Проблемы компенсации морального вреда магистерская диссертация

Самое главное по теме: "Проблемы компенсации морального вреда магистерская диссертация" с профессиональной точки зрения. Мы собрали и подготовили ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы не нашли на них ответ, то можете обратиться к дежурному консультанту.

Отзыв на диссертацию Вешкурцевой З.В. «Актуальные проблемы компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав в сети Интернет и других информационно-коммуникационных сетях»

Мой любимый интернет снова оказался в зоне внимания научного исследования. Сегодня это работа Вешкурцевой З.В. Однако, лишь ознакомившись с содержание работы, я уже поняла, что автор не углубилась в проблемы правого регулирования интернета. Эта специфика идет своеобразным эстетическим фоном для основной темы работы автора. А основная тема ее работы все-таки — это проблемы компенсации морального вреда. Иначе говоря, работа, не смотря на ее название, очень малое имеет отношение к интернету. Вероятно, выбор пал на «интернет» потому, что эта тема сегодня действительно свежа, актуальна и звучит многообещающе. Могу предположить, что автор в своей работе с целью не уйти в тень информационного права (другой специальности) и не разбираться в деталях этих бесконечных информационных сетей, хитро делает упор на проблемы компенсации морального вреда.

Рассказывая о научной новизне своей работы, автор утверждает, что она заключается, в том числе в «систематизации» положений о компенсации морального вреда. При этом автор полагает, что ее исследование позволит «определять направления прояснения степени физических и нравственных страданий» пострадавшего лица. Что это за «направления прояснения», конечно, не совсем понятно, но любопытно. Любые прояснения всегда полезны для общества.

Автор также предлагает ввести новый термин – «персональное нематериальное благо», под которым автор понимает «благо, присущее индивидууму и находящееся в неразрывной связи с ним». Автор делит такое благо на универсальную и индивидуальную составляющие. У меня при прочтении предложений автора возникла идея о разделении людей на классы, виды и подвиды, автор ведь предлагает систематизацию, т.е. полный набор «дискриминационных удовольствий». Даже не знаю, каким образом такая классификация может быть одобрена с точки зрения прав человека. Либо автор неоднозначно выразила свои мысли.

Далее автор выносит на защиту предложение дополнить п.п.4 п.6 ст.1259 ГК РФ положением о том, что «цифровые фотографии и видеоматериалы не являются объектами авторского права только в том случае, если они делаются исключительно в целях технической фиксации событий и фактов и произведены в автоматическом или в ином автоматизированном режиме». Не совсем понятно, почему автор считает, что такие фотографии не могут быть результатом творческого труда. И каким образом технически можно было бы доказать режим фотосъемки. Хотя тут можно поспорить, конечно. Но я, как очевидный любитель искусства фотографии, не спешила бы с подобными изъятиями.

Автор удивила своими вольными толкованиями. Например, под информационно-коммуникационными сетями она понимает не только интернет и другие сети, но также и средства массовой информации, интернет-сайты, интернет-радио и –телевидение и все прочие источники размещения и распространения информации. Данный факт как раз свидетельствует о том, что автор не сосредотачивает свое внимание на правовой природе элементов интернета и телекоммуникационных сетей. Слишком обобщенные и вольные трактовки не решают проблем, а обычно создают их.

Таким образом, пролистав работу, ничего особо выдающегося и нового я не увидела. Также не увидела я обещанных «направлений прояснения». В целом, это очередное исследование на предмет проблем компенсации морального вреда, оппонентом которого, кстати, является уважаемый г-н Эрделевский А.М. На мой субъективный взгляд, автору следовало бы, во-первых, изменить тему и назвать ее так, чтобы она отвечала основному содержанию работы, а во-вторых, убрать из предложений, выносимых на защиту все процессуальные вопросы или переформулировать их.

