать о том, что такое право у него есть.

— здесь кроется одна интересная возможность найти судебную ошибку.

— п. 16 Пленума № 29 совещание с адвокатом по видеоконференц-связи

— суд обязан отдельно разъяснить осужденному право общения с защитником и именно в отсутствие других участников судебного заседания (это требование содержится в п. 16 Пленума № 29).

— проверьте протокол судебного заседания — в нем должно быть указано о разъяснении прав ( п.9 ч.3 259 УПК ).

— если суд не разъяснял осужденному право провести совещание (консультацию) с защитником, то это можно трактовать как нарушение права на защиту. В данном случае: нарушено право на свидания с защитником ( п.9 ч.4 47 УПК ).

— п.4 ч.2 389.17 УПК нарушение права пользоваться помощью защитника

лишение возможности пользоваться помощью защитника это безусловное основание отмены решения ( п.4 ч.2 389.17 УПК ).

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2353-narushenie-prava-na-zaschitu.html

Нарушение права обвиняемого на защиту в досудебном производстве по уголовному делу — основание отмены приговора *

Владыкина Татьяна Анатольевна, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены актуальные проблемы обеспечения права обвиняемого на защиту в досудебном производстве по уголовному делу, предложено собственное видение направлений дальнейшего реформирования в этой области.

Ключевые слова: обвиняемый, следователь, предварительное следствие, уголовное дело, адвокат, законность.

In the article actual problems of ensuring of the defendant’s right to a defense in pre-trial criminal proceedings in the Russian Federation are considered and the author’s personal view of further reforming in this field is suggested.

Key words: an accused, an inspector, preliminary investigation, a criminal case, an advocate, legality.

Гуманизация уголовного процесса, повышение правовой защищенности личности — магистральное направление современной уголовно-процессуальной политики Российской Федерации . Одной из форм реализации государством своих обязанностей по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина как конституционно значимых ценностей в случаях, когда они становятся объектом преступного посягательства, является публично-правовой институт уголовного преследования. В его рамках как лицам, в отношении которых осуществляется такое преследование, так и иным заинтересованным лицам, в т.ч. пострадавшим в результате преступления, гарантируется защита их прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 2007 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Президиума Курганского областного суда» ). В соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ обвиняемый осуществляет свое право на защиту лично либо с помощью защитника.

См. подробнее: Александров А.И. Государственно-правовая политика в сфере уголовного судопроизводства: состояние, проблемы, решения // Российский следователь. 2008. N 15. С. 8 — 9.
Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 22. Ст. 2686.

Европейский суд по правам человека, принимая решения от 24 мая 1991 г. по делу Quaranta, Series A, no. 205, para 27, от 24 ноября 1993 г. по делу Ymbrioscia, Series A, no. 275, para 36, указал, что право обвиняемого на получение помощи адвоката распространяется и на досудебные стадии производства. Позже эта правовая позиция была воспроизведена в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации (см., например, Постановление от 27 июня 2000 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» ). Таким образом, «ни в коей мере не умаляя значимости отправления правосудия по уголовным делам, нельзя забывать о важнейшей роли предварительного расследования и прежде всего предварительного следствия в уголовном процессе» . Тем более что сущность и гарантии реализации права обвиняемого на защиту в ходе предварительного следствия — объект неиссякаемого научного интереса .

Читайте так же:  Образец апелляционной жалобы на приговор суда

Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 27. Ст. 2882.
Александров А.И. Проблемы организации предварительного следствия в Российской Федерации: направление реформирования // Российский следователь. 2011. N 1. С. 7 — 8.
Барабанов П.К. Следует ли сохранить право ознакомления стороны защиты с материалами предварительного следствия (дознания) // Российская юстиция. 2009. N 3. С. 6 — 7; Божьев В.П. Участие потерпевшего на предварительном следствии // Российский следователь. 2010. N 15. С. 7 — 8; Иванченков Ю.В. Порядок и момент допуска в уголовное дело адвоката-защитника на стадии предварительного следствия // Адвокатская практика. 2012. N 5. С. 5 — 6; Карпухин А.Д. Деятельность адвоката по защите прав и законных интересов подозреваемого на предварительном следствии // Российский следователь. 2003. N 3. С. 7 — 8; Минибаева Д.Ф. Влияние судебной практики на совершенствование предварительного следствия по уголовным делам // Российская юстиция. 2010. N 5. С. 17 — 18 и др.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102.
Заборников О. Предъявление обвинения: проблемы и решения. М., 2011. С. 167 — 168.

