Фиктивная ответственность в гражданском процессе

Самое главное по теме: "Фиктивная ответственность в гражданском процессе" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Гражданская процессуальная ответственность

Гражданский процессуальный кодекс устанавливает такие виды ответственности: штраф, взимание вознаграждения за потерю рабочего времени, взимание судебных издержек, лишение права на возврат суммы, внесенной покупателем до начала публичных торгов, принудительный привод, удаление из зала судебного заседания.

Гражданская процессуальная ответственность – это установленные нормами гражданского процессуального права и обеспеченные государственным принуждением меры, которые налагаются на участников процесса в виде отягчающей, неэквивалентной (дополнительной) обязанности или некомпенсированного лишения прав за противоправные процессуальные действия или бездействие.

Гражданский процессуальный штраф – наиболее часто применяющаяся мера. Это самостоятельная отраслевая ответственность в виде средства имущественного влияния, установленного ГПК, применяется судом к лицам, не выполнившим возложенных на них конкретных процессуальных обязанностей по делу.

В Гражданском процессуальном кодексе установлены гражданские процессуальные штрафы за: неявку в суд свидетеля, непредоставление по требованию суда письменных и вещественных доказательств, нарушение принятых судом мер по обеспечению иска, несообщение лицами, которые принимают участие в процессе, об изменении своего адреса, нарушение порядка во время рассмотрения дела и т. д. Штрафы, наложенные на граждан, а также должностных лиц, взыскиваются из их личных средств.

Судебные штрафы налагаются на виновных лиц в следующем размере: неизвещение или непредставление письменного или вещественного доказательства – до 50 установленных законом МРОТ; неисполнение повторного и последующих требований суда – до 100 МРОТ; нарушение запретов, установленных мерами обеспечения иска, – до 100 МРОТ; повторное нарушение порядка в судебном заседании после предупреждения председательствующего – до 10 МРОТ; неявка без уважительных причин вызванного в судебное заседание свидетеля или эксперта – до 100 МРОТ; неисполнение должником в установленный срок решения суда, обязывающего его совершить действия, которые за него никто совершить не может – до 200 МРОТ. В случае если штраф не уплачен добровольно, определение суда или судьи после вступления его в законную силу обращается к принудительному исполнению.

Источник: http://be5.biz/pravo/g025/54.html

§ 2. Виды гражданской процессуальной ответственности

В гражданском судопроизводстве существуют штрафная и компенсационная виды процессуальной ответственности.

Штрафная ответственность наступает при применении гражданских процессуальных санкций карательного характера.

Судебные штрафы представляют собой денежные взыскания, налагаемые судом на граждан и должностных лиц за допущенные ими нарушения норм гражданского процессуального законодательства (ст. 105 ГПК). Штраф налагается судом в коллегиальном составе или судьей единолично.

Судебные штрафы, наложенные судом на не участвующих в рассмотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций за нарушения предусмотренных федеральным законом обязанностей, взыскиваются из их личных средств. Копия определения о наложении штрафа направляется лицу, на которое наложен штраф.

Данное лицо в течение десяти дней со дня получения копии определения о наложении штрафа может просить суд, наложивший штраф, сложить или уменьшить штраф (ст. 106 ГПК). Вопрос этот рассматривается в судебном заседании с извещением лица, на которое наложен штраф. Определение суда по этому вопросу может быть обжаловано путем подачи частной жалобы в вышестоящий суд.

К штрафной ответственности суд может привлечь свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков в случае их неявки по вызову суда; лиц, препятствующих обеспечению иска, а также граждан, нарушающих порядок в зале судебных заседаний.

В гражданском процессе судебные штрафы в настоящее время значительны и составляют многократный размер минимальной оплаты труда. При этом вина наказываемых лиц презюмируется и наложение штрафа не освобождает оштрафованного от исполнения обязанностей.

Штрафная ответственность не типична для гражданского судопроизводства, поскольку это скорее мера административно-правового характера и природе правосудия по гражданским делам в большей степени соответствуют меры по возмещению затрат и потерь, компенсация понесенных расходов, нежели наложение штрафа на виновное лицо.

Другая ответственность, компенсационная, преследует цель возмещения убытков, причиненных стороне при производстве по гражданскому делу. Такие убытки могут быть причинены при неосновательном обеспечении исковых требований: в результате сутяжничества одной из сторон, недобросовестно заявившей неосновательный (искусственный) иск либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному разбирательству дела, и о возмещении понесенных расходов прямо говорится в ряде статей ГПК (ст. 99 и др.).

В гражданском процессе меры компенсационной ответственности могут назначаться судом как самостоятельно, так и в сочетании с другими видами ответственности (кумулятивная ответственность).

Иной вид ответственности связан с применением гражданских процессуальных фикций.

Под гражданской процессуальной фикцией (от лат. fictio — выдумка, несуществующее, ложное) понимается такой правоприменительный прием, посредством которого субъект судопроизводства привлекается к правовой ответственности.

Содержание подобных фикций заключается том, что привлечение к ответственности закон связывает с заведомо несуществующими обстоятельствами и смысл фикций заключается в выражениях: «как бы», «как если бы», «допустим». С помощью фикций законодатель преодолевает им же установленный режим процессуального регулирования.