Источник: http://zakon.ru/blog/2015/05/20/otzyv_na_dissertaciyu_veshkurcevoj_zv_aktualnye_problemy_kompensacii_moralnogo_vreda_pri_narushenii_

Отзыв на диссертацию Вешкурцевой З.В. «Актуальные проблемы компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав в сети Интернет и других информационно-коммуникационных сетях»

Мой любимый интернет снова оказался в зоне внимания научного исследования. Сегодня это работа Вешкурцевой З.В. Однако, лишь ознакомившись с содержание работы, я уже поняла, что автор не углубилась в проблемы правого регулирования интернета. Эта специфика идет своеобразным эстетическим фоном для основной темы работы автора. А основная тема ее работы все-таки — это проблемы компенсации морального вреда. Иначе говоря, работа, не смотря на ее название, очень малое имеет отношение к интернету. Вероятно, выбор пал на «интернет» потому, что эта тема сегодня действительно свежа, актуальна и звучит многообещающе. Могу предположить, что автор в своей работе с целью не уйти в тень информационного права (другой специальности) и не разбираться в деталях этих бесконечных информационных сетей, хитро делает упор на проблемы компенсации морального вреда.

Рассказывая о научной новизне своей работы, автор утверждает, что она заключается, в том числе в «систематизации» положений о компенсации морального вреда. При этом автор полагает, что ее исследование позволит «определять направления прояснения степени физических и нравственных страданий» пострадавшего лица. Что это за «направления прояснения», конечно, не совсем понятно, но любопытно. Любые прояснения всегда полезны для общества.

Автор также предлагает ввести новый термин – «персональное нематериальное благо», под которым автор понимает «благо, присущее индивидууму и находящееся в неразрывной связи с ним». Автор делит такое благо на универсальную и индивидуальную составляющие. У меня при прочтении предложений автора возникла идея о разделении людей на классы, виды и подвиды, автор ведь предлагает систематизацию, т.е. полный набор «дискриминационных удовольствий». Даже не знаю, каким образом такая классификация может быть одобрена с точки зрения прав человека. Либо автор неоднозначно выразила свои мысли.

Читайте так же:  Ходатайство об отсрочке госпошлины в арбитражный суд

Далее автор выносит на защиту предложение дополнить п.п.4 п.6 ст.1259 ГК РФ положением о том, что «цифровые фотографии и видеоматериалы не являются объектами авторского права только в том случае, если они делаются исключительно в целях технической фиксации событий и фактов и произведены в автоматическом или в ином автоматизированном режиме». Не совсем понятно, почему автор считает, что такие фотографии не могут быть результатом творческого труда. И каким образом технически можно было бы доказать режим фотосъемки. Хотя тут можно поспорить, конечно. Но я, как очевидный любитель искусства фотографии, не спешила бы с подобными изъятиями.

Автор удивила своими вольными толкованиями. Например, под информационно-коммуникационными сетями она понимает не только интернет и другие сети, но также и средства массовой информации, интернет-сайты, интернет-радио и –телевидение и все прочие источники размещения и распространения информации. Данный факт как раз свидетельствует о том, что автор не сосредотачивает свое внимание на правовой природе элементов интернета и телекоммуникационных сетей. Слишком обобщенные и вольные трактовки не решают проблем, а обычно создают их.

Таким образом, пролистав работу, ничего особо выдающегося и нового я не увидела. Также не увидела я обещанных «направлений прояснения». В целом, это очередное исследование на предмет проблем компенсации морального вреда, оппонентом которого, кстати, является уважаемый г-н Эрделевский А.М. На мой субъективный взгляд, автору следовало бы, во-первых, изменить тему и назвать ее так, чтобы она отвечала основному содержанию работы, а во-вторых, убрать из предложений, выносимых на защиту все процессуальные вопросы или переформулировать их.

Источник: http://zakon.ru/Blogs/otzyv_na_dissertaciyu_veshkurcevoj_zv_aktualnye_problemy_kompensacii_moralnogo_vreda_pri_narushenii_/17819

Проблемы компенсации морального вреда

Дата публикации: 08.07.2019 2019-07-08

Статья просмотрена: 291 раз

Библиографическое описание:

Ванюшина А. А. Проблемы компенсации морального вреда // Молодой ученый. — 2019. — №27. — С. 177-180. — URL https://moluch.ru/archive/265/61369/ (дата обращения: 07.02.2020).

В данной статье анализируется судебная практика по делам о компенсации морального вреда, проблемы компенсации морального вреда, рассматривается понятие «презюмируемый моральный вред».