Гармаев Ю.П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. М., 2002. С. 101.
Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 48. Ст. 5923.
Документ не опубликован. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» в разделе «Судебная практика».

А. Сайкин, проводя исследование причин отмененных Верховным Судом Российской Федерации приговоров, в числе их «досудебных дефектов» называет «сформировавшийся у следователя обвинительный уклон, не позволивший ему детально разобраться во всех обстоятельствах уголовного дела» . Проблема обвинительного уклона в деятельности следователя — предмет острой научной дискуссии . На наш взгляд, дело не в самом по себе обвинительном уклоне — категории во многом условной, вбирающей в себя не только юридические, но и морально-этические аспекты. Фактически в основе допускаемых участниками уголовного судопроизводства (и следователь — не исключение) нарушений прав и законных интересов обвиняемого лежит отступление от принципа законности (ст. 7 УПК РФ).

Сайкин А. Уголовное дело: от возбуждения до прекращения. Самара, 2011. С. 167.
Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Принцип состязательности и его реализация в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2005. N 1. С. 6 — 7; Кудрявцев В.Л. «Обвинительный уклон» в деятельности следователя: проблема только законодательного урегулирования? // Уголовное судопроизводство. 2008. N 2. С. 17 — 18 и др.

3 сентября 2010 г. Коваленко было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ. По окончании предварительного расследования с 20 сентября 2010 г. она приступила к выполнению положений ст. 217 УПК РФ и ознакомилась с томами N 1 — 10. Однако 23 ноября 2010 г. ей было предъявлено новое обвинение, в т.ч. и по ч. 5 ст. 33 — п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Несмотря на предъявление нового обвинения, значительно ухудшающего положение обвиняемой, следователь в нарушение права на защиту не предоставил Коваленко вновь материалы дела для ознакомления и подготовки ее к защите от нового обвинения. В связи с указанными нарушениями приговор по данному делу признан незаконным и необоснованным, отменен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 г. N 56-О12-57сп) .

Документ не опубликован. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» в разделе «Судебная практика».

Городской О. Следователь как участник уголовного судопроизводства. М., 2010. С. 101.
Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 99.
Уланов В.В. Содержание процессуальных функций следователя // Российский следователь. 2008. N 12. С. 6.

Приводя в своей монографии примеры несоблюдения следователями норм ч. 3 ст. 217 УПК РФ, запрещающей ограничение обвиняемого и защитника во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела, А. Васильев указывает на «допустимость в отдельных случаях игнорирования следователем этого правила, ибо он, во-первых, процессуально самостоятелен и, во-вторых, связан процессуальными сроками, в частности ст. 6.1 УПК РФ» . Как справедливо отметил Б.Я. Гаврилов, эффективное предварительное следствие невозможно без обеспечения процессуальной самостоятельности следователя . Это, однако, не означает, что независимость следователя должна отождествляться с чинимым им беззаконием, а именно его, по нашему мнению, описывает А. Васильев. Более того, самостоятельность следователя предполагает и его ответственность за ход и результаты произведенного им расследования, которая в настоящее время, к сожалению, не нашла конкретных очертаний в законодательстве.

Васильев А. Правовой статус обвиняемого: проблемы досудебного производства. М., 2009. С. 141.
Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика. 2001. N 2. С. 8 — 9; Он же. О мерах по законодательному совершенствованию досудебного производства // Российский следователь. 2011. N 6. С. 16 — 17.

Что же касается разумного срока уголовного судопроизводства, то он действительно исчисляется с момента начала осуществления уголовного преследования до его прекращения или вынесения обвинительного приговора (ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ). Однако А. Васильев не учитывает, что обстоятельства, связанные с организацией работы следствия не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства (ч. 4 ст. 6.1 УПК РФ). Не случайно в специальной литературе подчеркивается: неознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела или ограничение данного процессуального права — грубое нарушение следователем права обвиняемого на защиту .

Гаврилов Б.Я. Современное уголовно-процессуальное законодательство и реалии его правоприменения // Российский следователь. 2010. N 15. С. 18.

Подытоживая сказанное, заключим: нарушение права обвиняемого на защиту в досудебном производстве по уголовному делу — основание отмены приговора (ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ). При этом суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе в порядке ч. 3 ст. 401.15, ч. 1 ст. 237 УПК РФ вправе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда «в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия» (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» ).

Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 51. Ст. 5026.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/70211-narushenie-prava-obvinyaemogo-zashhitu-dosudebnom-proizvodstve-ugolovnomu

Нарушение права подсудимого
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here