В подобных случаях в соответствии со ст. 118 ГПК судебная повестка (или иное судебное извещение) посылается по последнему известному месту жительства или месту нахождения адресата, и она считается доставленной, даже если адресат по этому адресу более не проживает или не находится. Поэтому процессуальная обязанность суда известить лицо считается выполненной и суд вправе рассматривать дело по существу.

Аналогичное правило содержится и в ст. 119 ГПК, в соответствии с которой, если не известно место пребывания ответчика, суд вправе приступить к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

В данном случае обе статьи (118 и 119) ГПК содержат юридические фикции: суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности повестка не дошла до адресата и это известно суду.

Кроме того, в отношении стороны, удерживающей у себя истребуемые судом доказательства и не представляющей их по требованию суда, закон (ст. 68 ГПК) предлагает считать, что содержащиеся в них сведения направлены против интересов этой стороны и полагаются ею признанными. В связи с этим суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК). Поэтому утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном доказательстве, и есть фикция.

Кроме того, в ч. 3 ст. 79 ГПК также установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны. Так, при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу невозможно провести, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также от того, какое она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Читайте так же:  Обжалование определения о разъяснении решения суда

Таким образом, гражданские процессуальные санкции посредством юридических фикций применяются судом только к недисциплинированным лицам — гражданам, не известившим суд о своем адресе, или не представившим истребуемые средства доказывания, или уклонившимся от проведения экспертизы.

В гражданском процессе фикции необходимы для того, чтобы преодолеть последствия поведения недисциплинированных лиц, поскольку фикции создают для них неблагоприятные процессуально-правовые ситуации, ведущие в дальнейшем к различным видам гражданской процессуальной ответственности. В связи с этим необходимо отметить, что гражданское процессуальное право имеет развитую систему юридической ответственности, способную обеспечить надлежащую дисциплину в судопроизводстве при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Источник: http://lib.sale/grajdanskiy-protsess-uchebnik/vidyi-grajdanskoy-protsessualnoy.html

Фикции в гражданском процессе

Пышкина И.А.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студентка 3 курса

Юридическая фикция – это одна из правовых категорий, дискуссии по поводу сущности которой ведутся с древних времен вплоть до настоящего времени. Причиной отсутствия единого мнения по поводу правовой роли рассматриваемого нами понятия является сложность и противоречивость данного феномена основополагающим принципам права, отсутствие законодательного закрепления определения правовой фикции.

В данной работе мы хотели бы рассмотреть фикции в гражданском процессе, а именно определение их сущности, признаков, каким образом они реализуются в процессе и как соотносятся с основными принципами законодательства Российской Федерации.

В настоящее время юридическая фикция как правовая категория довольно широко применяется в законодательстве Российской Федерации. Если обращаться к истокам, то термин фикция происходит от слова латинского происхождения «fictio» – выдумка, вымысел.

Так, профессор Д.И. Мейер в своей монографии пишет, что под фикцией стоит понимать «вымышленное существование факта, о котором известно, что оно вовсе не существует в другом виде» [1], тем самым называя рассматриваемый термин «вымыслом права». Довольно интересным является мнение З.М. Черниловского, который характеризует юридическую фикцию как «юридическую ложь, освещенную необходимостью», он говорит о ней как о «кажущемся акте, с помощью которого достигается известный результат, одобренный данной системой права» [2]. По его мнению, такая «правовая ложь» позволяет избежать трудностей, хотя является на самом деле техническим обманом.

Более точно на наш взгляд категория «фикция» рассматривается М.Л. Давыдовой, которая отмечает три значения рассматриваемого нами термина [3]. Во-первых, это ситуация в праве, когда законы не соответствуют регулируемым общественным отношениям, а правоприменительная практика не соответствует законам. Второе значение охватывает такие явления, которые носят юридический характер, поскольку регулируются законом, но их оценка является негативной (например, фиктивный брак). И заключительное значение, которое является более предпочтительным у теоретиков, – фикция как прием юридической техники, правовые положения, с помощью которых правоприменитель строит несуществующую условную правовую реальность.

Некоторые ученые рассматривают фикцию как феномен, играющий положительную роль при разрешении неких практических трудностей в правовых ситуациях. Однако фикция может быть рассмотрена и со стороны отрицательных позиций, как фиктивная норма.

Одним из самых ярких представителей такого двойственного подхода является К.К. Панько, который рассматривает фикцию как «прием законодательной техники, состоящий в признании несуществующего существующим и обратно, а также свойство нормы права не соответствовать потребностям общества» [4]. То есть отрицательным воздействием фикции он считает «отсутствие социальных связей между поведением субъекта и требованием закона, причиной которого являются либо неправильное отражение в законе проблемной ситуации, либо неправильный выбор нормативно закрепленных средств его осуществления».

Переходя к вопросу о признаках правовых фикций, на основании изучения различных позиций теоретиков, можно выделить следующие особенности фикции.

Во-первых, фикции «для своего объекта регулирования вычленяют те обстоятельства, которые находятся в состоянии невосполнимой неизвестности» [5], когда не представляется возможным установление искомого факта иным образом.