Ключевые слова: моральный вред, размер компенсации, минимальный размер компенсации.

В современном мире социальные взаимоотношения многообразны, динамичны, и круг вступающих в них субъектов велик, в связи, с чем возрастает вероятность того, что человек может быть подвержен влиянию неблагоприятного эмоционального воздействия со стороны окружающих на протяжении всей жизни. Никто не застрахован от незаконного увольнения, врачебной ошибки, распространения сведений, которые могут опорочить честь, достоинство, деловую репутацию. Данные жизненные обстоятельства могут нанести удар по психическому равновесию человека, и, как следствие, привести к разрушению личности.

Действующее гражданское законодательство Российской Федерации защищает нематериальные блага, принадлежащие гражданину. Одним из институтов подобной защиты выступает институт компенсации морального вреда.

Институт возмещения (компенсации) морального вреда в российском гражданском праве существует уже не один десяток лет. Гражданский кодекс Российской Федерации отводит особое место компенсации морального вреда в ряду способов защиты гражданских прав.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и другие. [1]

К сожалению, в настоящее время в России не существует какой-либо нормативно утверждённой (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно ст. 1100 ГК РФ, в которой предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется вне зависимости от вины причинителя вреда в следующих случаях:

– вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

– вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу либо подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

– вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. [2]

На первый взгляд, законодательство даёт судам достаточно критериев для определения справедливой компенсации морального вреда. Однако они прописаны нечётко, отсутствует метод оценки критериев и нет никаких законодательно установленных указаний на зависимость размера компенсации от критериев.

Таким образом, суды оказываются в затруднительном положении: им приходится ориентироваться исключительно на собственную субъективную оценку обстоятельств дела. В результате, поскольку принцип независимости судей предполагает их право на собственное мнение в толковании правовых норм и оценке обстоятельств дел, данная неопределенная норма открывает простор для неравномерной практики назначения денежных компенсаций морального вреда, а также для правовой неопределенности.

Читайте так же:  Возмещение ущерба какой вид ответственности

Как следует из анализа судебной практики, величины компенсаций за причинённый моральный вред довольно значительно отличаются в зависимости от конкретного случая. При этом зачастую, при схожих обстоятельствах присуждённые суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, упомянутым в Гражданском кодексе Российской Федерации.

В качестве примера можно привести следующее гражданское дело: «Истец обратилась в суд с иском к ответчику о возмещении компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей. В обоснование своих требований указала, что ответчик, управляя автомашиной нарушил п. 14.1 ПДД РФ совершил наезд на нее, переходившую проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу. В результате данного ДТП она получила телесные повреждения, повлекшие причинение средней тяжести вреда здоровью по признаку длительного расстройства. В течение 3-х месяцев она не могла, как раньше ходить на работу, ездить с семьей на отдых, заниматься детьми, хозяйством, она не могла даже сходить в магазин, из дома практически не выходила. [3]

Так, Решением Кулебакского городского суда Нижегородской области было постановлено: «Исковые требования удовлетворить частично. Взыскать с ответчика в пользу истица в счет возмещения компенсации морального вреда 70 000 (семьдесят тысяч) рублей 00 копеек». Нижегородским областным судом данное решение было оставлено без изменений.

Следующем примером является гражданское дело с аналогичными обстоятельствами, при которых истцу в результате действий ответчика были причинены телесные повреждения, относящиеся к категории вреда здоровью средней тяжести; продолжительное время она была нетрудоспособной; ею были понесены расходы на приобретение лекарств, вспомогательные средства, услуги фитнес-центра; В связи с этим истец просила суд взыскать с ответчика компенсации морального вреда 500000 рублей.

Решением Останкинского районного суда г. Москвы от 20 февраля 2018 г., иск удовлетворен частично, с ответчика взыскано 300000 рублей в счет компенсации морального вреда. [4]

Приведенные выдержки из судебных решений о взыскании компенсации морального вреда, возникшего в результате причинения вреда здоровью в результате ДТП показывают, что суммы по аналогичным делам могут разниться в десятки или сотни тысяч рублей, ведь их определение всегда зависит от субъективного взгляда судьи на спор.

Подобной практики снижения размера компенсации морального вреда придерживаются суды и других федеральных округов России, в том числе, Северо-Западного, Уральского, Южного, Дальневосточного федеральных округов. Снижение размера компенсации морального вреда прослеживается и по таким категориям дел как: трудовые споры, по делам, связанным с содержанием под стражей, при рассмотрении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Проанализировав судебные решения, можно сделать вывод о том, что существенный разрыв в суммах компенсации показывает, что отсутствует сформировавшаяся судебная практика по шкале присуждаемого морального вреда.

В результате в Российской Федерации складывается непрозрачная, неопределенная область правоприменения, входящая в конфликт с частью 1 статьи 19 Конституции РФ, устанавливающей равенство всех перед законом и судом. В равной степени возникает проблема соблюдения принципа соразмерности — одного из ключевых конституционных принципов правоприменения.

Таким образом, исходя из вышеизложенного можно выделить следующие проблемы:

– Во-первых, отсутствуют критерии понятия физических и нравственных страданий, а также их перечня критериев степени и характера.

– Во-вторых, на практике судов Российской Федерации отсутствует единая система определения компенсации морального вреда, следовательно, возникают трудности при определении размера данной компенсации;

– В-третьих, это обилие норм, регулирующих данные отношения. Такой разброс по различным нормативно-правовым актам способствует коллизиям в правоприменительной деятельности;

– В-четвертых, несовершенное законодательство, которое регулирует вопросы возмещения морального вреда, создает некоторые проблемы, взаимодействуя с нормами других отраслей права;

Таким образом, в целях совершенствования правового регулирования компенсации морального вреда необходимо следующее:

  1. Установить минимальный размер компенсации за моральный вред, соответственно необходимо внести соответствующее изменение в ст. 1101 ГК РФ.

Установить минимальный размер компенсации морального вреда, конечно же, непросто. Это напрямую зависит и от категории дела, и от различных его обстоятельств.

Стоит отметить, что будет правильным установление в законе минимального размера компенсации за неимущественный вред, связанного с кратным (к примеру, трех-, четырех- или более) размером минимальной заработной платы. При этом минимальный размер компенсации должен быть обязательным для суда, а не для потерпевшего. То есть, если потерпевший заявит размер компенсации менее установленного, суд должен удовлетворить требование потерпевшего согласно поданному иску. В случае если истец указывает в исковом заявлении размер компенсации, который превышает минимальную сумму, то суд был бы не вправе снизить размер ниже установленной в законе величины. Соответственно необходимо внести соответствующие поправки в ст. 1101 ГК РФ. [5, с.240–244]

Размеры морального вреда, установленные в МРОТ, позволят учитывать уровень инфляции при окончательном определении размера компенсации морального вреда

Альтернативным вариантом разрешения ситуации может стать формирование высшими судебными органами критериев и ориентиров, на которые смогут опираться суды при принятии решений, а также все остальные участники процесса при ведении дела. Одним из ориентиров может стать практика Европейского Суда по правам человека при взыскании компенсационных выплат по схожим категориям дел. В настоящее время есть все основания для формирования такой практики в российских судах. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» однозначно и недвусмысленно указано на необходимость ориентироваться на практику ЕСПЧ, в том числе и при определении размера компенсации морального вреда.

Читайте так же:  Ходатайство о рассмотрении на усмотрение суда

Также размер компенсации должен быть установлен с принципами разумности и справедливости, позволяющими, с одной стороны, максимально возместить причиненный моральный вред, с другой — не допустить неосновательного обогащения потерпевшего.

  1. Создать тарифную сетку по компенсации морального вреда в зависимости от стабильных показателей, таких как тяжесть, характер, продолжительность и т. д. Необходимо установить базовые ставки и коэффициенты при помощи, которых любой бы мог произвести примерный расчёт денежного размера компенсации морального вреда. Суду бы надлежало лишь корректировать размер компенсации в зависимости от индивидуальных особенностей потерпевшего, имущественного положения причинителя вреда и иных нестабильных факторов.
  2. Предусмотреть законодательно не только денежные выплаты, но и другие виды компенсаций в виде неденежной материальной формы — по желанию потерпевшего ему может быть оказана услуга либо передана какая-либо вещь;