Во-вторых, фикции рассматриваются учеными с точки зрения юридического факта. Причем они не являются юридическими фактами как таковыми, а лишь «замещают их в тех случаях, когда динамика правовых отношений ожидает наличия факта, а в реальной действительности допускается пробел» [6].

В-третьих, фикции имеют специальный деформирующий характер. По мнению М.Л.Давыдовой[7], он может заключаться в трех аспектах:

  • в искусственном приравнивании обстоятельств, различных или даже противоречивых действительности;
  • признании реальными несуществующих обстоятельств, а также отрицании существующих;
  • признании существующими в действительности обстоятельств до того, как они возникли на самом деле;

В-четвертых, фикция имеет неоспоримый, императивный характер. Здесь довольно интересной точкой зрения представляется мнение И.Л. Ишигилова [8], который разделяется этот признак на два подпризнака. «первый характеризует саму правовую норму, которая содержит юридическую фикцию, а второй – адресован правоприменительному органу». По первому подпризнаку фикция может не соответствовать действительности, но при этом она признает явление существующим «без колебаний». Касательно второго подпризнака правоприменитель должен поступать, исходя из положений, предписанных правовыми нормами, хотя бы это не соответствовало действительности.

Также фикция «содержится, закрепляется и описывается в правовых нормах» [9], в ином случае назвать фикцию правовой мы не можем.

Правовые фикции известны различным отраслям права, однако большая их часть присуща гражданскому судопроизводству. В некоторых ситуациях без фикции в процессе невозможно правильно и справедливо разрешить гражданское дело, именно поэтому их признают в качестве исключения из общих правил производства по делу.

Стоит отметить, что фикции в гражданском процессе разделяются на два вида: процессуальные и доказательственные. Процессуальные фикции связаны с созданием необходимых условий для своевременного и справедливого рассмотрения и разрешения гражданского дела. Объектом доказательственных фикций являются обстоятельства, подлежащие доказыванию, а также то, в пользу какой из сторон они будут признаны судом.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[10] при подготовке дела к судебному разбирательству судья извещает о времени и месте разбирательства дела заинтересованных в его исходе граждан или организации. Однако нередки в судебной практике такие ситуации, когда заинтересованное лицо во время производства по делу меняет место жительства без извещения суда об этом. Данный пробел может быть восполнен посредством применения процессуальной фикции, закрепленной в ст. 118 и 119 ГПК РФ [11]: при отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает. Также при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

В рассмотренной выше правовой норме суд считает лицо надлежаще извещенным о судебном заседании, хотя это может не соответствовать действительности.

Действующий ГПК РФ отказался от некоторых доказательственных фикций, ранее содержавшихся в ГПК РСФСР. Но для полноценного понимания сущности доказательственных фикций, которые сохранились в действующем законодательстве, а также для выявления их проблематики, по нашему мнению, необходимо раскрыть сущность фикций в гражданском процессе РСФСР.

В соответствии со ст. 70 ГПК РСФСР [12] в отношении стороны, удерживающей у себя и не представляющей по требованию суда вещественное доказательство, суд вправе установить, что содержащиеся в нем сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, стороной признаны. В случае не извещения, а также непредставления вещи участники процесса подвергаются штрафу.

Читайте так же:  Исковое заявление возмещении ущерба осаго

Ранее существовавшее правило было сформулировано довольно категоричным образом. Впоследствии такая доказательственная фикция перекочевала в ч. 1 ст. 68 ГПК РФ[13] :если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

В части 3 ст. 79 ГПК РФ[14] закрепляется норма об уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Однако выводы суда невозможно считать соответствующими реальной действительности, так как экспертиза не была проведена, но такой вывод необходим для дальнейшего осуществления правосудия по делу, преодолев невыполнение одной из сторон своих процессуальных обязанностей.

Таким образом, на данный момент гражданский процесс имеет одну процессуальную фикцию, закрепленную ст. 118, 119 ГПК РФ, и две доказательственных фикции – ч. 1 ст. 68 и ч. 3 ст. 79 ГПК РФ.

Возвращаясь к определению категории «фикция» с точки зрения антагонистического подхода, О.В. Танимов отмечал, что это «какое-либо явление или норма, противоположные, противоречащие самой сущности закона, способствующие негативному проявлению отчуждения закона от интересов общества»[15].

Фикции дополняют процессуальные нормы и введены законодателем для преодоления негативных последствий процессуальной недисциплинированности лиц, участвующих в деле. Причем можно сказать, что они предполагают определенного вида гражданско-процессуальные санкции в отношении таких лиц.

Они упрощают производство по делу, при применении фикции одна сторона получает привилегированное положение, что не соответствует сущности такого принципа гражданского процесса, как состязательность сторон, поскольку в случае применения таких фикций суд утрачивает роль арбитра при разрешении гражданского спора и принимает сторону одного из участников судебного разбирательства.

При применении ст. 118, 119 ГПК РФ заинтересованное лицо, которое явилось в суд, получает привилегированное положение, поскольку суд при вынесении своего решения будет основываться на доказательствах, которые были ему представлены только одной из сторон. А в соответствии с ч. 1 ст. 68 и ч. 3 ст. 79 более вероятно, что решение будет принято в отношении более процессуально дисциплинированной стороны.

Таким образом, вышеназванные правовые фикции противоречат не только ст. 12 ГПК РФ[16], закрепляющей принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, но и ст. 51 Конституции Российской Федерации [17]. Последняя статья не допускает предоставления суду против своей воли доказательств самих участников спора, которые свидетельствуют против него и ухудшают его положение.

Можно сказать, что применение фикций не способствует установлению судом объективной истины по делу, именно по этому вопросу до сих пор ведутся активные дискуссии ученых. Но большая часть теоретиков оправдывает введение законодателем правовых фикций, поскольку в большинстве случаев их можно назвать целесообразными, как исходя из определения, их признаков, так и выполняющихся ими функций. Использование в правотворчестве юридических фикций иногда является единственным средством регулирования общественных отношений в ситуациях невосполнимой неизвестности, как пишет Е.С. Данилова [18] Однако, по нашему мнению, правовая фикция должна быть применена в качестве исключительного приема юридической техники, когда иными средствами достижение поставленных задач и целей не представляется возможным.

[1] Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, скрытых и притворных действиях. Казань. 1854. С. 2.

[2] Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права // Советское государство и право. 1984. № 1. С. 104.

[3] Давыдова М.Л. Проблемы понятия и классификации правовых фикций // Вестн. ВолГУ. 2009. № 11. С. 17,18.

Источник: http://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-7/item/210-fiktsii-v-grazhdanskom-protsesse

ВОПРОС Понятие, значение и виды гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности

Гражданская процессуальная ответственность —предусмотренная гражданскими процессуальными нормами обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия правонарушения в виде лишений личного или имущественного характера.

Правонарушение в гражданском судопроизводстве имеет место в том случае, если субъект гражданского процессуального правоотноше­ния не выполняет или ненадлежащим образом выполняет гражданские процессуальные обязанности или нарушает запреты.

Значение ответственности в гражданском процессе состоит в том что она является процессуальным средством и гарантией обеспечения должного поведения субъектов правоотношений, способствует пресечению и предупреждению правонарушений, восстановлению нарушенных прав и интересов граждан.

Гражданский процессуальный кодекс позволяет различать следующие виды процессуальной ответственности: штрафную; компенсационную; в виде неблагоприятных процессуально-правовых последствий; связанную с применением гражданских процессуальных фикций.

Штрафная ответственность наступает при применении гражданских процессуальных санкций карательного характера. Назначение этого вида ответственности – укреплять процессуальную дисциплину в судопроизводстве, содействовать выполнению задач по гражданским делам, наказывать лицо, не исполняющее процессуальные обязанности, и, в конечном счете, обеспечивать авторитет судебной власти.

К штрафной ответственности суд (судья) может привлечь: свидетелей, экспертов и переводчиков в случае их неявки по вызову суда; лиц, препятствующих обеспечению иска, а также граждан, нарушающих порядок в зале судебных заседаний.

Судебные штрафы в настоящее время значительны и составляют многократный размер минимальной оплаты труда. При этом вина наказываемых лиц презюмируется. Наложение штрафа не освобождает оштрафованного от исполнения обязанностей.

Компенсационная ответственность преследует цель возмещения убытков, причиненных стороне припроизводстве по гражданскому делу. Убытки могут быть причинены при неосновательном обеспечении исковых требований: в результате сутяжничества одной из сторон, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор против иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному разбирательству дела.

В ряде статей ГПК говорится о возмещении понесенных расходов (см., например, ст. 92,94, 140, 261), — в этих случаях налицо компенсационная ответственность.

Меры компенсационной ответственности могут назначаться судом самостоятельно или в сочетании с другими видами ответственности. В этом случае принято говорить о коммулятивной ответственности.

Фиктивная ответственность представляет собой особый вид процессуальной ответственности, при применении которого в порядке наказания за нарушение процессуальных обязанностей заведомо ложный факт признается судом существующим в ущерб интересам нарушителя. Так, ст. 118 ГПК РФ устанавливает процессуальную обязанность лица, участвующего в деле, сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится. Таким образом, несуществующий факт (извещение лица о времени и месте судебного разбирательства) признается существующим со всеми вытекающими из этого процессуальными последствиями. Например, лицо, переменившее адрес и не сообщившее об этом суду, не может в обоснование отсутствия в судебном заседании ссылаться на то, что оно не было извещено о судебном разбирательстве.

Читайте так же:  Подготовка дела к судебному разбирательству курсовая

Ответственность в виде иных неблагоприятных последствий не является общепризнанной правовой категорией. Однако законами, регулирующими различные правоотношения, в том числе правоотношения, возникающие в сфере гражданского судопроизводства, зачастую устанавливаются санкции, содержащие разновидности юридической ответственности, не подпадающие ни под одну из моделей общепринятых классификаций.