Основываясь на факте, того, что моральный вред затрагивает социально-психологическую сферу лица и далеко не всегда может быть компенсирован денежной суммой, полагаем целесообразным дополнить п.1 ст. 1101 ГК РФ иными формами компенсации и изложить его в следующей редакции: «Компенсация морального вреда осуществляется как в материальной, в том числе денежной, так и в нематериальной форме. Материальные формы компенсации могут быть осуществлены путем получения денежной суммы или, по выбору потерпевшего, определенного имущества, конкретной вещи. Компенсация в нематериальной форме осуществляется путем публичного (в присутствии третьих лиц или средствах массовой информации, в том числе Интернет) и личного (в отсутствии посторонних лиц) извинения, либо передачей определенных прав, а также предоставлением определенной потерпевшим услуги».

  1. Законодательно закрепить принцип презумпции морального вреда, так как он обеспечивает реальную защиту нематериальных прав граждан и юридически упрощает и одновременно упорядочивает процесс судебного доказывания. Для положительного решения суда о компенсации морального вреда следует признать достаточным, если истец представил в судебное заседание доказательства, подтверждающие факт неправомерного поведения ответчика, и если ответчик не докажет обратного или отсутствия претерпевания истцом нравственных или физических страданий, составляющих содержание морального вреда.

Источник: http://moluch.ru/archive/265/61369/

Об актуальности исследования института компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности

Дата публикации: 07.11.2016 2016-11-07

Статья просмотрена: 511 раз

Библиографическое описание:

Хадзиев М. М. Об актуальности исследования института компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности // Молодой ученый. — 2016. — №22. — С. 86-88. — URL https://moluch.ru/archive/126/35011/ (дата обращения: 07.02.2020).

Общепризнано, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, например Всеобщая декларация прав человека [1], Международный пакт о гражданских и политических правах [2], предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека.

Конституция Российской Федерации [3] возводит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласившая себя в ст. 1 Конституции РФ правовым государством, должна соответствовать этим критериям.

При условиях жизни в социуме права человека и гражданина постоянно подвергаются нарушению, и в результате таких нарушений личность потерпевшего получает физические и нравственные страдания. Защита гражданских прав индивидуума обеспечивается институтом компенсации морального вреда, являющимся частью Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ) [4]. Российское законодательство предусматривает возможность взыскания денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Проблема теоретического осмысления сущности компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности постоянно находится в центре внимания большого количества ученых в области гражданского права. При этом необходимо констатировать, что исследование проблем возмещения вреда проводилось ранее и в иных областях в основном только в рамках гражданского права, причем понятие «вред» рассматривалось не как самостоятельная категория права, а как условие наступления юридической ответственности. Так, в частности, этим вопросам посвящены труды С. С. Алексеева, Б. С. Антимонова, С. Н. Братуся, М. И. Брагинского, О. А. Красавчикова, Н. С. Малеина, К. Б. Ярошенко и других ученых

В достаточной степени, в том числе и на монографическом уровне было уделено внимание в науке гражданского права особенностям компенсации морального вреда в различных отраслях отечественного права, по различным категориям дел [6, 13, 19].

Между тем, комплексных исследований института морального вреда как самостоятельной категории в гражданском праве, до настоящего времени также было проведено большое количество [7, 9, 11, 12, 14, 16, 18, 20, 21, 22, 23, 24, 25].

При этом каждые из проведенных ранее исследований, несмотря на безусловно высокий их научный уровень, носят специфический характер, раскрывают отдельные особенности института компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности, неизбежно оставляя за своими рамками значительную часть вопросов, связанных с применением тех или иных положений исследуемого учения на современном этапе. Кроме того, следует отметить, что многие проблемы в этой области решены на современном этапе развития законодательства и правоприменительной практики не полностью.

Видео (кликните для воспроизведения).
Читайте так же:  Срок исковой давности по кредиту до востребования

В связи с этим, институт компенсации морального вреда продолжает оставаться объектом многочисленных научных исследований, что обусловлено целым рядом причин.

Во-первых, институт компенсации морального вреда в России существует сравнительно недолго.

Во-вторых, несмотря на достаточно большой объем рассматриваемых судами дел о компенсации морального вреда, до сих пор нет единообразия судебных решений по таким делам.