К таким мерам ответственности относятся, например: оставление без движения искового заявления, составленного с нарушением правил ст. 131 ГПК РФ, не оплаченного государственной пошлиной либо к которому не приложены в нарушение ст. 132 ГПК РФ его копии; отказ в принятии заявления о вынесении судебного приказа при нарушении требований, предъявляемых к судебному приказу, и других норм гл. 11 ГПК РФ; отказ суда кассационной инстанции исследовать новые доказательства, если лицо, их представившее, не обоснует невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции (ст. 358 ГПК РФ) и т. п.

Предпосылками применения процессуальной ответственности являются:

1) наличие норм гражданского процессуального права, содержащих указания на меры ответственности и

2) наличие право- и дееспособных субъектов процессуальных отношений. Основанием для привлечения к процессуальной ответственности являются неправомерные действия субъектов гражданских процессуальных отношений, которые становятся юридическими фактами.

Кроме того, для привлечения к процессуальной ответственности необходимо еще субъективное отношение правонарушителя к неисполнению гражданской процессуальной обязанности, т.е. вина.

Основания:

— Неявка в суд эксперта, переводчика, свидетеля, специалиста;

— нарушение порядка в судебном заседании;

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:


Источник: http://studopedia.ru/11_6632_vopros-ponyatie-znachenie-i-vidi-grazhdanskoy-protsessualnoy-otvetstvennosti-predposilki-i-osnovaniya-privlecheniya-k-grazhdanskoy-protsessualnoy-otvetstvennosti.html

Какая ответственность за нарушение гражданско-процессуальных прав: виды и наказание

Иногда для правонарушителей предусмотрены лишения личного или материального характера. Человек совершил какие-либо действия, нарушающие установленные процессуальные нормы, а за это придётся отвечать перед законом.

Процессуальные обязанности сторон

Все меры государственного воздействия относительно процессуальной ответственности зафиксированы в ГПК РФ, и они способствуют налаживанию общественных отношений.

Гражданская процессуальная ответственность необходима, чтобы контролировать поведение граждан, обеспечивать безопасности и блюсти интересы, права.

Важно, что только судебные органы могут применять меры по воздействию.

Процессуальная ответственность бывает:

  • штрафной;
  • карательная;
  • неимущественная фиктивная;
  • в виде неблагоприятных последствий;
  • кумулятивной.
Видео (кликните для воспроизведения).

Рассмотрим каждый вид.

Ответственность в виде денежной санкции необходима, чтобы наказать граждан, не выполняющих свои обязанности процессуального характера.

Карательная мера укрепляет авторитет судебных органов, помогает в решение задач по гражданским делам.

Как правило, размер штрафа состоит из n-количества минимальных размеров оплаты труда, тут всё зависит от региона.

Важно, что, заплатив денежную санкцию, всё равно придётся исполнять свои обязанности, так как предположение о вине уже считается доказанным.

Судья может наказать штрафом:

  • лиц, мешающих в зале суда;
  • третьих лиц, если они не явились на слушание по запросу;
  • граждан, препятствующих обеспечению иска;
  • лиц, не предоставивших доказательства письменного или вещественного вида по требованию.

Например, штрафы подлежат не только участникам заседания, но и зрителям, если они ведут себя несоответствующим образом.

За непозволительное поведение придётся заплатить 1000 рублей. Такой же размер штрафа предусмотрен для лиц, которые не пришли в суд, хотя они вызывались.

Избежать денежной санкции можно, обосновав своё отсутствие документально: нужна уважительная причина.

После вынесения наказания уведомление правонарушителю направляется по почте. Важно, что обжаловать решение суда нельзя, но можно попросить об уменьшении его размера или полном снятии.

Это необходимо сделать в течение 10 дней с момента получения постановления. Судебный орган рассматривает прошение на протяжении десяти суток.

Далее назначается заседания, которое может пройти, даже если гражданин не явится. Если решение суда не устроит, есть вариант обратиться в вышестоящую инстанцию.

Штраф может достигать 200 минимальных размеров оплаты труда. Если лицо не оплатить санкцию в добровольном порядке, принимается решение взыскивать деньги в принудительном порядке.

Когда речь идёт о возмещении убытков, причинённых одной из сторон в процессе судебных разбирательств, предусмотрена компенсационная ответственность.

Гражданин претерпевает затраты, если истец постоянно подаёт жалобы, считая, что его права ущемлены или систематически мешает ходу судебного дела.

Компенсационная ответственность назначается судебным органом, к ней может добавиться штрафная ответственность или фиктивная, например.

Есть общее правило: когда речь идёт о рассмотрении дел, связанных с признанием гражданина недееспособным или о лишении несовершеннолетнего человека от четырнадцати до восемнадцати лет распоряжаться своими денежными средствами, заявитель освобождается от уплаты затрат на судебные тяжбы. Главное, чтобы намерения носили добросовестный характер.

Ответственность, представляющая собой комбинацию нескольких видов, называется коммулятивной.

У граждан есть обязанность: сообщать о смене места жительства во время участия в судопроизводстве. Повестка или извещение направляется по указанному адресу, если он неправильный, человек просто не получит уведомительное письмо.

Гражданин, не прибывший в суд в такой ситуации, не может ссылаться на то, что он не был оповещён.

Иногда устанавливаются санкции, не подходящие ни под одну модель стандартной системы разновидностей.

К мерам, применимым при ответственности в виде неблагоприятных последствий относится:

  • непринятое исковое заявление, что обычно связано с неправильным составлением, неоплатой государственного сбора или непредоставлением копий документов;
  • отклонение поданного официального запроса, если нарушен ряд требований;
  • отклонение на кассацию от гражданина о рассмотрении новых доказательств и фактов по делу. Происходит, когда человек не может объяснить, почему суд первой инстанции не принимает документы.

В отношении некоторых категорий лиц может быть возбуждено уголовное дело, если их действиях обнаружится факт преступления.

В таком случае судья направляет все материалы прокурору для заведения нового дела.

Уголовная ответственность возможна, когда гражданин обманывает судебный орган, давая неверную информацию. О чём, кстати, на заседании сообщается.

Но стоит понимать, что подобная ответственность регулируется нормами уголовного права и не является гражданской.

Кроме вышеперечисленных видов процессуальной ответственности, можно выделить:

  • привод – принудительное доставление в зал суда или в иной орган, если гражданин не предоставил уважительной причины своей неявки;

Исполнение службы

  • удаление из зала суда – если человек ведёт себя неподобающим образом. Среди похожих мер лишение слова и ограничение выступления;
  • взыскание компенсации за потерю времени – когда заявлен иск без оснований.

Уголовная ответственность

Когда речь идёт о преступных действиях, являющихся особо опасными, вступает в силу уголовная ответственность.

Если субъект угрожает судье, что нанесёт тяжкий вред здоровью или запугивает тем, что навредит членам его семьи, имеет место быть уголовная ответственность.

Гражданин вмешивается в судебные дела, чтобы повлиять на вынесение решения в свою пользу.

Под вмешательством понимается угроза порчи имущества или предупреждение о возможном убийстве.

Уголовная ответственность предусмотрена, если человек, занимающийся переводом, неправильно передал суду информацию.

Попытка принудить человека или подкупить также карается законом.

Лиц, участвующих в судебных прениях, всегда предупреждают об ответственности при даче информации, не соответствующей действительности.

Читайте так же:  Взыскание процессуальных издержек судебная практика

Неуважительное отношение к судье и участникам заседания, выраженное в оскорбительных фразах, также подлежит уголовной ответственности.

Если свидетель отказывается давать показания, не явился в суд или не хочет давать ответы на вопросы, придётся отвечать по всей строгости закона.

Есть исключения, когда свидетель имеет право отказаться от дачи показаний, что указано в гражданском процессуальном кодексе РФ.

Уголовно наказуемо неисполнение вынесенных судебных решений, это касается не только физических лиц, но и государственных структур, органов местного самоуправления, организаций.

Постановление суда должно неукоснительно выполняться.

Интересно, что и судья может быть привлечён к уголовной ответственности, не смотря на всю его неприкосновенность. Это может произойти если лицо не соблюдает установленные правила и нормы закона.

Уголовная ответственность наступает, если судья, вынося решение, заведомо понимал, что нарушает закон. Ложку дёгтя добавит получение взятки, на основании чего и выносится незаконное постановление.

Лица, часто злоупотребляют своими процессуальными правами, чем затягивают процесс и не дают судье вынести постановление.

Интересно, что взыскания за потерю рабочего времени потеряли свою актуальность и всё реже применяются в отношении недобросовестных граждан.

Большая масса злоупотребления правом остаётся без внимания, не считая заявлений по неосновательным искам или противодействию при вынесении решения.

Источник: http://processual.ru/kakaya-otvetstvennost-za-narushenie-grazhdansko-processualnyh-prav-vidy-i-nakazanie/

Виды и субъекты ответственности в гражданском судопроизводстве

Действующим законодательством предусматривается использо­вание в гражданском судопроизводстве мер различных видов юридической ответственности. Субъектами ответственности мо­гут являться суд, участники процесса и иные лица.

За наиболее опасные деяния, наносящие существенный вред сложившемуся в обществе правопорядку в сфере осуществления правосудия, устанавливается уголовная ответственность.

Согласно ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчи­няются только Конституции и федеральному закону. Законода­тельством предусматривается ряд составов преступлений, связанных с посягательством на жизнь и безопасность судей, их независи­мость. Субъектами этих преступлений могут являться любые граж­дане, вне зависимости от их отношения к рассматриваемому делу. Объективная сторона преступлений характеризуется тем, что они совершаются при рассмотрении судьей конкретных дел.

Особо тяжким преступлением является посягательство на жизнь судьи, равно его близких — ст. 295 УК РФ.

Уголовная ответственность предусматривается за вмешатель­ство в деятельность судьи (ст. 294 УК РФ). Состав преступления образуют действия лиц, преследующих цель добиться вынесения выгодного им решения (удовлетворения иска, отказа в иске). Вмешательство может проявляться как в форме непосредственно­го воздействия на судью, так и через его близких, знакомых и т.д. Отягчающие последствия имеет совершение указанных действий лицом, использующим свое служебное положение.