В-третьих, недостаточно удачное понятие «моральный вред» в ГК РФ, сложность объективной оценки наличия, а также глубины и степени психических страданий, преобладающих в результате нарушения нематериальных прав.

В-четвертых, несмотря на изменения, внесенные Федеральным законом от 02 июля 2013 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [5] в ст. 151 ГК РФ, критерии определения размера компенсации морального вреда продолжают оставаться размытыми.

Источник: http://moluch.ru/archive/126/35011/

Проблемные вопросы компенсации морального вреда

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Дата публикации: 26.01.2015

Статья просмотрена: 2313 раз

Библиографическое описание:

Лукьянова Н. А. Проблемные вопросы компенсации морального вреда [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 68-70. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/140/7211/ (дата обращения: 07.02.2020).

Статья посвящена проблемам компенсации морального вреда. Проводится анализ вопросов компенсации морального вреда. Вносятся предложения о критериях оценки компенсации морального вреда.

Ключевые слова: моральный вред, компенсация морального вреда, проблемы, практика, критерии, законодательство, закон, ГК РФ.

Определение размера компенсации морального вреда относится к одному из проблемных вопросов гражданского правового института. Это связано с тем, что в российском законодательстве нет четко сформулированных критериев и методов оценки размера компенсации морального вреда.

Практикой выявлено несовершенство существующих законодательных критериев, их недостаточность. Естественно, такое положение вызывает много проблем при решении споров о компенсации морального вреда в судебном порядке.

Определение понятия «моральный вред» обозначено в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» [1].

В соответствии с данным Постановлением Пленума Верховного суда РФ, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Так же в указанном Постановлении Пленума Верховного суда РФ установлен перечень нравственных переживаний:

— невозможность продолжать активную общественную жизнь;

— раскрытие семейной, врачебной тайны;

— распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина;

— физическая боль, связанная с причинением увечья, иным повреждением здоровья;

— заболевание, перенесенное в результате нравственных страданий, и др.

На сегодняшний день возникла ситуация, когда законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации, предоставляет определение размера компенсации суду.

В ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ [2] (далее — ГК РФ) законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

— степень вины нарушителя;

— степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

— иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ [3] эти критерии были дополнены другими, установленными в ст. 1101 ГК РФ:

— учитываются требования разумности и справедливости;

— характер физических и нравственных страданий должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Следует отметить, что при взыскании денежных сумм необходимо учитывать реальные возможности причинителя вреда [4, с. 890]. Также суд должен принимать во внимание характер и содержание публикации, степень распространения в публикации недостоверных сведений, а также другие заслуживающие внимание обстоятельства.

Таким образом, закон подробно определил критерии, которыми следует руководствоваться при рассмотрении дел о компенсации морального вреда.

Однако в законе не содержится указаний каким образом следует исчислять размер подлежащего возмещению морального вреда и как измерить степень и глубину страданий.

Существует несколько методик определения размера морального вреда. Большинство сводятся к предварительному установлению размера компенсации в виде тарифов или четко определенных рамок.

При этом возможно применение некой общей формулы, в основу которой заложены презюмируемые моральные страдания, которые должен испытывать средний, нормально реагирующий на совершаемые в отношении него неправомерные действия человек, а размер компенсации может меняться в большую или меньшую сторону в зависимости от конкретных обстоятельств.

Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек [5, с. 43].

А. М. Эрделевский в основу своей методики определения размера морального вреда поставил зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, а именно от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных Уголовным кодексом. Для расчетов размера причиненного вреда он ввел новую категорию «базисный уровень». Она представляет собой единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда [6, с. 7].

Читайте так же:  Защита персональных данных тесты

Т. П. Будякова считает, что «принцип презюмирования морального вреда особенно значим, когда речь идет о такой группе потерпевших, как несовершеннолетние» [7, с. 21].