Разновидностью вмешательства в деятельность судьи являются деяния, связанные с угрозой убийством, причинением вреда здо­ровью, уничтожением или повреждением имущества в отноше­нии судьи (ст. 296 УК РФ).

Уголовно наказуема клевета в отношении судьи в связи с ис­полнением им своих обязанностей по рассмотрению дел (ст. 298 УК РФ). Объектом преступления является не только честь, досто­инство и репутация судьи, но и нормальная деятельность суда, поскольку клевета, безусловно, подрывает авторитет судебных ор­ганов. Отягчающими обстоятельствами является клевета, соеди­ненная с обвинением судьи в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Проявление неуважения к суду также влечет применение мер уголовной ответственности (ст. 297 УК РФ). Неуважение к суду выражается в оскорблении судьи либо участвующих в конкрет­ном деле. Оскорбление специалисты в области уголовного права определяют как действия, направленные на унижение чести и до­стоинства лица, выраженные в неприличной форме.

Кроме того, что лица, участвующие в деле, как и другие граж­дане, могут быть субъектами уголовной ответственности в приве­денных случаях, в УК РФ предусмотрен специальный состав пре­ступления, субъектами являются только стороны и другие лица, участвующие в деле, а также их представители — фальсификация доказательств (ст. 303 УК РФ). Фальсификация заключается в сознательном искажении представленных доказательств путем их подделки, подчистки, внесения исправлений и т.д., искажающих содержащиеся в них сведения.

Ответственность предусматривается за преступные действия, совершенные в отношении лиц, оказывающих содействие в осу­ществлении правосудия, — свидетелей, экспертов, переводчиков.

Карается подкуп или принуждение к даче показаний или укло­нению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ). В законе способы противоправного воздействия на участ­ников процесса расположены по степени опасности в порядке воз­растания.

Первый способ — подкуп путем передачи указанным лицам материального вознаграждения в виде денег, иного имущества либо предоставлении выгод имущественного характера в целях дачи свидетелем ложных показаний, экспертом — ложного заклю­чения или ложных показаний, переводчиком — осуществления неправильного перевода. При решении вопроса об ответственности не имеет значение размер подкупа и то, что участниками процесса не выполнена просьба лица, совершившего подкуп.

Второй способ — принуждение свидетелей, экспертов и пере­водчиков к совершению указанных действий, а также к уклонению их от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убий­ством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреж­дением имущества этих лиц или их близких. Под уклонением от дачи показаний следует понимать отказ лица от явки в суд, не­смотря на вызовы.

Положение свидетелей, экспертов переводчиков может поме­няться прямо противоположным образом. Из потерпевших ука­занные лица могут превратиться в обвиняемых.

Законом устанавливается уголовная ответственность за заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный пере­вод (ст. 307 УК РФ), а также за отказ свидетеля от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

Заведомая ложность показаний заключается в том, что данные лица, несмотря на их предупреждение об уголовной ответственно­сти, сообщают суду не соответствующие действительности, иска­женные сведения о фактах, имеющих значение для дела. Заведо­мая ложность показаний свидетеля может выражаться не только в искажении фактических данных, но и в их отрицании. Заведомо ложное заключение эксперта — это преднамеренно не соответствую­щий действительности вывод по результатам проведенных исследований. Неправильный перевод — преднамеренное искажение содержания показаний или исследуемых письменных материалов.

Отказ свидетеля от дачи показаний выражается в форме укло­нения от явки в суд, умолчания, когда свидетель отвечает на одни вопросы и отказывается отвечать на другие. Конечно, это не относится к случаям, когда свидетель вправе отказаться от дачи показаний в случаях, предусмотренных ГПК.

В соответствии со ст. 13 ГПК вступившие в законную силу судебные постановления обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправле­ния, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. К судебным постановлениям относятся судебные приказы, решения и определения суда (ч. 1, 2 ст. 13 ГПК РФ). За злостное неисполнение судебных постановлений предусматрива­ется уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ). Под злостным неисполнением понимается преднамеренный неоднократный от­каз соответствующего лица исполнить судебный акт или воспре­пятствование его исполнению.

Судьи неприкосновенны. Вопрос о соотношении неприкосно­венности судей и правил их привлечения к ответственности был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который пришел к выводу, что особый статус судей не влечет освобожде­ния их от ответственности. При наличии достаточных оснований и соблюдении установленных в федеральном законодательстве процедур судья за допущенные им нарушения законов может быть привлечен как к уголовной, так и к иной ответственности.

Читайте так же:  Госпошлина в кассационную инстанцию по гражданскому делу

Уголовной ответственности подлежат судьи, вынесшие заведо­мо неправосудное решение (ст. 305 УК РФ). Неправосудность ре­шения заключается в его несоответствии установленным по делу обстоятельствам и грубом нарушении норм материального и про­цессуального права. Ответственность наступает в случае, когда это действие совершалось преднамеренно, т.е. судья сознавал, что выносит заведомо незаконное и необоснованное решение и же­лал наступления такого результата. Если вынесение данного ре­шения связано с получением взятки, ответственность наступает по совокупности двух преступлений, предусмотренных ст. 390, 305 УК РФ.