З. Б. Хавжокова полагает, что для определения размеров компенсации морального вреда следует воспринять концепцию презюмируемого морального вреда. Одновременно она предлагает, во-первых, установление как минимальных, так и максимальных пределов компенсации морального вреда по каждому конкретному правонарушению, в зависимости от его общественной опасности и ценности нарушенного нематериального блага. Во-вторых, считает необходимым предоставить суду возможность в указанных рамках варьировать размер компенсации морального вреда, учитывая обстоятельства рассматриваемого дела, которыми могут быть: характер распространенных сведений, сфера, объем и неоднократность их распространения, публичность распространения, последствия, наступившие для потерпевшего в связи с распространением сведений [8, с. 12].

Но в этoм пoдхoде cуществуют и недoстатки.

Так, пo мнению А. И. Карномазова данный пoдхoд вообще не cooтветcтвует юридичеcкой прирoде раccматриваемого инcтитута, прежде всего, как инcтитута частнoгo права. Крoме этoгo, такие предлoжения в любом случае не соответствуют историческим тенденциям развития института компенсации морального вреда, а также современной легальной позиции законодателя, который отказался от модели штрафной компенсации и в основу определения ее размера положил судейское усмотрение [9, с. 14].

По мнению М. С. Мережкиной, исследование вопроса об определения размера компенсации морального вреда приводит к выводу о том, что законодатель правомерно предоставил только суду решать вопрос о размере компенсации. Установление высших или нижних пределов компенсации, обсуждаемое в цивилистической науке, будет препятствовать учету индивидуальных особенностей конкретного случая возмещения вреда, причиненного лишением жизни [10, с. 14].

С учетом требований ст. 151, 1101 ГК РФ, в соответствии, с чем можно предположить, что законодатель устранил некоторую неясность, связанную с критериями определения размеров компенсации морального вреда, установив в ст. 1101 ГК РФ, что размер компенсации зависит от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.

По мнению А. И. Карномазова поскольку компенсация морального вреда является мерой юридической ответственности, то размер компенсации должен носить определенный и предсказуемый характер для сходных случаев. Фактически легализованное в настоящее время свободное судейское усмотрение при определении размера компенсации морального вреда ведет к отсутствию единообразия в правоприменительной практике и, следовательно, нарушает принцип правового равенства [11, с. 145].

Поскольку законодатель не установил единую систему определения размера компенсации, и таким образом предоставил этот вопрос на усмотрение суда, то таким судом следует считать Верховный Суд РФ. Он должен предложить судам общие правила и подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

Естественно, споры в данном институте неизбежны, однако с установлением единых правил определения размера компенсации морального вреда, количество их значительно сократиться.

Представляется возможным предложить при оценке компенсации морального вреда руководствоваться такими критериями как, в частности возраст лица, которому данный вред нанесен.

Представляется, что следует учитывать и ситуативные моменты, т. е. определенные ситуации, в которых находилось лицо, которому причинен такой вред.

Также следует учитывать, впервые ли произошла данная ситуация или не впервые.

1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Российская газета. № 29. 08.02.1995.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.

4. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части второй (постатейный). Изд. 5-е, испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики / Рук. авт. кол. и отв. ред. д-р юрид. наук, профессор О. Н. Садиков. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2006. 987 с.

5. Владимирова В. В. Компенсация морального вреда — мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе. — М.: Волтерс Клувер, 2010. 166 с.

6. Эрделевский А. М. Концепция морального вреда в России и за рубежом. М., 1999. 285 с.

7. Будякова Т. П. Индивидуальность потерпевшего и моральный вред. СПб., 2005. 249 с.

8. Хавжокова З. Б. Защита чести, достоинства и деловой репутации: теория и практика гражданско-правового регулирования Автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2009. 205 с.

9. Карномазов А. И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Самара, 2010. 221 с.

10. Мережкина М. С. Возмещение вреда, причиненного лишением жизни гражданина: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006. 188 с.

11. Карномазов А. И. Концептуальные подходы к проблеме определения размера компенсации морального вреда // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2004. № 4. С. 144–146.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://moluch.ru/conf/law/archive/140/7211/

Проблемы компенсации морального вреда

Работа № 30814
Тип работы Дипломные работы
Предмет юриспруденция
Объем работы 87
Год сдачи 2018
Стоимость 4900 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ Просмотрено 47

Не подходит работа?

Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!

Источник: http://workspay.ru/work/30814/

Проблемы компенсации морального вреда магистерская диссертация
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here