Не является преступлением вынесение неправосудного реше­ния вследствие допущенных ошибок при оценке собранных по делу доказательств, правовой квалификации правоотношений, толковании закона. В соответствии с ч. 2 ст. 122 Конституции РФ судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в поряд­ке, определяемом федеральным законом. Порядок привлечения судей к уголовной ответственности устанавливается Законом РФ «О статусе судей». Так, решение по вопросу о возбуждении уго­ловного дела в отношении судьи принимается:

• судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, крае­вого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа — Генеральным проку­рором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда РФ о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ;

• в отношении судьи иного суда общей юрисдикции — Генераль­ным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа о наличии в дей­ствии судьи признаков преступления и с согласия квалификаци­онной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

В Законе определяется и порядок принятия решения об избра­нии в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

За совершение дисциплинарного проступка судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.Под дисциплинар­ным проступком понимается нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений Кодекса чести судьи РФ.

К судье при исполнении своих полномочий предъявляются тре­бования неукоснительно соблюдать Конституцию РФ, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоин­ство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедли­вости и беспристрастности.

Правила осуществления профессиональной деятельности су­дьи содержатся в Кодексе чести судьи, принятом Советом судей РФ 21 октября 1993 г.:

• судья должен быть беспристрастным, не допуская влияния на свою профессиональную деятельность кого бы то ни было, в том числе своих родственников друзей или знакомых;

• судья при принятии им решения по делу должен быть свободным от приверженности одной из сторон, от влияния общественного мнения, от опасений перед критикой его деятельности;

• судья должен проявлять терпение, вежливость, тактичность и уважение к участникам судебного разбирательства;

• судья обязан хранить профессиональную тайну в отношении ин­формации, полученной в ходе исполнения своих обязанностей;

• судья не вправе делать публичных заявлений, комментариев, выступлений в прессе по делам, находящимся в производстве суда до вступления в силу постановлений, принятых по ним; . судья должен добросовестно исполнять профессиональные обя­занности и принимать все необходимые меры для своевременного рассмотрения дел и материалов; и т.д. (ст. 2 Кодекса)*.

* Сборник нормативных актов о суде и статусе судей в РФ. М, 1997. С. 9.

В ст. 4 Кодекса указывается, что за совершение должностного или иного проступка судья несет ответственность в соответствии с действующим законодательством при соблюдении установлен­ных гарантий его неприкосновенности. В примечании к Кодексу содержится определение проступка, позорящего честь и достоин­ство судьи, — это такое действие или бездействие, которое, хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи.

Формулировки цитируемых актов недостаточно определенные. В некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда РФ кон­кретизируется содержание действий, которые расцениваются как проступок. «Преднамеренное грубое или систематическое нару­шение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданную волокиту при рассмотрении уголовных или гражданских дел и су­щественно ущемляющее права и законные интересы граждан, следует рассматривать с учетом конкретных обстоятельств как со­вершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или ущемляющего авторитет судебной власти» (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О сроках рас­смотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Фе­дерации»).

Наличие оснований для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности определяется квалификационной коллегией су­дей, которая и принимает соответствующее решение. Дисципли­нарное взыскание на судью может быть наложено в виде:

• досрочного прекращения полномочий судьи.

Законом предусматривается гражданско-правовая ответственностьза вред, причиненный гражданам при отправлении правосудия.

Статья 1070 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный незаконным действием органов дознания, предварительного след­ствия, прокуратуры и суда» не содержит ясного ответа на вопрос, подлежит ли возмещению вред, возникший в связи с рассмотре­нием дел в порядке гражданского судопроизводства?

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. указано, что на основании ст. 1070 ГК РФ подлежит воз­мещению государством вред, причиненный также при осуществле­нии правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных актов, разрешающих спор по су­ществу, если вина судьи установлена приговором суда, вступив­шим в законную силу.

Вред, причиненный в результате незаконных действий или бездействия суда (судьи), подлежит возмещению и в иных случа­ях, а именно, когда спор не разрешается по существу, в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства -если вина судьи установлена не приговором суда, а иным судеб­ным решением.

К мерам административной ответственностиотносится удаление из зала судебного заседания сторон и других участников процесса, нарушающих порядок в зале судебного заседания или наложение на них штрафа. Неисполнение распоряжений судьи о прекраще­нии действий, нарушающих установленные в суде правила, явля­ются административным правонарушением (ст. 17.3 КоАП). На возможность удаления из зала указанных лиц и применения к ним штрафных санкций при рассмотрении дел в порядке граж­данского судопроизводства указывается в ст. 159 ГПК.

Министерство юстиции РФ приказом от 3 августа 1999 г. утвердило Инструкцию «О порядке исполнения судебными при­ставами распоряжений председателя суда, судьи или председа­тельствующего в судебном заседании и взаимодействии судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполне­нии обязанностей».

Административным правонарушением, влекущим применение штрафных санкций, является непринятие мер по частному опре­делению суда (ст. 17.4 КоАП, ст. 226 ГПК).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studopedia.ru/8_162672_vidi-i-sub-ekti-otvetstvennosti-v-grazhdanskom-sudoproizvodstve.html

Фиктивная ответственность в гражданском процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here